«Если», 2002 № 02

Форост Максим

Жанр: Научная фантастика  Фантастика  Фэнтези    2002 год   Автор: Форост Максим   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
«Если», 2002 № 02 ( Форост Максим)

«ЕСЛИ», 2002 № 02

Ллойд Биггл

КТО В ЗАМКЕ КОРОЛЬ?

Выйдя на широкую улицу, что вела к воротам зваальского рынка, Джедд Лефарн угодил в толпу горожан, грубо нарушающих общественный порядок. Гвалт стоял оглушительный, над головами свистели метательные снаряды: камни, поленья, фрукты, коренья, — одним словом, все, что можно бросать.

Лефарн не поддался естественному порыву в кратчайшее время оказаться отсюда подальше: он был полевым агентом Бюро межпланетных отношений и сейчас как раз находился на работе. Граждане этой планеты, Нилинта, слыли самыми миролюбивыми и законопослушными в секторе. Их государства были образцом демократии, а политические вожди через равные промежутки времени избирались народом на безукоризненно организованных выборах, в которых могли участвовать все жители, достигшие совершеннолетия. Правительство неукоснительно следовало воле своих избирателей. А если нет, то граждане легко могли «прокатить» его на следующих выборах, как обычно и поступали. В результате Нилинт обходился без каких-либо потрясений.

Но вот все же случилось одно, да настолько из ряда вон выходящее, что совокупность всех знаний, накопленных Бюро об этой планете, в одночасье обернулась пшиком. В обязанности Лефарна вменялось вести запись, причем, в любой ситуации. На груди под рваной рубашкой он носил крошечную телоидную камеру. Телоидные кубики, вставленные в нее, способны были отобразить картину происходящего (в полноцветных объемных изображениях и в сопровождении звука) для передачи личному составу Бюро, при условии, что Лефарну удастся пережить бунт и передать их по назначению в целости и сохранности.

Однако агент не мог начать съемку: ужасающая давка мешала ему дать полноценную картину событий. Оглядевшись, Лефарн увидел, что сосед справа энергично размахивает двумя флагами — точнее, разноцветными тряпками, прибитыми к палкам метровой длины. Надрывая горло, чтобы его услышали в общем гаме, Лефарн попросил продать один флаг. Сосед — кузнец, судя по рукавицам и кожаному переднику — усмехнулся, пожал плечами и с торжественным видом вручил флаг Лефарну абсолютно бесплатно. С искусством фокусника — ловкость рук! — Лефарн закрепил крошечную камеру на конце палки и поднял флаг высоко над головой.

Агент с трудом протискивался через толпу, вертясь из стороны в сторону и позволяя камере охватить как можно больше. Полтора часа ему понадобилось, чтобы добраться до ворот рынка и увидеть, какую цель горожане избрали для своих метательных снарядов. А когда, наконец, он преуспел в этом, то содрогнулся от отвращения.

Шесть высших выборных должностных лиц города — ронзвааль, или государственный совет — были привязаны к столбам, установленным на широкой телеге. Мужчины, женщины, даже дети, с лицами, искаженными злобой, швыряли в них все, что попадется под руку. С точностью прицела у них было плоховато, но при столь длительном и плотном обстреле случайные попадания просто неизбежны. Чиновники сверкали синяками и с головы до ног были забрызганы мякотью фруктов. По их распухшим лицам стекала кровь, а у одного безжизненно повисла рука.

Лефарн мало что знал о несчастных, за исключением того, что для политиков, приведенных к власти своими избирателями, они были на удивление непопулярны. Их вечно поносили, вменяя в вину высокие налоги, и каждую ночь таверны сотрясались от хриплых ругательств в адрес государственного совета. Лефарн, простой гурант — то есть коробейник, — никоим образом не соприкасался с членами ронзвааля и редко видел их даже издалека, но все же пришел к выводу: это компания полных кретинов. Он всегда поражался невежеству правительства, но, конечно, не думал, что недовольство народа примет такие формы.

