Разграбление рождественской елки, или Хватайчтохочешь у Пиппи Длинныйчулок

Линдгрен Астрид

Серия: Пиппи Длинный чулок [5]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Разграбление рождественской елки, или Хватайчтохочешь у Пиппи Длинныйчулок (Линдгрен Астрид)

Однажды во время рождественских каникул в маленьком-премаленьком городке случилось нечто из ряда вон выходящее. На центральной площади к дверям маленькой-премаленькой ратуши прикрепили большущий плакат:

СЕГОДНЯ ВЕЧЕРОМ

НА ВИЛЛЕ ВВЕРХТОРМАШКАМИ

У ПИППИ ДЛИННЫЙЧУЛОК

состоится праздник

РАЗГРАБЛЕНИЕРОЖДЕСТВЕНСКОЙЁЛКИ,

или

ХВАТАЙЧТОХОЧЕШЬ!

ВСЕ ДЕТИ ГОРОДА — ЖЕЛАННЫЕ ГОСТИ.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

ОТ ВСЕГО СЕРДЦА!

Наденьте одежду попрочнее

Ясное дело, Пиппи этот плакат писала не сама. Ей бы никогда в жизни не составить такие слова, как «Разграблениерождественскойелки» или «Хватайчтохочешь».

Целый день дети стайками толпились перед ратушей и читали объявление по слогам, а дочитав до конца, громко и радостно вопили и что было духу неслись домой к своим мамочкам — рассказать о плакате и попросить разрешения пойти на Виллу Вверх-тормашками.

Хотя Томми и Аннике давно было известно, что у Пиппи будет Разграблеииерождествепскойелки, они пребывали в таком же возбуждении, как и все остальные. Сидя дома в детской, они сгорали от нетерпения, когда же наконец наступит вечер! Вообще-то обычно они пропадали у Пиппи целыми днями, но сегодня она решительно заявила, что ей необходимо самой подготовиться к пресловутому «Разграблениюрождественскойелки» или к празднику «Хватайчтохочешь!».

Во время рождественских каникул снег падал и падал! Но в назначенный вечер установилась тихая и очень холодная погода; над головами детей, торжественно шествовавших на Виллу Вверхтормашками, сияло звездное небо.

Процессию возглавляли Томми и Анника. Когда они добрались до места, Томми отворил калитку и, неожиданно остановившись, громко и удивленно воскликнул:

— Что это?..

Окна Виллы Вверхтормашками были темны, в них не светилось ни единого огонька, даже самого малюсенького! Дом в саду среди заснеженных деревьев казался абсолютно вымершим. Детей охватило страшное беспокойство.

— Может, мы ошиблись и пришли не в тот день? — спросил какой-то малыш. — Может, праздник «Хватайчтохочешь!» будет только завтра?!

О, какое разочарование! А ведь они предвкушали столько развлечений… Томми взбежал на крыльцо веранды и попытался открыть дверь, но она была заперта. Одна маленькая девочка расстроилась до слез.

Казалось, ничего больше не остается, как разойтись по домам. Дети двинулись к калитке, растерянные, погрустневшие, изо всех сил пытаясь скрыть, как ужасно они расстроены. Но вдруг, откуда ни возьмись, появился маленький господин Нильссон, мартышка самой Пиппи Длинныйчулок. Он был одет в толстый теплый комбинезончик, специально сшитый Пиппи, чтобы господин Нильссон не замерз в эту снежную зиму.

Господин Нильссон прыгнул на плечо Томми и протянул ему клочок бумаги.

— Вот увидите, Пиппи задумала какой-то сюрприз, — восхищенно произнес Томми.

Он прочел записку. Там большими буквами было написано:

ИДИТЕ ПА СЛИДАМ И СЪЕШТИ ИХ!

Слова были очень странные, но Томми все же понял, что это означает: «Идите по следам и съешьте их!»

По каким следам? И что имелось в виду под словами «съешьте их!». Разве можно съесть следы?!

— Смотрите! — воскликнул Томми. — Вон там! Там, на снегу! Смотрите!

И вправду, на белом снегу тянулся ярко-красный след из карамелек, исчезавший за углом Виллы Вверх-тормашками. Минута, и дети расхватали все «следы»… Запихнув в рот последние карамельки, они замерли от удивления.

— Ну и чудо же эта рождественская елка! — прошептала Анника.

