Пиппи Длинныйчулок в парке Хмельники

Линдгрен Астрид

Серия: Пиппи Длинный чулок [6]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пиппи Длинныйчулок в парке Хмельники (Линдгрен Астрид)

В маленьком-премаленьком городке, где жила Пиппи Длинныйчулок, жизнь протекала очень мирно. Хулиганов там было один, ну от силы двое. А Пиппи к тому же быстренько повывела и этих немногих.

Но в королевской столице обстояли дела куда хуже. В газетах можно было прочесть, что хулиганы там так и кишат.

— Смотри, что пишут, — сказал Томми и ткнул пальцем в газету, указывая на заголовок: «По вечерам в парке Хмельники бесчинствуют хулиганы. Полиция бессильна».

— Плохо дело, плохо, — сказала озабоченно Пиппи, высунув голову из дровяного ларя.

Ведь они — Пиппи, Томми, Анника — забрались именно в дровяной ларь на Вилле Вверхтормашками, чтобы спокойно почитать газету.

— Вот бы им в парк Хмельники заполучить Пиппи Длинныйчулок! — сказала Анника.

— Раз ты так хочешь, — произнесла Пиппи, — так и будет! Они меня получат. Мы переезжаем в парк Хмельники.

— Ты что, обалдела?! — удивился Томми. — Это невозможно… Где мы будем жить? Ведь не можем же мы поселиться, например, в Королевской библиотеке!

— А я захвачу с собой Виллу Вверхтормашками, — заявила Пиппи. — Разобрать ее и снова выстроить на новом месте займет всего полдня.

— Ну да?! — удивилась Анника.

— Мы едем! — заявила Пиппи. — Я всегда огорчаюсь, когда слышу, что полиция бессильна!

— Но, вероятно, потом ты снова перенесешь сюда Виллу Вверхтормашками, — недоверчиво произнес Томми. — Потом, когда разберешься с хулиганами в парке Хмельники…

Пиппи кивнула.

Так все и вышло. Пиппи, и Томми, и Анника, а также господин Нильссон — маленькая обезьянка, жившая у Пиппи, а также ее лошадь и масса досок, из которых была выстроена Вилла Вверхтормашками, однажды в полдень прибыли в парк Хмельники в центре Стокгольма. Пиппи тотчас взялась за постройку дома, точь-в-точь такого же, как тот, что стоял в старом саду в маленьком-премаленьком городке.

Когда дом был почти готов, оставалось лишь возвести крышу, появился маленький господин в сером костюме с кислым выражением лица, прогуливавшийся по дорожке сада.

— А у тебя есть официальное разрешение на строительство? — прорычал господин в сером, обращаясь к Пиппи. — Разрешение строить! Тебе позволили?

— Не-а, — ответила Пиппи. — Но до сих пор все тем не менее шло прекрасно.

— Хорошенькая история! — воскликнул господин в сером костюме. — Немедленно прекрати! А не то я доложу о тебе в комиссию по труду.

— Ну и заявляй, — спокойно ответила Пиппи. — Думаю, пожалуй, что комиссия по труду — там-та-рарам; сам понимаешь, что у дома должна быть крыша. А не то дождь протечет в дом, болван ты этакий!

Господин в сером невероятно разозлился. Подойдя к Пиппи, он резко дернул ее за руку. Ведь он не знал, что в их город явилась самая сильная девочка в мире!

Но Пиппи торопилась закончить постройку дома, поэтому она просто подхватила господина в сером и со всей благожелательностью отнесла на улицу Энгельбрексгатан, где стоял юрсхольмский поезд, готовый к отправлению. А потом Пиппи, Томми и Анника помахали ему вслед носовыми платками, пожелав счастливого пути.

О, как господин в сером рассердился на Пиппи! Ведь он жил вовсе не в Юрсхольме. Он жил в Энскеде.

Когда над парком Хмельники опустился светлый весенний вечер, Вилла Вверхтормашками была готова; можно въезжать. Пиппи помчалась в кондитерскую на улице Стурегатан и купила целую кучу пирожных со сливками и много бутылок лимонада.

А еще они с Томми, Анникой и господином Нильссоном устроили на кухне Виллы Вверхтормашками роскошное новоселье. Было совершенно необходимо, чтобы лошади тоже достались пирожные со сливками, ведь ей было так трудно оставить в покое красивые зеленые лужайки в парке. На всякий случай Пиппи соорудила перед ней на веранде щиты с объявлениями.

