Тигровые каникулы

Медынский Сергей

Жанр: Детская проза  Детские    1969 год   Автор: Медынский Сергей   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тигровые каникулы (Медынский Сергей)

Солнце попыталось пробиться сквозь пелену облаков, тускло поблестело над горизонтом и исчезло в мутной серой мгле. Начался пасмурный зимний день.

Четыре человека — трое взрослых и мальчик — идут по тайге. За плечами у каждого — вещевой мешок, карабин. В правой руке — палка. Нижний конец палки, как у обычной лыжной; верхний оканчивается продолговатой деревянной лопаточкой.

Широкие лыжи загнуты и спереди и сзади. Внизу они подбиты камусом — шкурой, снятой с ног лося. Шкура прочная, с коротким ворсом.

Люди идут широким накатистым шагом. Каждый отталкивается палкой, ритмично взмахивает левой рукой. Три собаки бегут рядом с лыжниками.

Для взрослых далекие таежные походы — дело привычное, мальчик идет впервые.

Еще вчера учительница, потрепав его за чуб, спросила: «Ну, Вася, как думаешь провести каникулы?»

«Тигра ловить пойду! — солидно ответил он, а увидав недоверчивые взгляды ребят, добавил: — С отцом и его братьями Макаром да Николаем. Четверо нас будет в бригаде. Все документы уже оформили. Мне, как охотнику-промысловику, карабин полагается…»

И вот второй день идут звероловы по тайге, поднимаются на сопки, переходят замерзшие реки, пробираются сквозь бурелом, спускаются по заросшим склонам.

Впереди шагает отец Васи — Игнат Тимофеевич, лучший колхозный комбайнер. За ним идут Макар и Николай — колхозные трактористы. С первых дней весны и до поздней осени братья около своих машин. Только зимой могут они уйти на охоту или на отлов зверя.

Давным-давно, когда они были совсем мальчишками, Васин дед брал их с собой в тайгу, учил мастерству таежных следопытов.

Когда-то Васин отец пошел с дедом Тимофеем впервые, так, как сейчас идет Вася. А потом почти каждую зиму проводил Игнат Тимофеевич в тайге. Охотился, добывал пушнину. Приходилось ему брать живьем изюбров, волков, рысей, кабанов… На тигра ходил не раз!

Во времена далекого таинственного Плиоцена жили на земле саблезубые тигры. Их разбитые кости находят иногда у костров доисторического человека. Как охотились на них наши предки — ума не приложить. Но были храбрыми людьми наши предки! Даже на такую громадину, как мамонт, умудрялись поднять руку. И побеждали!

Саблезубых, с их огромными верхними клыками, давным-давно нет. Нет и пещерного льва, который когда-то жил в Европе и Северной Азии. Его еще называют тигрольвом за то, что он был похож и на тигра и на льва одновременно.

В наше время тигры живут в Индии и Китае, на островах Малайского архипелага, на полуострове Индокитай, в Ираке. У нас в стране они встречаются только на Дальнем Востоке.

Сорок или сорок пять зверей бродят сейчас по дальневосточной тайге.

Площадь, где живут уссурийские тигры, занимает более пяти миллионов квадратных километров.

Чтобы тигры совсем не исчезли, у нас в стране их берегут. Так же, например, как белых медведей в Арктике или зубров в Беловежской пуще. Охота на них запрещена. А на отлов тигра нужно специальное разрешение — лицензия.

Ее-то и имел в виду Вася, когда говорил школьным товарищам: «Все документы оформили. Теперь одна забота — тигра найти…»

Идет Вася по тропе, рядом с ним бежит любимый друг — черный лохматый пес Шарик.

Дружат они давно — с Шарикова дня рождения! А вот на тигра идут вместе впервые. Правда, для Шарика это не первая охота.

Небольшой беспородный пес был прирожденным воином, бесстрашным, самоотверженным, и всегда храбро шел по любому следу. Метили его кровавыми ранами рыси и волки, медведи и тигры, но ни одна рана не остудила его боевой пыл.