И всем пришлось с ней согласиться. В саду у Пиппи росло множество деревьев, а прямо за домом возвышалась ель, темно-зеленая, раскидистая, тенистая ель! В эту минуту она засверкала огнями тысяч свечей, не каких-то там маленьких рождественских свечек-фитюлек, а большущих, толстых свечей, пламя которых освещало весь сад. Но на ветвях были не только свечи. Там висели гигантские перцовые пряники, изготовленные в форме старичков, и огромные корзинищи из глянцевой бумаги, и колоссальные карамельные крендели, и конфеты в сказочно-красивых бумажных обертках. А еще там было полным-полно всяких флажков! Но самое удивительное — на елке висело великое множество подарков!!!

Сначала дети просто онемели. Они молча столпились вокруг елки. Но потом вдруг громко завопили от радости.

— О, какая Пиппи добрая! — кричали они.

Да, кстати, а где же сама Пиппи? Где она? Пиппи по-прежнему не показывалась. Но совсем рядом с елью находилась большая хижина, которую Пиппи построила из снега вместе с Томми и Анникой. Этим вечером в оконцах хижины тоже сияли свечи, а из дверного проема высовывалась знакомая рыжая головка.

— Эй, найдется среди вас кто-нибудь, кому хочется горячего какао с тортом? Давайте перекусим, а потом попляшем вокруг елки! — выкрикнула Пиппи.

— Да! Да! Давайте! — отвечали дети.

Всем захотелось горячего какао с тортом. Один за другим они проникли в хижину.

— Ну разве не классно получилось? — спросил довольный Томми, усевшись вместе с другими детьми.

Все дружно согласились с ним. Хижина и вправду получилась просто классная!

Посредине стоял большой котел с дымящимся какао, а вокруг целая уйма тортов. Пиппи начала было разливать какао и нарезать торты, как вдруг что-то за окном неожиданно привлекло ее внимание. Чуть поодаль, у самого дома, стоял маленький мальчик. Он поселился в этом городке всего лишь несколько дней назад и еще не познакомился с Пиппи. Поэтому он был уверен, что его никто на праздник не пригласит. Весь день, сдерживая слезы, бродил он вокруг дома Пиппи, а когда настал вечер, он пошел за другими детьми, чтобы только посмотреть. Он надеялся, что его не заметят. И вот теперь он, переминаясь с ноги на ногу, смотрел на великолепную рождественскую елку и на снежную хижину, где дети, рассевшись где попало, болтали и смеялись. Внезапно он почувствовал, что к горлу подкатывается комок и это причиняет ему страшную боль. Вот в этот-то самый миг Пиппи и увидела его! Она тут же вылезла из хижины. Малыш ужасно перепугался. Он хотел было удрать, но, как бы там ни было, ноги не слушались его.

— Ты кто такой? — спросила Пиппи.

— Меня зовут Элуф, — ответил мальчик. — Я… я вовсе не хотел брать что-нибудь с елки! — А затем добавил: — А нельзя ли мне посидеть немного в хижине? Я твердо обещаю ничего не есть!

Эти слова вырвались у него прежде, чем он успел подумать. Ведь ему так хотелось хоть немножко побыть в хижине вместе со всеми детьми!

— Ни за что на свете!.. — отрезала Пиппи.

Да, конечно, ничего другого Элуф и не ждал, но комок, подкатывавший к горлу, причинял еще более острую боль, чем прежде.

— Если ты пообещаешь ничего не есть, тебе ни за что на свете не разрешат войти в хижину, — заявила Пиппи. — Но если ты пообещаешь съесть больше всех, то будешь желанным гостем.

И она впихнула Элуфа в хижину.

Вскоре малыш уже сидел среди других детей, пил какао и уплетал кусок торта — такой большой, что места для комка в горле уже не оставалось. А глаза Элуфа сияли ярче, чем свечи, которые Пиппи зажгла в хижине.

Но к Пиппи, на Разграблениерождественскойелки хотели прийти не только дети. До ребятни, обменивавшейся впечатлениями, донесся жалобный вой; казалось, в саду горюет совершенно одинокое, всеми покинутое существо. Пиппи снова вылезла поглядеть, кто так жалобно плачет. Это скулил песик, лохматый черный песик, с грустным видом сидевший в сугробе! Пиппи протянула к нему руки.

— Подойди к Пиппи и расскажи ей обо всем, — приказала она.

Ну не чудо ли? Черный песик в два прыжка очутился возле девочки и бросился к ней в объятия, словно только об этом и мечтал. Он пищал и скулил, как будто рассказывал о своем горе.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.