Новые гладиаторы[СИ]

Попов Денис В.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Новые гладиаторы[СИ] (Попов Денис)

Попов Денис Сергеевич

Новые гладиаторы. Часть 1

Советский союз, Никитинск 1984 г.

На пыльной пустынной улице группа из четырех подростков окружала пятого. Щуплый рыжий пацан медленно пятился назад, зажав руки за спиной. Преследователи уже не спешили, и подходили не торопясь. Рыжий продолжал отступать, пока не уперся спиной в стену. Он вздрогнул. Слева от него была большая куча строительного мусора, а справа серый автомат с газировкой. Все, тупик. Бежать некуда.

Четверо встали полукругом в нескольких метрах от жертвы. Среди четверки особенно выделялся длинный белобрысый парень. Он был выше остальных на голову, и потому, наверное, казался главным. Немного выступив вперед, белобрысый заговорил:

— Ну, и че ты, бивень, убегал? Думаешь, от нас уйдешь?!

Голос его ломался, спрыгивая с фальцета на басок.

— Че, это ты там прячешь за спиной, а ну покажь!

Рыжий молчал, сжав губы. На веснушчатом лице не было страха, только легкая настороженность. Его взгляд перепрыгивал с одного врага на другого, в ожидании нападения.

— Гляди, Жердь. Он тя ваще не уважает! — подал писклявый голос черноволосый толстяк слева. — Ты, с какого района, чувак? Может ты с шишки? Так, крякни. Или ты с вишневки, тогда точно не тронем. Разве что до дома проводим, а то здесь опасно, говорят хулиганы разные ходют.

Он захохотал, а вслед за ним заржали и остальные. Они потихоньку приближались к рыжему, опустив руки. Кастеты, либо свинчатки были у всех, но использовать оружие против одного хилого терпилы, считалось западло. Вся четверка состояла на учете в детской комнате милиции.

Рыжий достал руки из-за спины. В правой ладони была сжата тусклая артиллерийская гильза размером с чекушку.

— Гляньте, — подал голос толстяк, — у него сорокапятка! Четкая гильзуха! Чур, моя будет.

Приятели не возражали. Толстый заводила продолжал:

— Короче, так. Отдаешь гильзу, и снимаешь адики, — он показал пальцем на новые синие замшевые кроссовки с белыми полосами. — Ну, и все бабки гони, тогда не тронем.

Рыжий молчал.

Толстяк занервничал, и повысил голос:

— Ну, ты че, в натуре, тормоз, что ли?! Гильзу положил, и карманы к осмотру!

Рыжий медленно поднял руку с гильзой.

— Конечно, бери, не жалко.

После этого, он с силой метнул болванку в лицо толстяку. Тот не успел среагировать. Настолько неожиданным был выпад хиляка.

Закрутившись в полете, гильза плашмя ударила чернявого в зубы, выбив сразу несколько штук. Тот охнул, схватился руками за лицо, и стал оседать на асфальт.

Остальные трое бросились на рыжего одновременно. Они были "сыгранной командой", если так можно выразиться. У каждого была своя роль в драке. Через пять секунд, рыжий уже валялся на асфальте. Нападавшие работали ногами. Оставляя на тротуаре густой кровавый след, избиваемый отползал в сторону нагромождений строительного мусора.

Хлесткие пинки по корпусу раздавались в полной тишине. Зрители из окон напротив не спешили вмешиваться. От этой четверки могли быть только неприятности. Кому они нужны? Но милицию все-таки вызвали.

Избиваемый дополз до кучи, и схватил половинку кирпича. Классика. Он сумел припечатать кирпичом ступню длинного, обутую в полукед. Длинный дико взвыл и запрыгал на одной ноге. Послышались звуки милицейской сирены. Хулиганы бросились в рассыпную. На асфальте остались лежать два тела…

За происходящем в далеком Никитинске, наблюдали два человекообразных существа. Они склонились над широким золотым тазом с жидкостью. Вместо отражений лиц, в тазу отображалась драка подростков. Один из наблюдателей был карликом с длинной седой бородой и вытянутыми мочками ушей, а второй был похож на лысого кощея из сказки, кожа его была бледно-зеленой. Кощей опустил палец в таз. По поверхности пошли круги, изображение пропало, и зеленый увидел свое отражение. Он улыбнулся, и сказал:

— Этот рыжий мне понравился. Из него может выйти толк. Берем под наблюдение.

