К черту! Но если ты сделала все эти глупости…

Ручей Наталья

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

«Бери все, что хочешь, — сказал Господь человеку, показывая все радости земные. — Но после не забудь заплатить» (с)

Глава № 1

Определенно, решать личные проблемы за счет ведьмы — не лучший выход из тупика. Определенно, тупик иногда предпочтительней тоннеля, в который тебя запихивает ведьма. Определенно, об этом нужно думать перед тем, как из тихого, светлого города Анидат шагнуть в темные дебри Наб.

Единственное, что Вилла поняла во мраке: она в помещении, лежит на чем-то мягком, уютном, очень напоминающем кровать, подушка тоже есть, с бахромой, правда, жесткая и почему-то под ступнями, и рядом кто-то душераздирающе храпит.

Ну, нет, подумала, это не может быть тот, кто лишит ее девственности. Даже если ведьма считает иначе. Скорее легал откажется от крыльев, чем она согласится лечь в одну постель с мужчиной, от храпа которого закладывает уши.

Крайне осторожно, боясь разбудить спящего, — женщины вряд ли так бесцеремонны даже во сне, — Вилла сняла ноги с подушечки и переместилась к краю кровати. Храп на секунду стих, но раскатился с новой силой. Ух, не разбудила. Как бы теперь вернуться в Анидат? Так, думаем, думаем, стараемся, по крайней мере, думать с этим грохотом за спиной… Если в Наб она шагнула через разбитое зеркало, значит, и вернуться может через него?

Логично, хотя они с Дуаной этот вопрос и не обсудили.

— Ты вернешься в Анидат, — сказала ведьма, — как только покончишь со своими проблемами.

Ну, вот, она покончила. Да-да-да. Нет никаких проблем. Разве такая уж большая проблема — оставаться девственницей в двадцать пять, мечтать избавиться от этого дефекта, но так, чтобы никогда больше не встречаться с первопроходцем-счастливчиком, если живешь в городе, в котором знаешь поименно не только легал, корри, но и жаб герцогини?

Она вернется в Анидат и постарается присмотреться к кому-нибудь не слишком болтливому, высокомерному, самодовольному, деспотичному, мягкотелому, безынициативному, скучному, заумному и педантичному. Пусть он будет со своими недостатками. Вполне хватит чуточки доброты, грамма красоты, искры юмора, тени улыбки и намека на харизму.

Ведьма сказала, такого она найдет в Наб, и, дескать, ее там ох как заждались, но здесь темно, страшно, громко, никто не томится бессонницей в ее ожидании, так что катись оно все…

— К черту! — в сердцах пробормотала Вилла.

Она уже свесила ноги с постели, когда храп оборвался, бывший спящий дернулся и зло процедил:

— Тебя что, никто не предупреждал: не поминай всуе?!

Вилла повернула голову, но голос — не свеча, темноты не рассеял. Она понятия не имела, в какую часть тела смотрит, сориентировалась только, что в кровати мужчина, и он явно не выспался.

Вилла хотела сказать: «Не твое дело!», но вместо этого услышала, как произносит:

— Добрый вечер.

И даже икнула от неожиданности.

— Хм?

Голос звучал не так резко, как в первый раз, скорее вкрадчиво. Вот она, сила обмана. Хорошо, что Дуана наложила заклятье.

— Как только захочешь сказать что-то грубое, вызывающее, нелицеприятное мужчине, — объяснила ведьма, заставив выпить духмяный отвар, — будешь источать мед и патоку. Во-первых, это расширит твой лексикон, а во-вторых…

— Что? — нетерпеливо спросила Вилла, перехватив задумчивый взгляд подруги.

Ведьма оставила в покое льняные мешочки с травами, которые передвигала из одного угла стола в другой, как по шахматной доске. Признак нервозности. Обычно они лежали в творческом беспорядке, чтобы черт ногу сломал, если надумает позаимствовать.

— Ты уверена, что не хочешь еще подождать? — Что-то мелькнуло в ее взгляде, но ресницы скрыли глаза. — Наб — не то место, куда идут добровольно, и там живут далеко не легал…

Ясно, обычная предосторожность.

— Но ты сама сказала, что мужчина, который мне нужен, в Наб.

