Как Россия получила чемпионат мира по футболу – 2018

Рабинер Игорь Яковлевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Как Россия получила чемпионат мира по футболу – 2018 (Рабинер Игорь)

Игорь Рабинер

Как Россия получила чемпионат мира по футболу – 2018 Спортивно-политическое расследование

Благодарности

Автор благодарит за интервью, проведенные специально для этой книги:

– Андрея Аршавина, капитана сборной России по футболу, посла заявки «Россия-2018»;

– Александра Джорджадзе, заместителя генерального директора заявочного комитета «Россия-2018»;

– Вячеслава Колоскова, почетного члена ФИФА, бывшего вице-президента и члена исполкома ФИФА, бывшего президента РФС;

– Виталия Мутко, председателя Оргкомитета ЧМ-2018, министра спорта, туризма и молодежной политики Российской Федерации, члена исполкома ФИФА, бывшего президента РФС;

– Клэйр Ньюэлл, сотрудника отдела расследований газеты Sunday Times;

– Алексея Сорокина, генерального директора Оргкомитета ЧМ-2018, генерального директора заявочного комитета «Россия-2018», бывшего генерального директора РФС;

– Марка Франчетти, собственного корреспондента английской газеты Sunday Times в России;

– Александра Чернова, привлеченного автором эксперта, члена заявочных комитетов России на Euro-2008 и Олимпиаду-2012, бывшего генерального менеджера сборной России.

Также автор благодарит Оргкомитет ЧМ-2018, Марину Кравченко и Александра Чернова за фотографии, предоставленные для публикации в этой книге.

Предисловие «Битва бульдогов под ковром»?

2 декабря 2010 года. Цюрих, Швейцария. Конференц-зал здания Цюрихского выставочного центра.

В такие минуты время резко замедляет свой ход. Каждая секунда длится вечность.

Вот в 16.30 по центральноевропейскому времени президент Международной федерации футбола (ФИФА) Йозеф, он же Зепп, Блаттер входит в громадный зал Zurich Messe, и ведущий дает ему слово. Лицо президента непроницаемо.

Вот в 16.31 Блаттер утверждает, что «сегодня – великий день».

Для кого?

Вот в 16.32 заявляет, что людей, прямо или косвенно интересующихся футболом, на планете целый миллиард.

Насколько же больше их станет, если мировое первенство отдадут России?!

Вот в 16.33 отмечает, что футбол – не просто беготня с мячом, а явление, несущее в себе образовательную и гуманитарную миссию.

Как же нашей стране, почти не говорящей на иностранных языках, это надо!

Вот в 16.34 рассуждает, что футбол – это не только победы, но и поражения, и трем из четырех претендентов на проведение ЧМ-2018 придется принять факт неудачи. После чего перечисляет претендентов. Сначала, казалось бы, в порядке проведения презентаций: Бельгия/Голландия, Испания/Португалия… И вдруг следующей называет Россию. Тогда как Англию упоминает последней и подчеркивает, что это родина футбола.

Почему? Мы что, проиграли?

Вот в 16.35 общественный нотариус Цюриха выносит на сцену конверт. Блаттер его вскрывает, выражая надежду, что имя победителя написано с обеих сторон листка…

Ну! Ну же!

Спустя мгновение, уже в 16.36, после слов президента ФИФА: «Хозяином чемпионата мира стала…» слово «RUSSIA» напрочь заглушается мужским ревом и в еще большей степени – женским визгом нашей делегации. Остальные воспринимают новость куда спокойнее, чем через несколько минут – объявление о выигрыше Катаром битвы за ЧМ-2022. Вот там будет дикое изумление. Здесь – нет.

16.37. Наша делегация отправляется на сцену. Блаттер вручает члену исполкома ФИФА, министру спорта России Виталию Мутко сертификат на проведение чемпионата мира по футболу 2018 года. Бросается в глаза совершенно изможденное, эмоционально выхолощенное выражение лица Андрея Аршавина, только что представшего перед всем миром не футболистом в трусах и майке, а автором искренней речи в строгом костюме. Абсолютно счастлив Алексей Сорокин – главная «рабочая лошадка» всего этого безумного проекта. А один из его незаметных героев, Вячеслав Колосков, даже не находит в себе сил выйти с делегацией на сцену…

После обещания первого вице-премьера правительства России Игоря Шувалова, что ФИФА никогда не пожалеет о решении отдать мировое первенство России, напоследок слово берет Блаттер. И говорит:

Хочу поздравить и Российский футбольный союз как члена ФИФА, и Россию как страну. Россия – это не просто страна, а целый континент. На этом континенте, как и в этой части мира вообще, мы таких турниров никогда еще не проводили. Желаю вам провести его на высочайшем уровне!

