Светлая сторона тьмы

Бондарь Ирина Михайловна

Серия: Зеркало душ [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пролог. Вред забытых пророчеств

Представьте себе реакцию спящего дракона, разбуженного чьим-то резким криком над самым ухом:

— Спишь, бездельник?!

Правильно представили! Я подскочил, заорал и с перепугу выпустил в потолок трехметровую струю пламени. На сестрицу, впрочем, это не произвело должного впечатления. Мелкая пакостница яростно скалила белоснежные зубы, из пасти летели искры и языки огня. Не понял! Когда я успел ее так разозлить?

— Как можно было доверить создание мира такому безалаберному оболтусу? А еще старший, называется!

— Aarrrleyaa! — прорычал я. — Прекрати вопить и объясни, что случилось?

Я прижал к полу длинный хвост янтарной драконицы, чуть не угодивший мне в глаз, и потребовал объяснений. Несмотря на взрывной характер, Лея обычно не ругалась по пустякам, а сейчас девочку просто трясло от негодования.

— Ты когда в Пайване был последний раз, творец недобитый? — прошипела сестра.

Я замялся. Признаться, что был занят другими более интересными экспериментами, значило навлечь на свою голову новую порцию неприятных эпитетов. Но я и впрямь забросил первый созданный мною мир, будучи полностью уверен, что он и без меня будет развиваться по заданному пути. Ну что могло там случиться? Темные и светлые истребили друг друга? Нет, мир ведь все еще жив.

— Некоторое время назад, — очень осторожно ответил я. — Сама помнишь, у нас с отцом появились дела в дальней части Паутины, не до того было.

Аррлея так и не смогла высвободить хвост, поэтому решила сменить форму. Теперь нотации огромному дракону, мне то есть, читала хрупкая черноволосая девчонка с янтарными глазами.

— О, великий и мудрый творец миров, — отсутствие огня и клыков не мешало ей продолжать шипеть каждое слово, — а создавая закрытый мир, вы не забыли случайно удалить внешний канал связи с Паутиной?

— Спроси чего полегче, — проворчал я, с трудом вспоминая момент рождения Пайваны. — Судя по тому, что ты так ехидно это спрашиваешь, то забыл. Все равно там нет ни одних врат, оттуда никто не сможет пробиться в Паутину.

— Оттуда — нет, — как-то подозрительно серьезно ответила Лея. — А внутрь — очень даже. Шай, я даже не представляю, что скажет папа, когда узнает.

Слишком уж трагично все это прозвучало. Я спешно перебирал в памяти катастрофы, которые может вызвать подобная ошибка миросозидания. Вроде бы ничего фатального. Если мои собственные создания перебили друг друга, и в мире, кроме травы и зверья не осталось ничего разумного, это их проблемы. Хотя, кажется, не было необходимости уничтожать всех разумных. Вроде бы, я замыкал все на крови правителей, достаточно было вырезать одну из династий. Вряд ли кому-то под силу убить абсолютно всех носителей волшебной крови, они ведь плодятся с каждым поколением! Остаются еще и бастарды…

— Не о том думаешь, — хмуро перебила мои мысли сестра. — Пожирателя миров не вспомнил?

Вот тут я почувствовал, что сердце упало даже не в пятки, а в бездонную пропасть. Тень, высасывающая жизнь из миров Паутины, была практически неуловима, и изгнать ее было почти невозможно. После нее оставалась только пустая оболочка, не пригодная ни к чему, болтаясь порожним балластом рядом с уцелевшими соседями. Узнать, что пожиратель присосался к твоему миру — больше, чем оскорбление, а скормить этому Червю свой первый мир — позор не только для меня, но и для всей семьи.

Я заскрипел зубами, сам не заметив, как принял человеческий облик.

— Раньше надо было злиться, — горько сказала Лея. — Теперь у тебя на руках умирающая Пайвана, напичканная гибельными пророчествами в придачу. Когда я последний раз была там, один из светлых магов просил ответов на свои вопросы, пришлось посмотреть, в чем там дело. Кроме пожирателя, уже начавшего потихоньку разъедать плоть Пайваны, твои шейсы умудрились и сами себе напакостить. Сейчас из всей правящей семьи живы четверо, один из которых планирует сократить это количество на три головы.

