Рубикон

Двинская Мария

Жанр: Ужасы и мистика  Фантастика  Мистика    Автор: Двинская Мария   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Мария Двинская

Школьные методы. 3 Рубикон

- Катя уже завтра выйдет в школу.

- Повезло ей, что быстро вытащили. Интересно, что она рассказала.

- Сказала, что ничего не помнит, очнулась уже в больнице.

- А куда зеркало дели? Я слышал, что его кто-то у школы выкупил. Плохо будет, если оно опять начнёт.

- В подвале у меня стоит.

- У вас? А не опасно, оно же голодное?

- Опасно. Но до новолуния ещё пара дней. Да и в раме оно под контролем, самостоятельно не откроется.

- В раме? Это та, которую купец ему сделал?

- Она самая. Хорошо держит проход закрытым. Правда, пришлось отремонтировать пару деталей, сегодня повешу и можно будет окончательно забыть о зеркале.

- Вы про те железки?

- Да, про них. Если говорить грубо, то рама — дверь, а эти железки — замки. Поразительно, как тогда удалось в кратчайшие сроки их изготовить. Ведь до появления рамы зеркало хорошо порезвилось. А тут два месяца прошло и укротили. Ладно, пойду я. Не хочу совсем по темени идти.

……..

- Денис, ты пакет забыл, — Коля догнал друга и протянул ему тяжёлый полиэтиленовый пакет.

- Это не мой.

- А чей же? Кроме нас тут никого не было.

- А, может, его Реймонд забыл? — предположил Денис.

Коля пожал плечами и заглянул внутрь. Затем вынул из пакета что-то, завёрнутое в жесткую упаковочную бумагу, и осторожно отвернул край упаковки. Посмотрев на предмет, он молча протянул его Денису.

- Замки… — Денису хватило одного взгляда, чтобы узнать деталь от защитной рамы.

- Надо ему сказать, — Коля взял сотовый.

- Там вроде не ловит, — Денис вспомнил прошлогоднее приключение.

- На домашний звоню, — ответил Коля, вслушиваясь в длинные гудки. — Не берёт. Может, не дошёл ещё, — мальчик набрал другой номер. — Абонент находится вне зоны или выключил телефон, — сообщил он ответ оператора.

-Значит, дошёл. Звони ещё раз домой.

Коля снова приложил трубку к уху.

- Кстати, откуда ты номера знаешь? — запоздало удивился Денис.

- Я летом пару раз к нему заезжал, книги брал почитать, — пояснил Коля. — Не берёт. Уже звонков двадцать прошло, с любого места дойти бы успел.

- Если бы смог.

Мальчики переглянулись и, не сговариваясь, перевели взгляды на замок, который Денис всё ещё держал в руках.

* * *

Пробуждение было не самым приятным. Руки затекли, во рту стоял неприятный привкус, и сильно подташнивало. Странно, но он совсем не помнил, чтобы накануне сильно пил. В голове стоял шум, глаза открываться совсем не хотели. Реймонд попробовал вспомнить последние события. Шёл домой; холодно; вроде, зима. Да, точно, зима. Середина января, уже темно, он идёт по парку. Мозг ещё не проснулся, и вспоминать и думать оказалось сложно. Парк? Нет, это не парк, это должно быть кладбище, как раз, если идти пешком и сокращать путь, надо проходить через него. Пешком… почему не на машине? А, да, машина в ремонте. Значит, кладбище. Как же здесь душно, надо встать и открыть окно.

Глаза, наконец, соизволили открыться. Вокруг оказалась совсем не его комната — небольшое помещение без окон и единственным входом напротив, чуть выше уровня глаз, казалось совсем тесным. Свечи, расставленные на полу возле большого длинного ящика в центре, отбрасывали на стены длинные, колеблющиеся тени от группы людей, собравшихся вокруг. Людей было не меньше десятка, все одеты в длинные бесформенные балахоны, накинутые капюшоны скрывали лица. Пахло свечами и дымом горящих углей, к ним примешивался и третий, еле чувствовавшийся неприятный запах протухшего мяса. Окончательно проснувшись и сфокусировав взгляд, Реймонд признал в ящике гроб, а в помещении — маленькое строение склепа на боковой аллее кладбища, мимо которой проходил, когда окликнул какой-то парень. “Огонька не найдётся?” “Не курю”. “Извините”. Влажная тряпка неожиданно прижимается к лицу, нос и рот зажимаются ладонью, перекрывая кислород, рефлекторный вдох, резкий запах эфира и пробуждение уже тут.

