Магия красоты

Бергли Роуз

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Магия красоты (Бергли Роуз)

Глава 1

В Найроби Джульетта воспользовалась возможностью сменить мятый дорожный костюм на бледно-желтое льняное платье, а перед самой посадкой на Манитоле зашла в дамскую комнату и привела в порядок лицо. Помаду она наложила умеренно, зато подчеркнула ресницы, а потом побрызгалась дезодорантом, потому что уже слегка вспотела от непривычной жары.

Глядя в иллюминатор, она думала, что после приземления придется надеть темные очки, так как даже с такой высоты ослепительный блеск белых зданий, которые стремительно приближались, был невыносим, а у нее при определенных обстоятельствах была склонность к мигрени. Джульетта не хотела, чтобы у нее кружилась голова и разбегались мысли, когда Колин встретит ее в аэропорту после долгой разлуки. Она с огромным нетерпением ждала этой встречи, а если и дядя Роберт тоже приедет, то радости ее не будет предела.

Любезная стюардесса подошла к ней и улыбнулась, понимая, как девушка волнуется.

— Осталось всего несколько минут, мисс Марни, — сказала она. — Не так уж долго ждать, верно?

— Да, — согласилась Джульетта, просияв улыбкой.

Здания аэропорта быстро приближались. Колин гордо писал о новой взлетной полосе на Манитоле, и, судя по его словам, нигде в мире не было такой замечательной взлетной полосы. До того, как правительство приняло решение построить ее, самолетам приходилось садиться на расчищенном клочке земли немногим ровнее обыкновенного поля; что касается залов ожидания и таможни, то они были маленькими сарайчиками из оцинкованного железа. Теперь же Джульетта видела далеко внизу изящное здание в форме веера, окруженное аккуратными газонами и клумбами.

Джульетта вытянула шею, чтобы получше все разглядеть, и заметила стоящие в стороне белые здания и длинную прямую полосу красной грунтовой дороги. В ярком солнечном свете она выглядела подчеркнуто жесткой, но, по словам Колина, обычно на несколько дюймов была засыпана пылью — по-видимому, красной. Окружающая местность была похожа на одеяло из лоскутов ярко-зеленого, желтого и коричневого цветов и местами казалась совсем голой, как будто солнце выжгло ее дотла. По крыше главного здания аэропорта карабкалось какое-то яркое, розовато-лиловое растение вроде бугенвиллеи. Одна из женщин, ожидавших посадки самолета неподалеку, была одета в бирюзовое платье. На другой, были алые брюки.

Как все это великолепно и захватывающе, подумала Джульетта.

Вскоре она уже отстегивала ремень безопасности и тянулась за небольшой сумкой. Она появилась на трапе, прикрыв одной рукой глаза от солнца и пытаясь разглядеть в толпе Колина — темные очки все еще лежали в сумке. И тут обжигающие солнечные лучи, словно стрелы, обрушились на ее затылок, и она пожалела, что не надела шляпу. Все вокруг было таким кричащим, яростно разноцветным, но больше всего на нее подействовали краски земли и неба.

Неужели здесь всегда вот так?.. Пронзительно синий небосвод над головой и сожженная солнцем земля под ногами?

— Привет, цыпленок!

Это был голос Колина — старое прозвище, которое ей дал он, — хотя она никак не могла разглядеть его из-за толпящихся вокруг людей, вышедших из самолета, из-за необходимости прикрывать глаза, из-за оглушающего действия жары.

— Ты меня не узнаешь? Не мог же я настолько измениться! За сколько — за три года?

— Колин! — выдохнула она, а потом засмеялась и почувствовала, как он нежно обнял ее.

Он забрал у нее дорожную сумку, бросил на асфальт и стоял, глядя на девушку сияющими глазами. Это был очень высокий молодой человек, блондин с благородно очерченной головой и синими англосаксонскими глазами, загорелый, словно с рекламы отдыха на юге, с белоснежными зубами.

На нем была рубашка-апаш и поношенные шорты цвета хаки; на взгляд Джульетты — теперь, когда она наконец-то увидела его, — он выглядел воплощением мечтаний любой девушки, и ей захотелось сказать ему об этом немедленно, здесь и сейчас.

