Братство волков

Соболев Сергей Викторович

Серия: Спецназ. Группа Антитеррор [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Братство волков (Соболев Сергей)

Предисловие

За несколько лет до событий

Предгорья Северного Кавказа

Отгремели автоматные очереди; не слышны уже хлопки гранат; стихли резкие, рокочущие, отражающиеся эхом от окрестных склонов звуки крупнокалиберных пулеметов подъехавших со стороны лесной дороги «бэтээров». Только в вышине, в раздираемом молниями черно-фиолетовом небе, гулко грохочет гром. Но и это ненадолго; грозовой фронт быстро смещается на север. И туда же, к пересохшим было в начале лета руслам ручьев и рек, в протекающую поблизости Красную, в другие мелководные, порожистые, но обладающие неспокойным нравом реки, устремились с северных склонов горных хребтов бурные ливневые потоки…

Спецоперация закончилась примерно час назад. То, что она завершилась, и завершилась удачно для федералов, видно по многим признакам. Да хотя бы по тому, что уцелевшие после внезапного штурма дома хутора, как и те строения, что снесены шквальным огнем почти до фундамента, превращены в груды мусора, теперь ярко освещены направленными туда от дороги прожекторами и автомобильными фарами.

Там, в этом световом облаке, к которому добавляют порой яркости вспышки молний, видны фигуры вооруженных людей – они ходят вольно, не опасаясь выстрелов. Оттуда же порой долетает и громкий, возбужденный говор. Да, по всему похоже, что спецгруппа, на усиление которой только сейчас прибыли бойцы спецназа внутренних войск, завершила свое дело, и завершила удачно, без серьезных потерь.

Он наблюдал за этим драматическим – и фантасмагорическим – действом, укрывшись возле расщелины, через которую можно пройти к пещере с оборудованным там тайником. На душе у него лежал такой камень – глыба! – что он едва мог дышать.

Федералы бесшумно сняли выставленный на лесной дороге на подъезде к хутору пост из двух «волков», у которых имелись при себе переносные рации. Затем окружили хутор и предложили через выхваченного ими из крайней хаты старика тем нескольким боевикам, которые здесь укрывались, сдаться…

Его родной брат Азамат и еще пятеро «волков» приняли неравный бой. Мурат и еще один из их группы накануне вечером ушли в пещеру. Утром на хутор должен был прийти транспорт – два грузовых фургона. Все у них было готово к крупной, дерзкой акции по типу той, что прошли в 2004 и в 2005 годах: соответственно рейд на Ингушетию и нападение на Нальчик. Уж слишком спокойной к тому времени была ситуация в их родных местах, и слишком плохо там стали относиться к таким, как братья Нухаевы; вот и решили взорвать эту мирную сонную жизнь, заодно и громко заявить о себе. Но и федералы, как выяснилось, не дремали: они опередили «волков» на каких-то два дня, нанеся первыми удар по месту, где они тайно сосредоточивали силы и снаряжение.

Он не смог бы спасти своего брата и других «волков», даже если бы выбрался из своего укрытия и поспешил на помощь тем, кто был окружен спецназовцами на хуторе. Ну, убил бы несколько собачьих сынов. А что толку?

Да и тайник, о котором он единственный теперь знал, слишком важен со всем содержащимся там снаряжением, чтобы рисковать безоглядно своей жизнью.

Он должен выбраться отсюда, чего бы это ему ни стоило. Как у настоящего волка, у него исключительная память. Подобно матерому волку, он умеет выжидать. Пройдет время, может, месяц, может, год или несколько лет, и он вернется. Вернется, чтобы отомстить.

Глава 1

Краснореченск, Краснодарский край

За несколько дней до описываемых событий

Воистину, «влюбленные часов не наблюдают»… На одной из лавочек в городском парке, в самой тихой и дальней от главного прохода его части, обнявшись, сидели парень и девушка. Как это часто бывает у молодых людей, они все никак не могли расстаться.