Дышать было тяжело, грудь как будто плотно забинтовали и продолжали стягивать повязки. Он попробовал сменить позу и осознал, что не может сдвинуться — странная компания привязала его к деревянному кресту. Руки разведены в стороны и чуть выше запястья плотно примотаны серебристо-серым скотчем к деревянной балке. Ноги не касаются земли, лодыжки привязаны к вертикально поставленному столбу. Реймонд попытался что-то сказать, но вышло только невнятное мычание — рот заклеен полоской всё того же скотча. Напрягшись, он слегка приподнялся на руках, упираясь ногами в столб, разгружая мышцы груди. Это ненадолго облегчило дыхание, но вскоре пришлось снова повиснуть на привязанных руках — оставаться в таком положении требовало больших затрат сил. Было холодно, вся одежда выше пояса неаккуратной кучей валялась в углу около входа и морозный воздух, иногда сквозняком проникающий в склеп, неприятно холодил голую кожу.

Люди у гроба не обращали внимания на пленника, сосредоточенно уставившись на свечу, горевшую в середине широкой части закрытой крышки гроба, в ногах которого установлен крест с привязанным к нему человеком. “Хоть покойника не видно, и то радость”, - подумал Реймонд и снова приподнялся на руках. Человек, в более тёмном, чем у других, балахоне, стоявший в голове гроба, достал толстую книгу и положил на крышку перед свечой. Это послужило сигналом остальным. Человек слева от Реймонда, путаясь в длинном балахоне и постоянно поправляя сползающий на глаза капюшон, тщательно обрисовал вокруг креста пентаграмму, разместив столб в одном из лучей, и обвёл её кругом. После чего отступил назад, уступив место двоим, один из которых сразу встал рядом с крестом, а другой сначала помешал железным прутом горящие угли в жаровне около стены. Освежив жар, он оставил прут на углях. Остальные, невольно толкаясь в тесном пространстве склепа, заняли места вокруг гроба. Глава убедился к готовности группы к церемонии и, открыв книгу, начал чтение.

По тому, с какой скоростью и уверенностью он произносил фразы, Реймонд понял, что этот текст читался не раз и не два, и книга сейчас служила лишь атрибутом. Реймонд вслушался в произносимые фразы. Хотя он и знал латынь, на которой произносился текст, но много слов звучало полнейшей белибердой, напоминая заклинание, которым он открыл проход через зеркало. Через несколько фраз Реймонд узнал в нём фразы из текста для вызова демона, на который наткнулся, пока искал сведения о возможности закрыть зеркало. Да, эта компания подготовилась намного основательней, чем прошлогодние школьники. Реймонд понимал, что сатанисты живым его не отпустят, но всё равно надеялся, что вот-вот всё закончится, превратившись в далеко зашедшую шутку или испытание для новичка в студенческом братстве, мода на которые появилась в последнее время.

Но глава продолжал равномерно произносить текст заклинания, слова которого звучали с определённым ритмом и тональностью, вводящими в состояние транса. Реймонд, несмотря на своё положение, тоже поддался этой ритмике и почти не мигая смотрел на центральную свечу. В этом состоянии он уже не понимал, на каком языке звучат фразы, воспринимая сразу их значение. “Прими скромную жертву и не побрезгуй телом земным”. Чтение приостановилось. Стоящий рядом с чтецом человек вынул из мешка, до этого времени не замеченного из-за гроба, петуха. Пока птица не пришла в себя после заточения, он быстро уложил петуха на бок на крышку и острым кривым ножом одним движением отсёк голову. Другой подставил под обезглавленную шею большую чашу, куда собрал вытекающую кровь. Когда петух перестал трепыхаться, его небрежно бросили в угол в кучу одежды, а чашу поднесли главе. Тот взял её двумя руками и сделал большой глоток, после чего передал чашу направо от себя. Чаша обошла собравшихся против хода солнца, каждый присутствующий выпил из неё петушиной крови, а остатки вылили на голову привязанного к кресту мужчины.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.