Толковая Библия. Том 1

Лопухин Александр Павлович

Жанр: Религия  Религия и эзотерика    Автор: Лопухин Александр Павлович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Толковая Библия

Том 1

Первая книга Моисеева. Бытие.

Понятие о Библии

Со словом "Библия" у нас соединяется представление об одной большой книге, заключающей в себе все Священное Писание как Ветхого, так и Нового Завета. Но, в сущности, это не одна книга, а целый, строго определенный Церковью сборник священных книг, написанных в разное время, в разных местах и с различными целями и принадлежащих или богодухновенным (книги канонические), или только богопросвещенным мужам (книги неканонические).

Такой состав и происхождение Библии открывается уже из истории самого термина — "Библия". Он взят с греческого языка от слова , что значит "книга", и употреблен во множественной форме от единств, уменьшительного — , означающего "небольшую книгу", "книжечку". Следовательно, буквально означает собой целый ряд или собрание таких небольших книг. Ввиду этого св. Иоанн Златоуст толкует это слово как одно собирательное понятие: "Библия, — говорит он, — это многие книги, которые образуют одну единую".

Это коллективное обозначение Священного Писания одним собирательным именем несомненно существовало уже и в ветхозаветный период. Так, в своей подлинной греческой форме встречается в первой Маккавейской книге (1 Мак. 12:9), а соответствующий сему еврейский перевод дан у пророка Даниила (Дан. 9:2), где произведения Священного Писания обозначены термином "Гассефарим" , что значит "книги", точнее — известные определенные книги, так как сопровождаются определенным членом — "га" [1] .

В период новозаветной истории, по крайней мере на первых его порах, мы еще не находим слова "Библия", но встречаем целый ряд его синонимов, из которых наиболее употребительны следующие: "Писание" ( Лк. 4:21; Ин. 20:9; Деян. 13:32; Гал. 3:22), "Писания" ( — Мф. 21:41; Лк. 24:32; Ин. 5:39; 2 Пет. 3:16), "Святые Писания" ( — Рим. 1:2), "Священные Писания" ( — 2 Тим. 3:15).

Но уже у мужей апостольских, наряду с только что перечисленными названиями Священных Писаний, начинает встречаться и термин [2] . Однако во всеобщее употребление он входит только со времени известного собирателя и истолкователя Священного Писания — Оригена (III в.) и особенно святого Иоанна Златоуста (IV в.).

От греческих авторов такое собирательное обозначение Священного Писания перешло и к латинским писателям, причем множественная форма среднего рода окончательно получила здесь значение единственного числа женского рода bіblіа. Это последнее наименование, в его латинской форме, перешло и к нам в Россию, благодаря, вероятно, тому обстоятельству, что наши первые собиратели славянской Библии стояли, между прочим, и под влиянием латинской Вульгаты.

Главной чертой, отличающей Священные Писания "Библии" от других литературных произведений, сообщающей им высшую силу и непререкаемый авторитет, служит их богодухновенность. Под ней разумеется то сверхъестественное, божественное озарение, которое, не уничтожая и не подавляя естественных сил человека, возводило их к высшему совершенству, предохраняло от ошибок, сообщало откровения, словом — руководило всем ходом их работы, благодаря чему последняя была не простым продуктом человека, а как бы произведением самого Бога. По свидетельству святого Апостола Петра, "никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым" (2 Пет. 1:21). У Апостола Павла встречается даже и самое слово "богодухновенный" и именно в приложении к Священному Писанию, когда он говорит, что "все Писание богодухновенно" (: 2 Тим. 3:16). Все это прекрасно раскрыто и у отцов Церкви. Так, святой Иоанн Златоуст говорит, что "все Писания написаны не рабами, а Господом всех — Богом;" а по словам святого Григория Великого "языком святых пророков и апостолов говорит нам Господь".

Но эта "богодухновенность" Священных Писаний и их авторов не простиралась до уничтожения их личных, природных особенностей: вот почему в содержании священных книг, в особенности в их изложении, стиле, языке, характере образов и выражений мы наблюдаем значительные различия между отдельными книгами Священного Писания, зависящие от индивидуальных, психологических и своеобразных литературах особенностей их авторов.

Другим весьма важным признаком священных книг Библии, обусловливающим собой различную степень их авторитетности, является канонический характер одних книг и неканонический других. Чтобы выяснить себе происхождение этого различия, необходимо коснуться самой истории образования Библии. Мы уже имели случай заметить, что в состав Библии вошли священные книги, написанные в различные эпохи и разнообразными авторами. К этому нужно теперь добавить, что наряду с подлинными, богодухновенными книгами появились в разные эпохи и не подлинные, или не богодухновенные книги, которым, однако, их авторы старались придать внешний вид подлинных и богодухновенных. Особенно много подобных сочинений появилось в первые века христианства, на почве евионитства и гностицизма, вроде "первоевангелия Иакова", "евангелия Фомы", "апокалипсиса Апостола Петра", "апокалипсиса Павла" и др. Необходим, следовательно, был авторитетный голос, который ясно бы определял, какие из этих книг, действительно, истинны и богодухновенны, какие только назидательны и полезны (не будучи в то же время богодухновенными) и какие прямо вредны и подложны. Такое руководство и дано было всем верующим самой Христовой Церковью — этим столпом и утверждением истины — в ее умении о так называемом каноне.

Греческое слово "", как и семитское "кане" , означает первоначально "тростниковую палку", или вообще всякую "прямую палку", а отсюда в переносном смысле — все то, что служит к выпрямлению, исправлению других вещей, напр., "плотницкий отвес", или так называемое "правило". В более отвлеченном смысле слово получило значение "правила, нормы, образца", с каковым значением оно встречается, между прочим, и у Апостола Павла: "тем, которые поступают по сему правилу , мир им и милость, и Израилю Божию" (Гал. 6:16). Основываясь на этом, термин и образованное от него прилагательное довольно рано начали прилагать к тем священным книгам, в которых по согласному преданию Церкви видели выражение истинного правила веры, образца ее. Уже Ириней Лионский говорит, что мы имеем "канон истины — слова Божии". А святой Афанасий Александрийский определяет "канонические" книги, как такие, "которые служат источником спасения, в которых одних предуказуется учение благочестия".

Окончательное же различие "канонических" книг от "неканонических" ведет свое начало со времен святого Иоанна Златоуста, блаженных Иеронима и Августина. С этого времени эпитет "канонических" прилагается к тем священным книгам Библии, которые признаны всей Церковью в качестве богодухновенных, заключающих в себе правила и образцы веры, — в отличие от книг "неканонических", т.е. хотя назидательных и полезных (за что они и помещены в Библии), но не богодухновенных, и "апокрифических" ( — скрытый, тайный), совершенно отвергнутых Церковью и потому не вошедших в Библию.

Таким образом, на признак "каноничности" известных книг мы должны смотреть как на голос церковного Священного Предания, подтверждающий богодухновенное происхождение книг Священного Писания. Следовательно, и в самой Библии не все ее книги имеют одинаковое значение и авторитет: одни (канонические книги) — богодухновенны, т.е. заключают в себе истинное слово Божие, другие (неканонические) — только назидательны и полезны, но не чужды личных, не всегда безошибочных мнений своих авторов. Это различие необходимо всегда иметь ввиду при чтении Библии, для правильной оценки и соответствующего отношения к входящим в состав ее книгам [3] .

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.