Тайна лесного браконьера

Хольм Йенс К.

Жанр: Детские остросюжетные  Детские    1998 год   Автор: Хольм Йенс К.   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайна лесного браконьера ( Хольм Йенс К.)

1

Мне показалось, что за мной кто-то идет. Я остановился, прислушался и неосторожно наступил на сухую ветку. Она треснула, да так громко, что слышно было наверняка во всем лесу.

Кругом была разлита густая темнота. Лишь между кронами деревьев угадывалось небо: ни одной звездочки на нем. Последние дни были очень жаркими, и сейчас собиралась гроза. Все обложено тяжелыми черными тучами, в воздухе застыло напряжение.

Я замер затаив дыхание и ничего не услышал, кроме громкого стука собственного сердца. Я решил двигаться дальше, сделал несколько шагов и наткнулся на дерево. Что со мной? Раньше я никогда не испытывал страха в ночном лесу.

«Спокойно, спокойно, не волнуйся», — увещевал я себя. Похоже, мне удалось успокоиться — ведь местность мне хорошо знакома. Повернул назад к узкой тропинке. Еще две-три минуты, и я доберусь до большого дуба, у которого назначена встреча с моими друзьями.

Я осторожно двинулся дальше, размахивая фонарем. Он не горел. Надо было бы включить его, но в темноте я оставался невидимым. Эта мысль придавала мне уверенность. Я чувствовал себя этаким человеком-невидимкой, неуязвимым для противников. Но жаль, конечно, что я не мог использовать фонарь по назначению. Это была старинная вещь с массивной дужкой, прочно охватывающей емкость, куда наливался керосин или масло, и стеклянным колпаком — цилиндром, защищавшим горелку от ветра. Таким фонарем, наверно, пользовались в давние времена пираты. Я нашел его в темном углу чердака дядиного дома и захватил с собой, так как счел, что такая вещь очень пригодится в деле, которое мы затеяли нынешней ночью.

Вдруг что-то хлестнуло меня по лицу. Я так испугался, что меня даже прошиб холодный пот. Сдавленный крик вырвался из моего горла. Но тут я понял, что это всего лишь ветка дерева, и мысленно отругал себя за идиотизм.

Я быстро поднял фонарь, который выронил, и пошел дальше, ориентируясь по вершинам деревьев. Они были заметны на фоне ночного неба. Только так я мог держаться нужного мне направления. Кругом стояла глухая тишина. Даже не слышно шелеста листьев: они бессильно повисли в томительном ожидании грозы.

«Скорей бы она грянула!» — подумал я и тут снова услышал звуки шагов. На сей раз кто-то действительно двигался позади меня и совсем рядом. В этом не было сомнения.

И тут мне стало ясно: какой же я болван! Ведь это, наверно, кто-нибудь из наших, решивший, как и я, пораньше прийти на место сбора. Скорее всего, это Эрик или Очкарик, а может, Катя. Конечно же, это кто-то из нашей компании. И он, вероятно, струсил так же, как и я. Кто бы это ни был, сейчас он тоже остановился. Я набрал полную грудь воздуха и издал протяжный крик, стараясь, чтобы он как можно больше походил на крик совы. Это был наш условный сигнал.

То, что я изобразил, честно говоря, вряд ли можно было принять за голос ночной птицы. Ни одна сова в мире не откликнулась бы на мой зов. Но лучше у меня не получилось.

Подав условный сигнал, я успокоился и подумал, что мне теперь нечего бояться: сейчас раздастся ответный крик, и все будет в порядке… Но вдруг в нескольких шагах позади меня прогремел грубый мужской хохот. Дикий страх охватил меня — такого я не испытывал еще в своей жизни. Смех этот звучал язвительно, злорадно, угрожающе — настоящий сатанинский хохот. Такой я слышал разве лишь в фильмах ужасов.

На несколько мгновений страх буквально парализовал меня. Потом я сломя голову рванул куда глаза глядят, продрался сквозь заросли кустарника, упал, быстро вскочил и понесся дальше, спотыкаясь о корни деревьев и не видя ничего вокруг. Лишь бы подальше от того страшного места! Конечно, я потерял ориентировку и не представлял, в какой части леса нахожусь. Удивительным образом фонарь все еще оставался в моей руке. Страх безостановочно гнал меня вперед, и я не решался затормозить хотя бы на минуту, чтобы прислушаться. В конце концов, окончательно обессилев, я споткнулся и упал прямо в ручей.

