Миры империума(сборник фантастических романов)

Лаумер Джон Кейт

Серия: Осирис [7]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Миры империума(сборник фантастических романов) (Лаумер Джон)

Кейт Лаумер

Миры империума

Фантастические романы Москва Центрполиграф 1991

Миры империума

Роман

Глава I

Я остановился перед лавкой с небольшой деревянной вывеской, болтавшейся на вделанном в каменную стену кованом кронштейне. Вывеска была почерневшей, с надписью: "Антиквариат", выведенной готической вязью. Она со скрипом раскачивалась из стороны в сторону на ночном ветру. Чуть ниже стальная решетка венчала пыльную витрину с пожелтевшими гравюрами, офортами и литографиями.

Некоторые из домов на этих картинках казались знакомыми, хотя были изображены либо в открытом поле, либо на высоких холмах, нависших над заполненной парусниками бухтой. Дамы на картинках были одеты в колоколообразные юбки и шляпы с лентами. В руках держали изящные зонтики; тут же красовались экипажи, запряженные стройными скакунами.

Но не картины, не стоявшее сбоку потускневшее зеркало в массивной золоченой раме заинтересовали меня; мое внимание привлек мужчина, отражавшийся в пожелтевшем стекле, — смуглый, в туго подпоясанном непомерно длинном реглане. Он стоял, засунув руки в карманы, устремив взгляд в затемненное окно метрах в пятнадцати от меня.

Он преследовал меня весь день.

Вначале увидел его в автобусе, когда ехал из Броммы, затем в вестибюле гостиницы, где я остановился: он внимательно рассматривал афиши, и, наконец, часом позже, за три столика от меня, где я обедал, а он потягивал кофе.

Сперва мне это показалось случайностью, но вскоре я отказался от этой мысли.

Прошло пять часов, а он преследовал меня по пятам, когда я шел по Старому городу Стокгольма, на одном из островов в самом центре шведской столицы.

Я шел мимо обшарпанных витрин с медными подсвечниками, вычурной серебряной посудой, пистолетами для дуэлей и ржавыми кавалерийскими саблями; все это очень привлекало своей необычностью сейчас, в свете полуденного солнца, а после полуночи напоминало о страшных днях насилия.

Эхо моих шагов на узких затихших улицах сливалось с эхом шагов человека, шедшего следом за мною. Теперь человек остановился и глядел в темное окно, словно чего-то ждал. Следующий ход был за мной.

Я заблудился. Двадцать лет — достаточный срок, чтобы забыть извилистые улицы Старого города. Я вынул из кармана путеводитель и попытался развернуть карту на его обложке. Руки не слушались.

Надпись на гранитной табличке, установленной на углу дома, была едва различима — САМУЭЛГАТЕН.

Отыскав эту улицу на карте, я обнаружил, что она тянется еще на три коротких квартала, заканчиваясь тупиком на Гемма Стртгатен. В тусклом свете трудно было разобрать подробности на карте. Повертев книгу, чтобы разглядеть детали, мне удалось найти на карте еще одну улицу, отмеченную пунктиром. Она называлась ГУЛЬДСМЕНСТРАППЕН.

Я напряг память: траппен — по-шведски лестница. Лестница ювелиров, ведущая от САМУЭЛГАТЕН на ХУНДГАТЕН, такую же узкую улочку. Похоже, она вела к освещенной площади перед дворцом: это был единственный выход для меня. Я сунул книжку в карман и с небрежным видом направился к лестнице.

Моя тень мгновение выждала, а затем последовала за мной. Шел я быстро и постепенно стал отрываться от своего преследователя.

Он же, казалось, вообще не спешил. Я миновал несколько лавочек с обитыми железом дверьми и стертыми каменными порогами и увидел открытую арку с выщербленными гранитными ступенями, круто поднимающимися вверх.

Постояв немного, я нырнул под арку и помчался вверх по ступеням.

