Неприятности в Простоквашино

Успенский Эдуард Николаевич

Серия: Простоквашино [13]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Неприятности в Простоквашино (Успенский Эдуард)

Глава первая

ПОДРУГА ГАЛЧОНКА ХВАТАЙКИ

Жизнь в Простоквашино была всё краше и краше. Вовремя приходило лето, вовремя уходила зима. Дожди шли тогда, когда надо, а не так, чтобы когда ни попадя. И птицы прилетали, и рыба ловилась, – никто речку Простоквашку не отравлял.

Только в народе говорят:

– Если всё хорошо, это значит, что не всё хорошо.

Некоторые пессимисты заостряют:

– А если всё очень хорошо, это значит, что скоро всё будет совсем плохо.

Совсем плохо не вышло, но кое-какие неприятности в Простоквашино произошли.

Сначала сложности с Хватайкой начались.

Как-то раз пёс Шарик прибегает в поле к коту Матроскину, который там свою корову Мурку пас, и кричит:

– Хватайка жену привёл!

Матроскин ведро с молоком схватил, и вместе с Шариком побежал разбираться – что это за жена такая.

И верно, Хватайка жену привёл. Да такую носатую, клевачую, что другой такой и за сто вёрст не найти. Она своим носом больше в попугая пошла, чем в галку.

Попытался Матроскин её тихонько со шкафа к окну повыталкивать – какое там! Шипит и кусается!

А сам Хватайка сбоку поглядывает: мол, я что, я ничего – так вот случилось! Хотите – выталкивайте, хотите – не выталкивайте, только я сам её выталкивать не буду!

И она осталась. Твёрдо так она у Хватайки на шкафу поселилась. Назвали подругу Хватайки – Тащилка. И, конечно, стала она всякий мусор к себе на шкаф тащить, чтобы гнездо вить.

Пока она основу гнезда из старых авторучек устраивала и из окурков уличных, всё было сносно. Но когда она стала гнездо мягким пухом покрывать, то выяснилось, что самый мягкий пух находится у кота Матроскина на животе.

И началось!

Только Матроскин возле своей коровы Мурки на полянке разляжется, лапы на солнышке в разные стороны разбросит, эта крылатая хулиганка как подскочит, как хватит его за пух на пузике – и бежать!

Матроскин буквально из себя выскакивал:

– Караул! Кыш! Поймаю! Сварю! Утоплю!

Он гонится за ней, а за ним гонится и сам «летающий пинцет» Хватайка. И тоже норовит из спины у кота клок шерсти вытащить.

Ой, как Матроскин прыгал, ой, как страшно рычал!

Шарик, всё это видя, себя по животу лапами хлопал и вопил:

– Ой, как смешно! Ой, как смешно! Ой! Кто это меня в спину клюнул! Ой, кто это из меня шерсть выклёвывает?! Поймаю – сварю!

Через некоторое время в гнезде на шкафу яйца появились.

Матроскин с одной стороны гордился:

– Вот мы какие! У нас любая живность разводится!

А с другой очень боялся:

– Когда эта эскадрилья из яиц вылупится, нам же из дома бежать придётся. Домашние куры – это я понимаю. Но домашние галки – это перебор, это уже слишком! Это всё равно, что мышей в доме разводить.

Глава вторая

ВИЗИТ ДЕДУШКИ КАДУШКИНА С ЧЕМОДАНОМ

Как-то утром в солнечную погоду в калитку к дяде Фёдору кто-то постучал.

Все, конечно, быстро обрадовались и наперегонки побежали калитку открывать.

За калиткой стоял некрепкий такой, дохловатый дедушка с белой бородой, в соломенной шляпе и старым кожаным чемоданом на колёсиках.

– Здравствуйте. Я ваш дедушка.

– В каком смысле дедушка? – спросил Матроскин.

– В том смысле, что вы живёте в моём доме.

Все так и оторопели и глаза на дедушку вытаращили.

– А кто может подтвердить, что мы живём в вашем доме? – спрашивает кот.

– Никто не может, – говорит дедушка. – Все подтверждальщики умерли.

– Значит, это не ваш дом! – говорит Матроскин.