— Да, — не отрицала ведьма.

— Он… демон?

Вилла понятия не имела, что станет делать, если ее идеальный мужчина окажется демоном, но облегченно выдохнула, когда ведьма, чуть помедлив, ответила:

— Нет.

— Ну, все, решено. Отправляй. Зря я, что ли, отвар твой выпила?

Дуана обняла ее, крепко, словно грозило расставание не на пару дней, и подтолкнула к будущему любовнику. Тогда Вилла ждать отказалась, шагнула смело через зеркало в тоннель (ну, после пинка ведьмы, но шагнула), а сейчас бы обратно, и ждать, ждать… Несколько лет у нее в запасе есть, а потом в Анидат может кто-то новенький появиться и лямур не тужур.

— Ну? — спросил незнакомец.

— Что ну?

— Ты уляжешься, наконец?

— Я? — опешила Вилла. — К-куда?

— Хм, твои ноги холодные, так что на мой живот больше не клади, но я не против других экспериментов. Иди ко мне, я помогу занять правильную позицию.

Вилла хотела сказать: «Да пошел ты!», но вместо этого произнесла:

— Одну минуту, пожалуйста.

Идея с заклинанием уже не казалась блестящей. Ох, ей будет что сказать Дуане по возвращении…

— Минуточку, — повторила Вилла, сползая с кровати. Кажется, этому типу нравится вежливость, он ее получит. Ему — вежливость, а ей несколько минут, чтобы найти зеркало и ретироваться.

Ступни Виллы коснулись пушистого ковра, когда послышалось нетерпеливое:

— Минута прошла.

Болван озабоченный! — про себя.

— Еще несколько секунд, — вслух.

Вилла наощупь передвигалась по комнате. Должно же быть здесь зеркало, любое, пусть и не разбитое — пустяк, который легко исправить. Вилла выставила руку, чтобы не удариться. Темнота, пустота, пустота… Есть в этой комнате стены?

Ладонь прикоснулась к чему-то холодному, ровному, однообразному, с пупырышками — оп-па, одна попалась. Так, влево до угла — ничего. Вправо до угла — ничего. Повернулась на 90 градусов, продолжила поиски.

Незнакомец подозрительно молчал, не напоминая, что несколько секунд, которые она просила, давно прошли. Странно, но ладно. Нет времени на загадки, да и желания тоже. Как-то все ее желания испарились и, вообще, не так уж плохо было в Анидат. Вот вернется и думать перестанет о мелочах, будет жить, как все. Может, станет легал.

Летать над зеленым городом, смотреть с неба на суету, не возвращаясь к обыденности, пока крылья выдержат — иногда ей хотелось согласиться на предложение герцогини и занять должность фрейлины. Она бы давно стала легал, если бы не мать, но принять крылья — значит сменить не только расу, но и круг общения. А дороже матери у нее никого нет, она не сможет делать вид, будто они незнакомы. Хватит с них предательства отца.

Задумавшись, Вилла опустила руку и ударилась лбом о стену.

— Черт! — выругалась, скривившись от боли.

Кровать скрипнула, и незнакомец вдруг прошипел в ухо:

— Опять?!

Вилла удивленно моргнула: он двигался со скоростью ветра?

— Что опять? — спросила дрогнувшим голосом. Отодвинуться от незнакомца не позволял угол, увидеть его — темнота, сказать все, что думаешь — заклинание, сбежать — ее невезучесть.

— Я говорил: не поминай всуе?! — раздраженно напомнил незнакомец.

Что-то такое он, действительно, говорил, но она не придала значения.

— Ну, да, — согласилась, пожав плечами.

— И?

Интересно, насколько развернутый ответ он ожидал услышать на такой короткий вопрос? Ни одной мысли, кроме навязчивой: найти зеркало, срочно! Если он включит свет, она увидит зеркало, отвлечет незнакомца сладкими речами и — мама, Дуана, дом…

— Я бы хотела увидеть тебя, — попросила Вилла.

— Думаю, ты достаточно насмотрелась на меня, чтобы захотеть пробраться в мою постель.

Придурок!

— Но ты так красив, — Вилла изобразила улыбку.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.