Только тут я сообразил, где нахожусь. Ведь ручей протекал прямо у большого дуба, и до места встречи надо было сделать буквально несколько шагов.

Тихонько полежал, напряженно прислушиваясь, но ничего не слышал. Потом опустил руку в ледяную воду, чтобы определить направление течения, и убедился: нужно брать правее.

Очутившись у дуба, я обнаружил, что никого из наших там еще не было. Пришлось усесться под огромным деревом в ожидании. Уставившись в окружающую темноту, я почувствовал себя одиноким и беззащитным и стал вслушиваться — не раздадутся ли шаги. Что за странная история? Кто этот мужчина с омерзительным хохотом? И что он делал темной глухой ночью в лесу?

Вдруг недалеко что-то зашевелилось. Страх опять обуял меня, но ненадолго. Оказалось, это шуршал еж: он медленно приблизился ко мне. Бедный зверек напугался, наверно, еще больше меня.

Я протянул руку и легонько погладил его. Он мгновенно свернулся в клубок и замер — этакое колючее ядро. Тут я окончательно пришел в себя и вдруг почувствовал, что не боюсь никого и ничего на белом свете. Почему? Может, потому, что ощутил рядом с собой живое существо, еще более беззащитное, чем я. И неважно, была ли это собака или маленький еж, — главное, рядом со мной находилась живая плоть.

Поставив на землю фонарь, я немного расслабился. Пусть теперь подходят мои друзья. Я взял себя в руки и могу посмеяться над своими недавними страхами.

Я сидел, опершись спиной о ствол дерева, и размышлял. Прошло уже пять дней после того, как Эрик, Катя и я зарыли клад в гуще леса — там, где мы построили хижину. И только сейчас, когда вся наша компания соберется вместе, мы отправимся туда, где спрятано сокровище. Я представлял, как удивится Очкарик — да что там, он будет просто потрясен, — когда увидит деньги. Ведь ему ничего не известно о нашем кладе. Мы ни словом не обмолвились о том, что собираемся потратить тысячу крон на то, чтобы воплотить в жизнь изобретение, которое он сделал вместе с Штоффером. Я воображал, как Очкарик будет счастлив, когда узнает об этом. И мы вместе с ним.

Пожалуй, самое время рассказать о моих друзьях. Я так увлекся, описывая свои приключения в темном лесу, что забыл об этом. В первую очередь представлю Эрика. Ему почти пятнадцать, зимой он блондин, а летом его волосы так выгорают, что кажутся седыми. Вот уже много лет он — мой лучший друг. Мы учимся с ним в одном классе, конечно, в Копенгагене. А здесь, в приютившемся на северном берегу острова Зеландия небольшом курортно-рыбачьем поселке, где обычно проводим летние каникулы, мы живем поблизости друг от друга. Он с родителями — у них своя дача, а я у дядюшки с тетушкой, которые обитают тут круглый год.

Теперь об Очкарике. Собственно, это прозвище: он близорук и постоянно носит очки. А зовут его Пелле и учится он тоже в нашей школе. Очкарик из бедной семьи. Его отец долго был безработным, а мать тяжело болела. В этом году они по совету врача сняли старое бунгало — летний дом с гаражом в березовой роще за поселком. Очкарик никогда об этом не говорил, но наверняка его родителям с большим трудом удалось наскрести деньжат на отпуск. Кстати, мои предки тоже не очень состоятельные люди, но мне каникулы не стоят ни гроша. А вот у отца Эрика немалый капитал.

Не знаю, что это я о деньгах-то разговорился. Собственно, мне только хотелось сказать, что Эрик и я были не очень-то обрадованы, когда узнали, что Очкарик тоже собирается провести здесь каникулы. Дело в том, что в школе мы с ним не дружили, более того, нам он казался странным парнем. Он ничем не интересовался, кроме физики и химии, и был просто без ума от этих предметов, которые мы с Эриком терпеть не могли. Вот почему с Очкариком у нас не было ничего общего. Во всяком случае, так думали мы до начала каникул.

Здесь же мы вдруг обнаружили, что совершенно неправильно судили о нашем школьном товарище. Когда узнали его поближе, он оказался на самом деле парнем что надо, В пустом гараже возле бунгало Очкарик устроил настоящую лабораторию и производил там всевозможные опыты. Вот таким умельцем был наш физик-химик.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.