Девушка из "Кактуса"

Анин Владимир

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Девушка из

Владимир Анин

Девушка из «Кактуса»

Снега за ночь намело по колено. Даже дверь в салон красоты, где работала Женька, открывалась с трудом. А с утра еще пришлось откапывать машину из-под сугроба. Одно хорошо — дороги сегодня свободные. Обильный снегопад в сочетании с окрепшим морозом заставил многих московских автолюбителей пересесть на общественный транспорт.

Над белой стеклянной дверью большими зелеными буквами светилась вывеска «Кактус», а чуть ниже: «Салон красоты. Все виды парикмахерских и косметических услуг».

«Кактус» — довольно непривычное название для салона красоты. Женька как-то спросила у Земфиры, хозяйки, почему той пришло в голову дать салону такое странное имя.

— Ты когда-нибудь видела цветущий кактус? — задумчиво произнесла Земфира. — Зеленое чудище, все в колючках, и вдруг на нем распускаются нежные розовые лепестки. Или алые, или белые, или… Это же просто сказка! Вот так и у нас: приходит что-то лохматое, неопрятное, мы его пострижем, причешем, и оно на глазах превращается в красавицу. Или красавца…

Внутри было тепло. До начала рабочего дня оставалось еще пятнадцать минут. Женька прошла в комнату отдыха, где стояла кофеварка, наполняя помещение дразнящим ароматом свежеприготовленного эликсира бодрости.

Женька наполнила кружку на две трети кофе и долила молока. Очень хотелось положить хотя бы кусочек сахару, но она силой воли заставила себя отказаться от этого — в последнее время Женька обнаружила, что немного прибавила в талии.

Она аккуратно, чтобы не расплескать кофе, опустилась на потрепанный диван. На столике лежали журналы. Женька схватила первый попавшийся и машинально раскрыла его на разделе «прически». Полистав, взяла другой и снова сразу же попала на страницу, посвященную волосам. Это, наверное, профессиональное. Женька бросила на себя взгляд в зеркало и поправила прическу, над которой корпела недавно Рита, коллега и по совместительству лучшая подруга.

Дверь в комнату отдыха приоткрылась, в проеме показалась рыжая голова администратора Алисы.

— Женька, к тебе клиентка.

— Иду, — отозвалась та, проглатывая остатки кофе.

На диванчике в холле сидела женщина средних лет с толстым слоем косметики на лице. В ушах раскачивались огромные кольца-серьги, а шею и руки украшало неимоверное количество золотых побрякушек, каждая из которых в отдельности была бы вполне элегантной вещью, однако в таком диком сочетании смотрелась аляповато.

Женька одарила посетительницу дежурной улыбкой.

— Проходите, пожалуйста.

Она помнила эту «мадам». Уже не первый раз она записывалась именно к Женьке и всегда была чем-то недовольна. Не то что бы она скандалила или жаловалась — просто всякий раз по окончании стрижки придирчиво оглядывала себя со всех сторон и корчила такую недовольную гримасу, что Женьке становилось не по себе. Женька — мастер высокого класса и цену своей работе знает. Мадам всегда заказывала услуги по полной программе: стрижка, окраска, укладка — что стоит, в общем-то, немалых денег, но «на чай» давала не больше десяти рублей. А недовольная гримаса, видимо, служила оправданием такой «щедрости».

Женька любила поболтать с клиентами — так, о жизни, о том о сем. Но с этой мадам она предпочитала работать молча.

Мадам, как всегда, поморщившись, выложила на столик зелененькую бумажку. Женька демонстративно проигнорировала чаевые и отправилась в комнату отдыха.

Не успела она налить себе кофе, как дверь с шумом распахнулась, и в комнату влетела растрепанная Рита с пунцовыми пятнами на лице. Глянув на Женьку, она затряслась, губы сжались в обиженный бантик, веки дрогнули, и из глаз хлынул целый поток.

— Что случилось? — вскрикнула Женька, пролив от неожиданности кофе на пол.

Но Рита только тихонько завыла, повиснув у подруги на шее и уткнувшись носом в ее плечо.

— Опять клиент нахамил? — спросила Женька.

Рита слегка дернула головой.

— Что на этот раз?