– Нет, мой!

– Раз подтверждальщиков нет, – спорит кот, – значит, дом не ваш.

– Нет, мой, – спорит дедушка. – Я даже скажу, что в нём есть. Печка, стол и две лавки. И картина на стене «Три богатыря на лошадях».

– Никаких «Богатырей» у нас нет, – говорит Шарик. – У нас только «Три медведя на деревьях».

– Значит, одичали, – говорит дедушка.

– И лавок у нас нет! – кричит Матроскин. – У нас только стулья.

– Значит, вы мои лавки перепилили и сожгли.

Тут Шарик раскипятился:

– Это как понимать? Раз мы живём в этом доме, значит, это наш дом. А вы можете смело дальше идти, вплоть до горизонта. Там ещё много таких домов встретится и все ваши!

Тут дядя Фёдор вмешался:

– Вы, дедушка, расскажите нам, кто вы? Как ваша фамилия? Откуда вы взялись? Где вы раньше жили?

– Раньше я жил здесь, – говорит дедушка. – И взялся я отсюда. Фамилия моя очень благородная и трудовая. Моя фамилия – Кадушкин Нил Силыч.

Тут дедушка задумался.

– Нет, наоборот: Сил Нилыч. Но Кадушкин – это точно.

Матроскин тихо так говорит Шарику:

– Сбегай к почтальону Печкину. Пусть он скажет – знает ли он этого дедушку Кукушкина… нет: Какош…, нет: Кадушкина с чемоданом.

Шарик побежал, а Матроскин дальше так сурово спрашивает:

– Документы у вас есть?

– Какие такие документы? – говорит дедушка. – Возраст и борода – вот мои документы.

Матроскин застеснялся. Ему как-то неловко было о документах говорить: у него самого документов отродясь не было. Но он всё равно настаивает:

– Ну, такие документы, с номером, печатью, с фотографией… паспорт, что ли, там.

– Нет у меня никакого паспорта, – говорит дедушка.

– Ладно, – говорит дядя Фёдор. – Проходите пока в дом. Мы вас чаем напоим.

Глава третья

ВИЗИТ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Тут почтальон Печкин поспешно пришёл с Шариком. Он, видно, себе яичницу готовить собирался, потому что у него в руке три яйца куриных было.

Дядя Фёдор спрашивает:

– Знаете ли вы этого дедушку с чемоданом?

Печкин задумался и думал очень долго. А дедушка вмешался:

– Откуда он может меня знать, этот юноша, – ему в те времена ещё и десяти лет не было.

Печкин обрадовался, что его юношей назвали и говорит:

– Я такого дядю припоминаю. Был у нас похожий. Только у него на руке никакого самовара нарисовано не было.

– Это не самовар! – обиделся дедушка. – Это маяк к новой жизни.

– Маяк – это хорошо, – говорит Печкин. – А всё-таки какие у вас есть документы? Сегодня время такое, как в революцию: людей без документов не бывает.

Дедушка понял, что Печкин – человек серьёзный и так просто от него не отделаешься. Он открыл свой чемодан и говорит:

– Вот у меня есть справка с последнего места работы.

Печкин взял справку и стал читать, а яйца, чтобы они ему не мешали, на шкаф положил:

Справка

Дана Кадушкину Силу Нилычу, что во время пребывания в лесотундре Министерства Внутренних дел проявил себя как инициативный работник. Лесонорму выполнял ежедневно. Досрочно освобожден по зачёту.

Печкин сразу понял, какая к ним «птица» прилетела, и спрашивает:

– Ну и чего вам там не сиделось в Министерстве Внутренних дел? И зачем вам новая жизнь понадобилась? Чем это вас старая не устраивала? Работник вы инициативный, лесонорму выполняли.

Дедушка Кадушкин даже разозлился:

– А ты сам когда-нибудь пробовал выполнять лесонорму в лесотундре?! Тебе бы тоже там не особенно сиделось!

Дядя Фёдор решил его успокоить:

– Вы лучше чаю выпейте, отдохните и всё о себе по порядку расскажите.

И дедушка Кадушкин стал рассказывать.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.