Сказочные повести. Выпуск пятый

Чеповецкий Ефим Петрович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сказочные повести. Выпуск пятый (Чеповецкий Ефим)

Сказочные повести. Выпуск пятый

Е. Чеповецкий

Приключения шахматного солдата Пешкина

ГЛАВА ПЕРВАЯ

О тех, кто жил на письменном столе Коли Пыжикова

На столе школьника Коли Пыжикова, как и на всяком письменном столе, стояли разные вещи. Когда людей в комнате не было, они оживали, беседовали между собой и решали всякие важные вопросы.

Конечно, не каждый мог это видеть. Для того чтобы подглядеть, как оживают вещи, нужно знать, откуда и как на это дело смотреть.

На столе было множество разных предметов, но только некоторые из них заслуживали особого внимания.

Например, глобус. Этот житель стола считал себя великим всезнайкой и знаменитым путешественником. Не было на земном шаре ни одного материка, ни одной страны и даже маленького острова, где бы он не побывал, потому что все они были нарисованы прямо на нем.

Старинный чернильный прибор очень гордился своим благородным происхождением. Однако вел он себя весьма странно. Стоило опустить ручку в одну из чернильниц, как та немедленно начинала плеваться кляксами и при этом никогда не просила прощения. Зеленое сукно, которым был обит стол, напоминало фотографию оборотной стороны Луны со всякими неизведанными морями, вулканами, горами и пустынями, и чернильницы считали это своей личной заслугой. Короче, каждый гордился чем мог.

Но наибольшим уважением здесь пользовались шахматы.

Дело в том, что Коля Пыжиков собирался стать шахматным чемпионом. Он очень завидовал Ботвиннику, Смыслову, Талю — самым знаменитым шахматистам, но сыграть с ними партию-другую ему так и не пришлось: как-то не выпадало свободного времени.

Зато со своим соседом, Петей Петушковым, он сражался ежедневно. При этом оба игрока делали такие замысловатые ходы, что даже шахматные короли теряли головы.

У шахмат Коли Пыжикова была нелегкая жизнь. О ней следует рассказать отдельно.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Шахматное царство-государство

В большой полированной коробке с крышками в белую и черную клетку жили две вражеские армии. Во главе их стояли короли и королевы. Солдаты и офицеры были вооружены до зубов, туры — неприступны, как крепости, а кони — норовисты и выносливы.

Хотя в наше время принято называть королев ферзями, а офицеров слонами, Коля предпочел оставить за ними старинные звания. Шахматы были его собственностью, и он имея право поступать с ними так, как ему вздумается.

И странное дело. Стоило только игрокам уйти из комнаты, как в воинственном шахматном государстве наступал мир: ни о какой войне не было и речи. Короли с королевами ходили друг к другу в гости, устраивали веселые праздники и карнавалы, катались верхом на боевых конях. Белые офицеры танцевали по очереди с черной королевой, а черные — с белой. Никто никого не сбивал и не объявлял мата.

Солдаты тоже жили мирно. Они играли в домино, в кошки-мышки, а если и устраивали борьбу и клали друг друга на лопатки, то после этого пожимали руки и оставались друзьями.

В шахматном государстве были свои строгие правила и свой особый язык.

Если какой-нибудь офицер хотел пригласить королеву на танец, он должен был подойти к той клетке, на которой она стояла, и вежливо сказать: «Разрешите, ваше величество, пригласить вас на тур вальса». На шахматном языке это звучало так:

— Гранд плиссе, рахада вальсэ!

Соглашаясь, королева кивала головой и строго говорила:

— Гарда ля соль, тура дэ мозоль! — что значило: «Только предупреждаю, не будьте слоном и не наступайте мне на ноги!»

Когда же начинался общий танец, все брались за руки, кружились и пели:

Е-два, Е-четыре, Станем дружно, Круг пошире! Эф-шесть, Цэ-семь — Будет весело нам всем!

Самым большим уважением в коробке пользовались короли И это неудивительно. В шахматных государствах короли играют большую роль. Не то, как известно, живой король: будь на его голове хоть три золотые короны, в наши дни — он не фигура. Кроме того, шахматные короли устойчивей всяких других королей, потому что у них в пятках находится тяжелый свинец.

Вот такой была жизнь в шахматном царстве-государстве, когда в комнате не было людей. Но стоило игрокам расставить на позиции шахматные армии, как тут же начинался жестокий бой, гае поведение фигур зависело от того, кто ими управлял.

К примеру, черный король, которого звали Смоль, он едва-едва ходил и, даже убегая, мог сделать только один шаг назад или в стороны. Поэтому ему всегда приходилось прятаться за спины своих солдат или за юбку королевы. — Зато королева могла забегать далеко вперед, решать важные военные вопросы и вертела королем как хотела. Собственно говоря, она и была самой главной фигурой при короле.

Кони были как кони. Во время сражений они шарахались в стороны: скакнут на две клетки и обязательно бросятся вправо или влево. Ну что с них возьмешь? Ведь при нынешней военной технике коням только и остается что держаться в стороне.

Офицеры в шахматной армии были очень легкомысленны, они никогда не ходили по прямой — шатались по косым линиям и увивались вокруг королевы.

А солдаты были, как все солдаты: для них приказ есть приказ, и отступать они не могли.

Многие фигуры стремились к высшему званию. По шахматным законам доблестный солдат, достигший противоположного края доски, мог достичь любого воинского звания и даже получить титул королевы. Не зря у шахмат существовала поговорка: «Плох тот солдат, который не мечтает стать королевой».

Белая армия была отделана под орех, и этот цвет считался защитным цветом. А с королем дело обстояло так. В одном из сражений он потерял свою корону. Король без короны — не король, и Коля назвал его генералом.

Конечно, он остался самым главным, но теперь к нему все обращались просто по званию — генерал. И, хотя был он грузный с виду, военная кость держала его прямо. Спал он, если надо, в окопах, ел из походного котелка, а солдат называл «пешками». В общем, был «гроза врагу, отец солдатам». Говорил прямо, словно рубил с плеча. И если случалось ему в обществе держать речь, то сразу было видно: генерал!

Именно в его армии и нес службу наголо бритый, в атаках битый, победами знаменитый шахматный солдат, по фамилии Пешкин, деревянной гвардии рядовой.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Как чиж спасал храброго солдата

Пешкин, на первый взгляд, ничем не отличался от остальных солдат.

Ведь в армии все воины на одно лицо, особенно когда стоят в строю.

Но тот, кто был знаком с ним поближе, мог бы многое о нем рассказать.

Солдат Пешкин был отлично выточен из крепкого дуба. Если бы он был настоящим человеком, о нем говорили бы: «Ладно скроен, крепко сшит». Всегда подтянутый, стройный, он весело поблескивал среди остальных солдат. Не случайно Коля ставил его всегда впереди генерала. Пешкин был надежен в бою, и, если случалось, что противник его сбивал, Коля тут же снова ставил его на доску вместо уцелевшего воина, приговаривая.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.