Поворачиваясь, чтобы обеспечить камере хороший обзор, Лефарн впервые заметил: за толпой с безопасного расстояния наблюдает стража. Неясно было только, какова ее задача: то ли не дать толпе чересчур разгуляться, то ли, наоборот, не позволить ронзваалю сбежать. Во всяком случае, стражники и пальцем не шевельнули, чтобы защитить власть.

В этот момент увесистый булыжник с глухим стуком угодил звааланту, высшему члену правительства, прямо в лицо. Треснула кость, посыпались зубы, брызнула кровь. Толпа торжествующе взревела и принялась с удвоенной энергией забрасывать несчастных чем ни попадя.

Лефарн отвернулся. Он увидел достаточно, и у него не было никакого желания наблюдать исход побоища. Он спрятал камеру в потайной карман, выбросил палку и начал проталкиваться обратно. Агент уже думал, что выбрался без потерь, когда путь ему преградила телега. На нее карабкался толстяк в черном плаще, какие носили городские чинуши. Он быстро взял на себя роль церемониймейстера бунта, и рев его голоса заставил толпу умолкнуть.

— Если вы не хотите, чтобы эти негодяи были вашим ронзваалем, что же вам нужно? Чтобы их место занял другой ронзвааль?

— Нет! — откликнулся тысячеголосый хор.

— А что же тогда? Яро?

Лефарн не мог припомнить, чтобы когда-нибудь слышал это слово.

Хор дружно ответствовал:

— Да! Яро!

— Кто должен стать вашим яро? У вас есть право свободного выбора. — Он на мгновение замолчал. Лефарн с любопытством взглянул вверх и обнаружил, что сам стал объектом внимательного изучения. Наклон — и толстые руки подхватили Лефарна. Прежде чем он успел возразить, его поставили на телегу.

— Хотите этого? — спросил толстяк.

— Нет! — взревел хор.

Если кто-нибудь в этой толпе и знал Лефарна, то исключительно как простого гуранта, уличного разносчика.

Лефарна без проволочек спихнули с телеги. Он приземлился на ноги, но споткнулся и упал. Поднявшись, он поспешил прочь. Каждый агент Бюро привык всеми силами избегать людского внимания, и этот рефлекс велел ему как можно быстрее оказаться подальше от рынка, спрятаться и не высовываться, пока толпа о нем не забудет. Решительно расталкивая людей, он сумел преодолеть несколько метров, пару раз притормозив, чтобы взглянуть на других кандидатов в яро, которых поднимали на телегу, как вдруг ликующий крик заставил его остановиться. Он оглянулся и увидел жирного, расплывшегося старого бездельника, выставленного на всеобщее обозрение. Это был Окстон, которого Лефарн знал с первых своих дней на Зваале. Рыночный шут являлся местной достопримечательностью и большим любимцем детей и взрослых. Кроме того, он был единственным близким другом Лефарна. Когда Лефарн впервые прибыл в Звааль и еще не познакомился с местными обычаями, да и язык знал неважно, именно Окстон приютил его, защитил от толпы, научил всему, что нужно знать, и подыскал работу. Сейчас Лефарн ничем не мог помочь приятелю и только с испугом ждал исхода событий.

— Вы хотите, чтобы он стал вашим яро? — спросил церемониймейстер.

— Да! — взревела толпа.

— У вас есть яро! — торжествующе возвестил церемониймейстер.

— Теперь яро должен выбрать себе повруна. Кого предпочитает ваша высокость?

Окстон повернулся к распорядителю:

— Поврун — это кто?

— Министр, — пояснил тот. — Помощник. Правая рука.

Окстон внимательно оглядел толпу. Его взгляд остановился на единственном дружеском лице, которое он смог заметить в этом кошмаре. Шут ткнул пальцем в сторону Лефарна, и прежде чем Лефарн успел улизнуть, стражники, яростно растолкав зевак, настигли того, на кого указывал дрожащий палец Окстона. Лефарна снова схватили, подтащили к телеге и подняли на нее.

— Это и есть выбор вашей высокости? — потребовал подтверждения церемониймейстер.

— Именно так, — важно кивнул Окстон и громко расхохотался.

— Быть по сему! — Распорядитель снова повернулся к толпе. — У вас есть яро и поврун. Скоро они сформируют новое правительство и решат вопрос с налогами.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.