Танцующий с Огнем

Капли Кристианна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Танцующий с Огнем (Капли Кристианна)

Танцующий с Огнем

Демон огня - многоликий обманщик

Пламя и страсть, темнота и пространство.

Мягкая поступь и алчные очи

Я не боюсь тебя – призрака ночи.

В пламени петлю я пойман навеки,

Адом в крови раскаленные реки.

Дай же мне искру души своей темной,

Я теперь тоже твой раб неуемный.

Вслед за тобой пепелищем по следу

Выжги дотла меня – празднуй победу!

Lutien

Демон огня. Я неподвижно лежу на земле, а ты кружишь ся вокруг , в своем медленном странном танце . Хищник, которого слишком близко подпустила к себе жертва. От тебя исходит тепло: миллионы золотистых искорок расходятся по моему телу каждый раз, когда ты проходишь мимо.  

Многоликий демон.

Твои мягкие, тихие шаги – ты совсем рядом.

Ты обманчив.

Тебе нельзя верить.

Хаха. Люди думают, что сумели тебя приручить, но разве можно считать, что укротил тигра, всего лишь дергая его за хвост? М ы-то знаем, какую шутку порой может сыграть самоуверенность.

Многоликий демон, ты так непостоянен. Тебе никогда не угодить. Но я не боюсь. Даже твоего гнева, когда ты поднимаешься к самим облакам , озаряя ночное небо красным , когда твое тело, такое яркое, до слез слепит глаза, когда жар оставляет на моей коже ожоги… Больше не боюсь.

Ты забрал у меня все, огонь.

Я видел, как в твоей алчной пасти погибает моя прежняя жизнь.

Этим ты связал нас, накинув огненную петлю на мою шею.

Я тоже твой.

Ты сжег мою душу.

Позволь же мне воспользоваться кусочком твоей.

Он разлепил веки, глядя в усеянное крупными звездами небо. Перед глазами все еще стоял сон: жадное всепожирающее пламя, в котором исчез его дом, мать, сестра … исчезло все, что было дорого. Остался только пепел. И горечь с вязким долгим вкусом где-то в глубине души.

Орин сел. Огляделся, пытаясь вспомнить, где находится.

Старое заброшенное кладбище. Тут уже давно никого не хоронят. Разрушенная временем маленькая часовенька – темнеющий вдалеке силуэт, покосившиеся могилы, высокие крепкие деревья, липы в основном, вместо выложенной широкой дороги – теперь осталась узенькая тропинка, заросшая с обеих сторон высокой травой.

Cюда он пришел после случившегося.

Да точно…

Сначала были слезы и гнев. Он как сумасшедший молотил кулаками по дереву -   кровь уже запеклась багровой корочкой на коже, потом рыдал, скорчившись возле безымянной могилы, потом снова впал в ярость… Слезы и гнев быстро истощили мальчика. Ноги подкосились, и он рухнул у старого уродливого тополя, чей ствол был разбит молнией. И заснул. Даже не заснул, провалился в черные объятия безысходности и отчаяния.

Сейчас же он не чувствовал ничего, кроме легкого голода. Все осталось где-то позади, за глухой дверью, в самых сокровенных уголках памяти…

- Ты проснулся.

Орин вздрогнул, услышав спокойный, смутно знакомый голос. Обернулся.

Это был Бо. Он сидел неподалеку, скрестив покрытые красноватой шерстью ноги. Один из духов заброшенного кладбища. Порой он приближался к их дому, но всегда держался на расстоянии. Заговоренные красные ленты повязанные на крыльцо отгоняли мелкую нечисть. Да только беда пришла с иной стороны…

- Я рад, что ты пришел навестить меня,- губы Бо тронула кривая улыбка. Он продолжал с любопытством изучать ребенка. Тот же в свою очередь хмуро разглядывал Бо в скупом свете звездного неба.

- У меня не было выбора…

- Знаю. Тебе здесь нравится?

- Нет.

- Мне тоже,- вздохнул тяжело дух.- Что ты будешь делать дальше?

Орин пожал плечами. Он об этом как-то не думал. А что ему действительно делать? Ни дома, ни семьи… лучше свернуться где-нибудь и ждать, когда и за ним прилетит Черный Ворон. Ничего не нужно, пусть ветер развеет и его прах, как развеял прах матери и сестры.

Мальчик лег обратно, скорчился на холодной земле, прижав колени к груди.

Распусти свои когти, Черный Ворон, над моей сожженной душой.

- А ну прекрати!

Орин тихо вскрикнул, получив увесистый пинок по ребрам. Бо навис над ним и, видя, что мальчик продолжает лежать, ударил еще раз.

- Вставай. Вставай я сказал, лисье отродье.

- Оставь меня в покое! – в голосе Орина задрожали звонкие нотки гнева.

Бо довольно хмыкнул.

- Так-то лучше, а сейчас поднимайся,- схватил ребенка за шиворот и рывком поставил на нетвердые ноги.- Решил сдохнуть, щенок? Нет, так дело не пойдет.

- Отпусти меня!

- Еще чего,- коротко хохотнул Бо.- Ты, дружок, мне пригодишься. Маленьким колдунам не стоит умирать от холода на кладбище.

- Ты о чем? – Орин прекратил вырываться –Бо разжал пальцы.  Мальчик смерил духа подозрительным взглядом.

Первое правило, которое он усвоил, Бо и ему подобная нечисть ничего не делает просто так. Всегда приходится платить. Мама всегда говорила: «нечисти нельзя верить». Они обманут, предадут, оставят тебя ни с чем… Если хочешь выжить, не верь.

Мама. Скромная травница, живущая на окраине деревни. Когда пришли ранние заморозки и погиб урожай, местные жители нашли виновную. Ее и двух маленьких детей. Убить Лисицу оказалось просто: огонь губит всех.

Забавно, что они всегда ждали опасности с другой стороны…

- Вот скажи, ты что предпочитаешь: медленную смерть среди таких, как я, - кивнул в сторону могил,- или месть? Неужели ты не хочешь узнать, кто виноват в смерти твоей семьи? Не хочешь отомстить? Хах! Я знаю, твою породу, бурый лисенок! Ты не сможешь меня обмануть,- он ткнул пальцем в грудь мальчика.- Вы злопамятны и любите запах крови. Не ври мне,- заглянул в темные глаза Орина.- В твоей душе живет огонь и он хочет все сжечь…

Орин облизал пересохшие губы. Кивнул.

- Месть,- проговорил тихо. – Я выбираю месть.

Бо улыбнулся. Ни секунды не сомневался в том, что мальчишка выберет второе. Его всего лишь нужно было немного растормошить.

- Я помогу тебе, лисенок. Научу пользоваться своими способностями.

- А что ты получишь сам? – осторожно спросил Орин.

Бо усмехнулся. Этот паренек начинал ему нравится.

- Я не могу покидать территорию кладбища надолго. Я к нему привязан. Но ты мне можешь помочь уйти. Ничего сложного. Так, что … по рукам? – и протянул свою мохнатую лапищу.

Орин думал не больше минуты – пожал ее со словами «да, договорились».

Все то, чему учила его мама, он оставил в прошлом.

Нет, людям нельзя доверять. И нечисти тоже. Никому нельзя. Сожрут.

А месть – эта сладкая мысль приятно грела душу.

Объятая алчным ненасытным зверем деревня… Орин скривил губы в тонкой улыбке. Ради этого можно и на сделку с духом пойти. Все равно терять нечего.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.