«По лужайкам не ходить!» — было написано на одном. «Не раздражай Хольгера Блума!» [2] — на другом. Но лошадь преуспела в чтении не больше самой Пиппи, поэтому нельзя рассчитывать, что она верно поняла написанное.

Пиппи, Томми и Анника смотрели в кухонное окно. Перед ними раскинулся Стокгольм. Город сиял огнями. Было так красиво!

Они решили, что жить в Хмельниках и вправду весело.

— А теперь самое лучше пойти и лечь спать, — зевнув, сказала Анника.

— Надеюсь, вечером никакие хулиганы не придут, — понадеялся Томми.

Но именно их ему и предстояло увидеть! В тишине парка вдруг раздались крики и свист. Это явились хулиганы! Много дюжин хулиганов!

Они тотчас принялись за свои обычные невинные развлечения: дергали за усы встречных дяденек, вырывали сумки у одиноких дам и нецензурно ругались направо и налево. Они знать не знали, что на них из окна неодобрительно взирает Пиппи.

Внезапно хулиганы заметили Виллу Вверхтормашками. Они протиснулись к кухонному окошку и заглянули в него. Подумать только! В кухне сидели трое детей! И среди них девочка — ярко-рыжая и в разных чулках — черном и желтом. Казалось бы, это могло навести хулиганов на размышления [3] , но они явно не следили за литературой высокого класса и потому не знали, кто перед ними на самом деле! Не знали, что это не первый попавшийся рыжеволосый ребенок, а самая сильная девочка в мире!

А тем временем лошадь, стоявшая на веранде, упорно читала по складам объявление: «Не раздражай Хольгера Блума!» При виде такой сценки хулиганы разразились громким хохотом.

— Гляньте-ка на кобылу. Покатаемся на ней верхом, — предложил один из них.

— Да, да, — сказала Пиппи, показавшись на веранде. — Хулиган верхом на лошади — трам-тара-рам, вот это было бы зрелище! Кто угодно бы расплакался от умиления! Но дело в том, что моя лошадь в первый раз в Стокгольме, она немного застенчива и хочет, чтобы ее оставили в покое, так что никакого катания верхом не получится.

Здоровенный предводитель хулиганов, отвратительный тип, которого звали Рускен [4] , переспросил:

— Никакого катания верхом? — Рускен пнул ногой лошадь, чтобы она покинула веранду. — Никакого катания, говоришь?! А кто мне помешает?

Рускен заржал, собираясь вскочить на спину лошади.

— Минуточку, — сказала Пиппи. — Можно спросить тебя кое о чем, прежде чем ты усядешься верхом на мою лошадь?

— Чего тебе еще?

— Ну, мне просто хотелось бы знать, где ты предпочитаешь, чтобы тебя похоронили: прямо здесь, в парке Хмельники, или где-нибудь в другом месте?

Рускен с мерзким смешком вскочил на лошадь.

Очнулся он в траве возле холма Флоры. Рядом с ним на красивом небольшом кургане лежали другие хулиганы. Они не могли пошевельнуться, так как были связаны по рукам и ногам крепкими веревками.

— Что такое, что случилось? — слабым голосом утомленно спросил Рускен. — Неужели землетрясение?

Сперва все молчали. В конце концов один из шайки хулиганов, Кнаспер, сказал:

— Она… эта рыжеволосая девчонка… она… ой-ой-ой!

— Ты, верно, хочешь сказать, что это она?! — взревел Рускен.

— Да, именно она, — ответил Кнаспер.

Рускен рванулся, скрежеща зубами.

— Гррр, — проворчал он, — какой-нибудь силач, такой как Карл Альфред, показал бы этой девчонке.

— Мальчик! — сказал Кнаспер. — Против этой девчонки у Карла Альфреда не было бы ни малейшего шанса.

Покинув виллу, Пиппи из телефонной будки позвонила в полицию.

— Могу я поговорить с начальником полиции? — вежливо спросила она.

Фрёкен, снявшая трубку в полицейском управлении, поняла, что на другом конце провода маленький ребенок.

— Ты хочешь поговорить с начальником полиции Русом? — недоверчиво спросила она.

— Да, но если у тебя в запасе есть какой-нибудь другой начальник, то я могу сначала поговорить с ним, — ответила Пиппи.

Но такого у фрёкен не было, и начальник полиции Рус подошел к телефону.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.