* * *

20 июня 2010 года, центр Кейптауна, Южно-Африканская Республика.

В разгар чемпионата мира по футболу я ловлю такси. За рулем – индус в чалме. Поездка продолжается минут десять, не более, но то, что этот человек мне говорит, накрепко западает в душу.

« Вы себе не представляете, что чемпионат мира сделал для Южной Африки! – восклицает таксист, узнав, что я – журналист из России. – Эта страна никогда не была единой. Разные расы, последствия апартеида, преступность… Никто не понимал, не слышал и не хотел слышать друг друга. Если бы меня попросили сформулировать одним словом суть атмосферы в ЮАР, я бы ответил: “Неуважение”.

А сейчас все по-иному. Мы оказались объединены одной идеей. В нас заговорила национальная гордость, о которой мы за миллионами более мелких, личных проблем никогда не думали. Мы захотели, чтобы не только наша собственная жизнь, но и вся наша страна стала лучше. Не знаю, останется ли все это после ЧМ-2010, но сейчас я просто не узнаю Южную Африку. И надеюсь, что такой дух, как теперь, здесь поселится навсегда» .

Мне никогда больше не довелось – и вряд ли доведется – увидеть этого пылкого таксиста. И наблюдать, как он, говоря обо всем этом, размахивает обеими руками – как только наша машина никуда не врезалась?! И расспрашивать, сбылись ли его надежды.

Это уже зависит от страны, ее жизнеустройства, правителей и народа. Но главное, что чемпионат мира по футболу людям эти надежды, пусть и немного отчаянные, даже истеричные, – подарил. Как подарит в 2018 году и нам.

Казалось бы – игра 22 человек с одним мячом. Всемирная, но игра. Забава. А на самом деле – нечто неизмеримо большее.

* * *

10 июля 2006 года. Скоростной поезд Берлин – Франкфурт-на-Майне, Германия.

Вчера закончился чемпионат мира по футболу. Мой ноутбук к последнему дню не выдержал выпавших на него нагрузок и за два часа до финала сказал решительное «нет», попросту не включившись. Для написания и передачи репортажа «в номер» подсобил коллега, а заключительный материал пришлось писать от руки и диктовать по телефону.

И вот, продиктовав последние строки, я откидываюсь в своем кресле вагона первого класса, какой полагался всем аккредитованным журналистам. И пытаюсь переварить увиденное, услышанное и прочувствованное за последний месяц. Понять, как же это возможно – думать о стране настолько хуже, чем она оказалась на самом деле.

В вагон заходит пожилая женщина. Садится напротив. Видит мою журналистскую аккредитацию. По-английски спрашивает с искренней улыбкой, кто я и откуда. Они там все и всем интересуются. И как-то так, что ты воспринимаешь это не как назойливое желание залезть в душу, а как здоровое человеческое участие.

Когда отвечаю: «Из России», женщина меняется в лице.

Опускает глаза.

Густо краснеет.

И говорит: « Простите нас за нацизм. Мы перед вами в вечном долгу. Но поверьте: мы хотим, мы по-настоящему пытаемся стать другими ».

Я с трудом удерживаюсь от того, чтобы не расплакаться.

Несколько лет спустя Виталий Мутко не менее эмоционально, чем южноафриканский таксист, скажет мне:

Скажите, ну что мы знали о Германии до чемпионата мира 2006 года?! Мы жили во власти прежних стереотипов. Мы считали их закрытыми и сухими людьми. А приехали – и увидели не только то, что они все блестяще умеют организовать, в чем и раньше сомнений не было. Мы увидели открытых, радушных, добрых людей, которые целый месяц провели на площадях своих городов, общались с иностранцами любой национальности и цвета кожи, шутили, смеялись, радовались жизни вместе с ними.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.