Еще в свою первую охоту Шарик попал под удар тигровой лапы. Еле-еле отполз он в сторону от схватки и утих, окровавленный, беспомощный.

Игнат принес его домой в вещевом мешке.

За весну и лето Шарик отлежался, пришел в себя.

Обычно охотники не берут на отлов тигра собаку, которую тяжело ранил зверь. Страх мешает такой собаке, делает ее бесполезной во время охоты. Она только издали лает на тигра.

Когда снова выпал снег и звероловы стали собираться в путь, Шарик с тревогой увидел, что его хотят оставить дома. Он так скулил, так рвался вслед ушедшим, такими жалобными глазами смотрел в тайгу, что Вася не выдержал, спустил его с цепи. Шарик подпрыгнул, лизнул мальчика в нос и понесся по лыжному следу.

— Это еще что? — грозно сказал Игнат, увидев Шарика. — А ну, пошел домой!

Шарик прижался к снегу, будто придавленный свирепым окриком Игната, и остался на месте, жалобно глядя вслед охотникам, уходящим в тайгу.

Вечером у костра, когда Игнат стал кормить собак, из кустов показался Шарик. Как ни в чем не бывало подошел и уставился на Игната, словно спрашивал: «Где же моя порция?»

Игнат оставил его в собачьей своре.

А когда брали тигра, Шарик первым бросился по следу, первым настиг зверя. И с тех пор каждый раз так. Будто мстит за первую неудачу.

Игнат воткнул палку в снег, притормозил и стал спускаться вниз с косогора.

Под кольцом охотничьей лыжной палки вставлен кривой кабаний клык. Если лыжник едет с горы и чуть поворачивает палку, погруженную в снег, то изогнутый клык служит ему, как руль служит лодке: если острие клыка развернуть вправо, носки лыж пойдут вправо; если развернуть клык влево — лыжи пойдут влево.

Вася налег на палку и понесся за отцом.

Летит вниз — дух захватывает, только ветки мелькают. За Васей дядя Коля и дядя Макар съехали. Теперь наверх лезть надо, на другой склон.

Сняли охотники лыжи, перевернули пятками вперед и снова надели. Шкурка, которой подбита лыжа, теперь направлена ворсом назад.

Пошли вверх по склону. Склон все круче, но лыжи обратно не скользят, ворсом в снег упираются. Идти легко.

Справа и слева от охотников — узоры звериных следов.

По заснеженному косогору в молодом осиннике — отпечатки зайчиных лап. Сюда, будто в столовую, приходят зайцы глодать кору.

В стороне под кустами аккуратные маленькие крестики. Это следы рябчиков.

Длинной прямой цепочкой протянулись сдвоенные следы. Расстояние между ними около метра. Это бежал соболь. Он никогда не идет шагом, всегда скачет, коготок в коготок ставя задние лапы в след передних.

А погода все хмурится и хмурится.

Снег пошел. Мелкие снежинки тихо падают с серого скучного неба.

Крутятся легкие снежинки, опускаются на отпечатки звериных лап. Хочет тайга все следы закрыть белым покрывалом. Мешает она охотникам. Будто заступается за тигров, которых мало и будет на одного меньше, если его след попадет на глаза людям.

Макар на ходу сунул руку в сугроб и выдернул зеленый пучок.

— Самые кабаньи места, — говорит он.

Вася тоже выдернул зеленый суставчатый побег.

В школе Анна Александровна говорила, что в далекую палеозойскую эру, более двухсот миллионов лет назад, были хвощи величиной с дерево. Их современники, ящеры-стегоцефалы, давным-давно вымерли, а хвощи выжили. Растут себе, будто самая обычная трава.

Корневища хвоща тянутся под землей во всех направлениях. Кабан находит их, разрывая землю своим пятачком. Орехи зимой достать трудно, желуди тоже трудно; хвощ самая удобная пища. Где хвощ, там и кабаны.

— Давайте-ка для табора место присматривать, — говорит Игнат. — Чего нам в такую погоду снег месить?

Для ночлега — первое дело дрова найти и выбрать место, где палатку растянуть.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.