Семь, восемь прыжков, и вот я на самом верху. Стремглав бросаюсь в высокий проем. Не исключено, что я выскочил с верхней площадки еще до того, как мой смуглолицый преследователь достиг лестницы. Я стоял, затаив дыхание, и прислушивался к скрипу ботинок и учащенному дыханию в нескольких метрах от меня.

Шаги стихли. Мой преследователь должен был понимать, что далеко убежать я не мог, и скоро вернется сюда.

Я осторожно выглянул. Он шел быстро, спиной ко мне, резко поворачивая голову из стороны в сторону.

Я снял туфли и, не раздумывая, выскочил из проема. В три прыжка я оказался на лестнице и скрылся от незнакомца прежде, чем он успел оглянуться. Я ринулся вниз, перемахивая через три ступеньки, и был уже на полпути к спасению, когда поскользнулся, потерял равновесие и упал.

Я ударился о булыжники мостовой плечом, затем головой, перекувырнулся и вскочил на ноги. В голове звенело. Я обезумел от боли и схватился за стену.

Послышались шаги, я весь напрягся, чтобы прыгнуть на незнакомца, как только тот появится. Перед самой аркой шаги замедлились, затем из-за стены показалась смуглая, круглая голова с длинными волосами. Я развернулся, чтобы ударить преследователя, но промахнулся.

Он метнулся на улицу и повернулся ко мне лицом, пытаясь что-то вытащить из кармана пальто. Наверняка пистолет. Я ударил незнакомца в грудь и с удовольствием услышал, как он ртом ловит воздух.

Уж теперь-то ему не лучше, чем мне. И все же он сумел вытащить из кармана какой-то предмет и поднес его ко рту.

— Где ты там, черт побери? — крикнул он хрипло. Говорил он с акцентом. Оказывается, он извлек из кармана микрофон.

— …выходи, надоело…

Я прислонился к стене; боль стала слабее. Вокруг не было ни души. Незнакомец мягко ступал в своих ботинках по булыжникам, мои же ботинки валялись посреди улицы, где я выбросил их во время падения.

Вдруг до меня донесся какой-то странный звук. Обернувшись, я увидел, что поперек узкой улочки стоит огромный фургон. Я облегченно вздохнул: сейчас прибудет помощь.

Из машины выпрыгнули двое в белом, подскочили ко мне, молча взяли за руки и повели к задней дверце фургона.

— Со мной все в порядке, — заявил я, — заберите-ка лучше его.

Только сейчас я понял, что он идет рядом, возбужденно разговаривая с человеком в белом, и что меня задержали. Я попытался вырваться. И тут мне пришло на ум, что у стокгольмских полицейских форма вовсе не белого цвета.

Но теперь это уже не имело значения. Один из похитителей направил в лицо мне какой-то баллончик. Что-то брызнуло мне в глаза, и я почувствовал, как почва уходит из-под ног.

Глава II

Больше всего раздражал меня скрип. Я безуспешно пытался уснуть, прежде чем мое сознание отступило перед реальностью. Я лежал на спине с закрытыми глазами, не зная, где нахожусь. Будто страшный сон, вспоминал преследование, потом стал ощущать боль в плече и голове. Наконец я открыл глаза и увидел, что лежу на койке в небольшом кабинете.

Скрип исходил от письменного стола, за которым что-то писал человек в белой одежде. Откуда-то доносился слабый гул.

Я привстал. Тотчас же человек за столом поднял глаза, подтащил к койке стул и уселся.

— Пожалуйста, не тревожьтесь, — сказал он с характерным акцентом. — Я шеф-капитан Винтер. Вы сообщите мне кое-какие сведения, и вас переведут в комфортабельное помещение.

Говорил он вяло и равнодушно, будто прежде уже много раз это повторял. Затем взглянул мне прямо в лицо и сказал:

— Я должен извиниться перед вами за грубое обращение. Это не входило в мои намерения, поверьте. — И уже совсем другим тоном добавил:

— Однако вы должны понять: оперативник не был предупрежден.

Шеф-капитан Винтер открыл записную книжку и с карандашом в руке откинулся на спинку стула.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.