Чудесная тихая июньская ночь; вчерашняя послеполуденная гроза, пришедшая с лилово-свинцовыми облаками с юго-востока, от верховья реки Красной, от крутых отрогов ближних к городу хребтов и «трехтысячников», излилась коротким яростным ливнем, прибившим наконец пыль и тополиный пух. Воздух сразу сделался не только прохладным, но обогащенным озоном и чуточку солоноватым, как вода в местных источниках…

Сквозь разрывы в облаках, подсвеченных кое-где лунным светом, проклюнулись звезды. Просто прелесть, что за погода – такие особенные ночи бывают лишь в этих краях, в предгорьях Кавказа.

Решено было «еще погулять»; благо наступило воскресенье, и ни парню, ни его девушке не нужно было вставать рано и отправляться одному на работу, а другой на учебу. По обоюдному согласию, скрепленному поцелуями, двинулись в сторону западного прохода в городской парк – возле мемориального комплекса есть заветная лавочка, сокрытая густыми кустами сирени.

– Толя… миленький… Давай не будем пока заходить так далеко.

Девушка в который уже раз перехватила руку приятеля, забравшуюся слишком уж далеко под юбку, и передвинула на коленку.

– Может, пойдем? – полушепотом, каким-то неуверенным, нетвердым голосом сказала она. – А то вахтерша будет сильно ругаться.

– А пусть себе ругается! – Парень поправил сползшую с плеча подруги джинсовую куртку, которую сам же и накинул, чтобы девушка не продрогла. – Да пошла она… не обращай внимания.

– А ведь может и не впустить! Она в два ночи закрывает дверь, и сама потом спит до шести утра!..

– Ничего… мы тут, на лавочке, встретим рассвет. Или тебе плохо со мной, Галчонок?

Они некоторое время молчали. Вернее, целовались, а в такие мгновения не до слов.

– Девчонки спрашивают: «Как у тебя с Анатолием?..» А я не знаю, что и сказать.

– Да пусть себе сплетничают, тебе-то что. Не обращай внимания.

– Ну да, тебе легко говорить. Ты парень…

– Так и молодость вся пройдет – «того боюсь, этого стыжусь…». Недолго осталось, Галчонок. Совсем скоро все решится.

– Недолго? – Девушка все ж таки позволила мужской руке забраться под тонкую кофточку. – Недолго? – повторила она, с замиранием сердца (и ощущая прикосновение горячей руки к груди, к набухшему соску) дожидаясь ответа. – Ты это о чем, Толя?

– О том… о том, что мы с тобой поженимся, – парень теперь уже по-хозяйски положил руку на ее прохладную упругую грудь. – Вот уйду на фиг из своей шарашки…

– Из мастерской? Где сейчас работаешь? А куда?

– Знакомые обещают устроить на «водочный»… – помолчав немного, сказал парень. – Там зарплаты совсем другие. Раза в три больше, чем в мастерской, где я сейчас ишачу.

– А что за работа?

– Там у них своя большая автобаза. Прикупают еще несколько траков… не новых, а бэушных. Соответственно, понадобится еще один автомеханик. В июле или в августе, как мне сказали, этот вопрос решится. Как только устроюсь на «водочный», сразу же сниму квартиру, – твердо, как уже об окончательно решенном деле, сказал Анатолий. – Заберу тебя из общаги, Галка!

– Классно…

– Ну, и уже этой осенью, Галчонок, подадим заявление в ЗАГС.

Они находились в парке уже не менее полутора часов. А может, и больше, кто знает – само время для этой парочки, казалось, исчезло.

Однако же в какой-то момент стали происходить некие события, которые даже этих двух влюбленных молодых людей, не замечающих, казалось бы, ничего вокруг, заставили перенестись обратно в реальный мир.

Сначала послышался шум автомобильного двигателя. И сразу же с параллельной западному периметру парка улицы, по другую сторону которой находятся частные дома, через проем в живой изгороди на выложенную плиткой площадку перед братской могилой свернул какой-то транспорт…

Свет автомобильных фар на короткие мгновения выхватил из темноты массивный постамент с наклонно установленной на нем «тридцатьчетверкой», чье дуло почему-то было направлено в сторону Кавказских гор, гранитный обелиск братской могилы, заросли сирени, в которых эти двое устроились на лавочке… Но тут же и погас, отчего, как показалось, стало еще темнее, чем прежде.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.