— Но как это произошло? Их же были сотни, если не тысячи? Сама знаешь, как плодятся правители, оставляя в каждом селе по паре бастардов! — я принялся нервно расхаживать по пещере, пытаясь как-то свыкнуться с неприятной новостью. — Не важно. Пайвана и так далась мне довольно сложно, теперь еще и Тварь засела в этом проклятом мире. Может, схлопнуть его, и дело с концом?

Черные брови сестры от удивления поползли вверх.

— Ты в своем уме? Каков бы ни был мир, он живой, его населяют тысячи душ, каждая из которых останется на твоей совести! Ты обязан защищать и хранить их, создатель, до самого последнего мига, да и его должен оттягивать, как можешь! Ну зачем надо было замыкать весь мир на кучке носителей волшебной крови?

— Ты сама была не против, — пришлось рыкнуть на самозваную воспитательницу, чтоб не зарывалась. — Никто не знал, что они окажутся такими слабаками. Сами, говоришь, напакостили? И как?

— Да прокляла одна обиженная женщина, а тебе расхлебывать!

Ох уж эти обиженные дамочки, никакого спасу от них нет.

— Я ведь защитил их от проклятий? Это точно помню! — слава Небу, такие детали отложились в голове очень четко.

— Она была волшебницей, — Аррлея уселась на пол и обняла колени руками. Видимо, ругательное настроение у нее прошло. — И ждала ребенка от тогдашнего тсаря. А он испугался и оттолкнул ее, а бедная девочка использовала силы нерожденного сына, чтобы проклясть всю династию. И сейчас их осталось только четверо, включая потомка того бастарда.

— У каждого проклятья должно быть теоретически выполнимое условие, чтобы можно было его снять! — я заинтересованно смотрел на сестру, немного воспряв духом.

Потом вспомнил о Черве и снова скис. Проклятая тварь!

— Теоретически, — съязвила младшенькая. — Династия будет вымирать, пока наследники не начнут войну друг против друга, и один из них либо убьет остальных, либо спасет, и сам погибнет. Если уж они докатятся до войны, как думаешь, захотят спасать друг друга?

— А если умрет последний, мир погибнет, — задумчиво протянул я. — И Червь вместе с ним, потому что в Пайване слишком линейные и жесткие правила ведения игры.

Лея зло сощурила янтарные глазищи.

— Даже не думай об этом! Он почувствует гибель мира и уберется оттуда раньше, чем твои творения истребят друг друга.

— Нет, ты не понимаешь! — решение забрезжило на самом краю сознания. — Все дело в моих собственных ограничениях! Пожиратель не способен пока развернуться по полной, поскольку вынужден действовать по правилам. И мы не сможем выкурить его оттуда, но это сделают сами жители Пайваны!

— Братик, ты забыл, что не можешь вмешиваться слишком уж явно! И пророчества отменить тоже не в силах!

Я засмеялся.

— Нет, зато я могу наделить силой те выдумки, которые кто-то из смертных считает пророческими, и повернуть ход событий в нужном направлении. Надо только поискать подходящее и не пропустить переломный момент, после которого даже мы не сможем ничего спасти.

— Слишком многое зависит от одного оболтуса! — фыркнула Аррлея. — От тебя, а не от бедняжек-смертных. Не пропустить момент, ха! Ты уже не подпустил Червя к Пайване!

— Зато ты обладаешь уникальной возможностью помочь мне и спасти целый мир! Эй, эй, не вздумай! Прекрати кусаться!

Часть первая. Чужие

Найт

Его величество рассеянно пролистнул несколько страниц отчета и невпопад кивнул.

— Вы совершенно правы, господа, я подумаю над этим. Вряд ли светлые планируют в ближайшие луны напасть на нас по-настоящему, но некоторые меры предосторожности все же принять следует. Морган, дай команду своим ребятам затаиться, Айвин и его шпионы начинают чистку в своих рядах.

— Уже сделал, — мрачно отчитался черноволосый шейс, с неудовольствием глядя на папку в руках правителя. — Мы потеряли троих за последнюю луну, а наша сеть не бесконечна, чтобы скармливать этому стервятнику Дираку лишние головы. Кроме того, даже связь через сны стала неустойчивой, новости поступают с перебоями, так что лучше не рисковать.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.