Но трехлетняя разлука словно лишила ее дара речи. Она ужасно стеснялась, чувствовала себя неуклюжей, как школьница, и была вовсе не уверена в том, что выглядит безупречно.

— Такое ощущение, что ты еще больше вырос, — сказал она. — Ты просто огромен!

— Настоящий крутой парень, а? Ну, знаешь ли, здесь, на Манитоле, мы работаем.

— Как, в такую жару?

— К ней быстро привыкаешь. Подожди, пока увидишь ферму. Это убедит тебя, что здесь не очень-то позволяется лодырничать.

— Как поживает дядя Боб? Я надеялась, он тоже приедет встретить меня… — Она с надеждой оглянулась вокруг.

— О, с папой все в порядке. Но теперь ему приходится быть поосторожнее. Ты же понимаешь, возраст.

Странно, подумала она. Дядя Боб всегда казался ей таким молодым. Вечно молодым.

Минуты шли, а она стеснялась все больше и больше. Огонек в глазах Колина был ярок как никогда, но в то же время в уголках его рта притаилась странная горечь. Наконец он высказал свое мнение: «Ну, во всяком случае, ты, цыпленок, просто цветешь. Ты красива, как картинка, — думаю, и сама это знаешь… Много поклонников?»

Она открыла рот от изумления. Услышать такое от Колина, который три года назад предложил ей когда-нибудь, в один прекрасный день, когда он станет преуспевающим фермером — и этот день уже явно наступил, — выйти за него замуж… Она пристально смотрела ему в лицо, словно не была уверена, что правильно расслышала; он схватил ее за руку и потащил по плавящемуся от солнца асфальту к ближайшему зданию аэропорта.

— Солнце для тебя еще слишком яркое, — неловко пробормотал он. — Лучше отвести тебя в тень. Почему ты не надела шляпу? Здесь нельзя расхаживать так, как ты привыкла в Англии. И поначалу лучше носить темные очки.

— Они лежат в сумке, — бесстрастно произнесла она.

Девушка позволила ему помочь ей пройти таможню — это оказалось вполне сносной процедурой, — а потом стояла рядом и смотрела, как он загружает ее багаж в машину. Машина была не очень новой, но лучше той, что была у него до того, как он уехал из Англии. Прежде чем помочь ей сесть в машину, он представил ее даме в бирюзовом платье, которая пришла встречать кого-то, не прилетевшего этим рейсом; казалось, женщина была в восторге от того, что, по крайней мере в течение ближайших шести месяцев поблизости будет новое хорошенькое личико.

— Твоя кузина? — просияла она. — Как мило! Жаль, что у меня нет какого-нибудь молодого очаровательного родственника, который приехал бы пожить у меня. Я как раз недавно говорила Дику, что у нас здесь мало молодых людей… слишком мало.

— Джульетта недавно болела, — объяснил Колин… И для девушки объяснение прозвучало как-то неловко и излишне. — Подхватила какой-то вирус или что-то в этом роде.

— Просто довольно опасная форма гриппа, — тихо сказала она.

— Ах, бедняжка! — воскликнула миссис Грант-Кэрью. Ее заинтересованный взгляд отметил болезненную бледность Джульетты — скорее всего, усилившуюся в этот момент из-за жары — и едва заметные лиловые тени под красивыми васильковыми глазами. Она подумала, что девушка действительно великолепна — или уж наверняка станет великолепной, когда придет в себя, — и что она нечасто встречала женщин с такой алебастровой кожей и такой прекрасной девичьей фигуркой. Простые прямые линии бледно-желтого платья делали ее похожей на анемон — или на нарцисс, — а очаровательные, волнистые, иссиня-черные волосы переливались на солнце.

В целом весьма привлекательная молодая женщина. Миссис Грант-Кэрью начала перебирать в уме всех знакомых молодых людей — парочка из них были не так уж молоды, — соображая, нет ли надежды задержать мисс Марии на Манитоле на неопределенный срок. Возможно, если устроить несколько вечеринок и одно-два барбекю…

— Я уверена, что ваш дядя будет счастлив увидеть вас, — сказала она.

Колин поморщился.

— Неприятности начнутся, когда Джульетте надо будет ехать домой, — заметил он со странным ударением. — Джу его любимица… Но может быть, нам удастся уговорить ее остаться дольше, чем она планирует, — с надеждой добавил он.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.