Мексика, Канкун 2009 г.

Предприниматель Вася Барайкин, по кличке Барабас, валялся в джакузи люксового номера отеля "Канкун Палас". Ему было плохо. Восемь дней подряд с утра до ночи текила, пиво, водка и, до кучи, марихуана. На мексиканскую еду он не мог даже смотреть. Вчера он допился до того, что упал пьяный в бассейн в одежде во время ночного концерта каких-то местных танцовщиц. Хотел поплясать, идиот. Господи боже мой! Ну почему он не умеет отдыхать как другие нормальные люди? Было даже как-то неудобно выйти из номера, ему казалось, что все сразу начнут тыкать в его сторону пальцами и говорить: "Смотрите, это тот русский придурок, который вчера возомнил себя танцором! И как только таких уродов пускают в нормальные отели!". Кошмар.

А еще эти две москвички Света с Катей. Катя очень даже ничего. Когда он был еще вменяем, вроде даже оригинально шутил. Но потом беда. Этот анекдот про глистов в заднице, ни в какие ворота не лезет. Что они теперь подумают. Кстати, а где Макс? Вроде он вчера тормознул по выпивке. Наверняка, гад, с обеими всю ночь прокувыркался.

Вася лежал в ванной уже более двух часов. Но особого облегчения это не принесло. Стало даже хуже. Внутренности сотрясала мелкая дрожь, и возобновилась тошнота. Желудок был пустой, но рвотные позывы вновь давали о себе знать. Все. Сегодня никакого алкоголя. Поставил для себя точку Василий. Может быть, затемно получиться дойти до моря и освежиться, но это потом. Он достал пластиковую бутылку с водой и сделал несколько глотков.

Надев белый халат с монограммой отеля, он вышел из ванной в гостиную. Сначала дохнуло бризом, а потом запахами из ресторана, и главное, звуками. Васю замутило. Он закрыл все окна. Звукоизоляция была превосходная. В номере установилась тишина. Желтоватые стены вкупе с сумеречным светом из окна, придавали обстановке тревожную тоску. Неуютно как-то.

Телевизор ударил по ушам ревом мексиканской корриды, комментатор тараторил, заглушая ор трибун. Листинг каналов не успокаивал, а раздражал. Вася выключил плазменную панель, и бросил пульт под кресло.

За окном почти стемнело. Тошнота пропала, и жажда тоже почти не мучила. В номер заползли сумерки.

Вроде начало отпускать, — подумал Вася и перешел на кровать в спальню. Подушек было много, и он устроился с комфортом, полулежа на одеяле, прикрывшись покрывалом. Он считал, что в отелях на одного человека слишком много постельного белья. Ну и хорошо. Пошарив рукой, он включил бра. На тумбочке лежала книга. Стивен Кинг "Кладбище домашних животных". "Старье конечно, — говорил Макс, — Но тебе может понравиться, ужасняк качественный".

Вещь была захватывающей, и он не заметил, как прошло несколько часов. Он как раз дочитал до момента, где безутешный папаша пошел выкапывать своего мертвого сына с кладбища. И решил на этом остановиться. Закладкой послужила загнутая страница. Книга отправилась на тумбочку.

Вася уже собрался выключить лампу, когда понял, что он в комнате не один. В неосвещенном углу за шкафом что-то стояло. Он потянулся к выключателю, и зажег общий свет. Освещение было непривычно тусклым. Словно вместо хорошей лампы, ввинтили дешевку на двадцать ватт.

В углу стояла мертвая женщина. То, что она мертва, сомнений не вызывало. Цвет лица был белый, с землистым оттенком. Стояла она абсолютно неподвижно. Глаза закрыты. Одета в бесформенный черный балахон.

Внутри у Васи, чуть пониже груди, стал разливаться ледяной холодок. В голове запульсировало, а дыхание стало прерывистым.

Допился. Беляк, глюки. Господи, что же дальше-то будет! Говорили же нельзя резко спрыгивать! В голове закрутились панические мысли.

Галлюцинация была неотличима от реальности. А может она настоящая? — подумал Барайкин, — и бодрости это предположение ему не прибавило. Тело не могло пошевелиться, зато началась икота. Вася зажмурился, и замер. Может быть пока, вообще никуда не смотреть, тогда она исчезнет?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.