Рита — необыкновенно красивая брюнетка. Хотя, наверное, слово «красивая» не совсем ей подходит. Она из той породы женщин, при виде которых у мужчин начинаются нервные судороги и непроизвольное слюноотделение. Ее сокрушительная внешность, начиная с завораживающего взгляда и заканчивая потрясающей грудью, крутыми бедрами и длиннющими ногами — все это действовало на противоположный пол, как запах крови на изголодавшегося хищника, как красная тряпка на быка. Хотя последнее сравнение Рита категорически отвергала — ей не нравилось слово «тряпка». Тем не менее, факт остается фактом: своей внешностью она сводила мужиков с ума, у них моментально сносило крышу. А, учитывая, что Рита была довольно скромной, благовоспитанной девушкой, внутренне совершенно не соответствующей своей внешности, это постоянно создавало для нее огромные проблемы. Женька, переживая за свою подругу, неоднократно советовала ей попробовать одеваться скромнее: юбку выбрать подлиннее, а кофточку с «горлом», а не с вырезом «до пупа». А на работе так вообще желательно надевать халат.

— Ну о чем ты говоришь? — сокрушалась Рита. — Неужели я должна одеваться, как старая бабка?!

— Нет, я тебе этого не предлагаю. Мне просто кажется, что несколько лишних сантиметров юбки вряд ли испортят впечатление о красоте твоих ног.

Однако эти разговоры, как правило, так ничем и не заканчивались. Каждая оставалась при своем: Женька жалела подругу и в сердцах критиковала ее безрассудство, а Рита продолжала одеваться так, как ей хотелось, как позволяла данная ей от природы красота.

В этот раз, похоже, случилось что-то экстраординарное. Такой подругу Женька еще не видела.

— Так, все! Хватит тут рыдать! Давай, выкладывай, что случилось.

— Этот… к-козел… — сквозь всхлипы пыталась говорить Рита, — он… руку мне под кофту… и ущипнул… за грудь. Я даже ахнуть не успела.

— Что?! — вскинулась Женька.

— Я сначала оцепенела от страха, а потом как врезала ему… феном. Фен — вдребезги. А он сразу вопить: сука! Ну и все такое…

— Где он?

— Там… Наверное, уже ушел.

Женька схватила Риту за руку и поволокла к стойке администратора. У дверей стоял уже одетый в дубленку хамоватого вида мужик, широкоплечий, с круглой плоской харей.

— Этот? — спросила Женька.

Рита кивнула.

— Слушай ты, кинг-конг, — грозно зашипела Женька и, потянувшись, схватила со стойки здоровенные канцелярские ножницы, — если ты еще хотя бы раз сунешься в этот салон… — она сделала паузу и приподняла ножницы на уровень глаз. — Клянусь, я тебе отрежу что-нибудь к чертовой матери! — рявкнула Женька, громко клацнув ножницами перед самым носом у мужика.

Тот чуть входную дверь не снес, пулей выскочив из салона.

— А ты для чего тут сидишь? — набросилась Женька на администратора Алису.

— Да я…

— Что «я»?!

— Прекрати, Женька! — крикнула Алиса. — Чего ты расшумелась? Я… Я сделала этому господину замечание…

— Значит, недостаточно! — огрызнулась Женька, швырнув ножницы на стойку.

— Так, Евгения, — нахмурилась Алиса, — может, ты все-таки успокоишься? К тебе клиент скоро придет, ты ему в таком состоянии чего доброго уши отстрижешь.

— Неплохая идея, — буркнула Женька и отправилась в комнату отдыха.

— А ты, Ритка, ну ей-богу, еще бы топ-лес пришла, — сказала Алиса, поправляя очки на длинном носу.

Рита молча показала ей язык и пошла вслед за подругой.

Спустя некоторое время Женька, уже успевшая привести себя в порядок и немного успокоиться, встречала нового клиента — весьма толстого господина с грязными, сальными волосами цвета пакли и слегка оттопыренной, постоянно влажной нижней губой. Глаза толстяка, маленькие, сощуренные, бегали вверх-вниз, ощупывая Женьку со всех сторон, с головы до пят, пока она, наконец, не усадила его в кресло и не пристроилась у него за спиной.

— Как желаете постричься? — натужено улыбаясь в зеркало, спросила она.

— Чтобы выглядеть, как Аполлон.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.