Громобой

Горовиц Энтони

Серия: Алекс Райдер [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Громобой (Горовиц Энтони)

ТРАУРНЫЕ ГОЛОСА

Когда в дверь звонят в три часа ночи, хорошего не жди.

Веки Алекса Райдера дрогнули, и он открыл глаза. Хотя его разбудил первый же звонок, какое — то время он продолжал лежать на спине совершенно неподвижно. Было слышно, как в соседней спальне открылась дверь и заскрипели ступеньки лестницы. Раздался второй звонок. Алекс взглянул на будильник: 03:02. Лязгнула цепочка на входной двери.

Он энергично встал с постели и подошел к раскрытому окну, ступая по ковру босыми ногами. Лунный свет лег на грудь и плечи Алекса. Несмотря на свои четырнадцать, он обладал хорошим, как у атлета, телосложением. Его волосы — коротко стриженные, кроме двух густых прядей на лбу, были светлыми, а карие глаза — серьезными. Некоторое время он, не двигаясь, наблюдал за улицей, наполовину скрытый ночным мраком. У дома стояла полицейская машина. Со второго этажа Алекс увидел черные номера участка на ее крыше. А перед входной дверью — двух человек в фуражках. На крыльце зажегся свет, и им открыли.

Миссис Райдер?

Нет, я домработница. А в чем дело? Что-нибудь случилось?

— Это дом Йана Райдера? — Да.

Простите, вы позволите нам войти?

И Алекс сразу же понял, зачем здесь эти люди. Он понял это по их неловкому и подавленному виду. Но в первую очередь — по голосам. Траурным голосам… как он потом назовет их. Такими сообщают о смерти близкого тебе человека.

Алекс подошел к двери и открыл ее. Полицейские что — то говорили, однако до него долетели лишь несколько фраз.

…авария… вызвали скорую… реанимационное отделение… сделали все, от них зависящее… Нам очень жаль.

Только спустя несколько часов, сидя на кухне и наблюдая, как тусклый утренний свет просачивается на улицы западного Лондона, Алекс попытался осмыслить происшедшее. Его дядя — Йан Райдер — погиб. Он возвращался домой, когда на кольцевой развязке у Олд — стрит в его машину врезался грузовик. Смерть наступила почти мгновенно. По словам полицейских, Райдер не надел ремня безопасности, иначе, может быть; остался бы жив.

Алекс думал о человеке, который был его единственным родственником. Родителей своих Алекс не знал. Они тоже погибли, только в авиакатастрофе, спустя несколько недель после его появления на свет. Воспитывал его брат отца (слово «дядя» Йан Райдер терпеть не мог). И почти четырнадцать лет Алекс прожил в таун — хаусе Райдера, расположенном между Кингз — роуд и набережной Темзы в Челси. Но только теперь стало ясно, как мало он знал о нем.

Райдер работал в каком — то банке. Люди говорили, что Алекс внешне очень похож на дядю. Тот постоянно находился в разъездах. Сдержанный, замкнутый человек, любивший хорошее вино, классическую музыку и книги. Подружек у него, похоже, не было… По правде говоря, у него вообще не было друзей. Поддерживал себя в хорошей спортивной форме, не курил, одевался в дорогих магазинах. Однако всего этого мало, чтобы понять, что за человек был Йан Райдер. Получался не портрет, а грубый набросок.

— Как ты, Алекс? — В комнату вошла молодая женщина лет под тридцать с круглым мальчишеским лицом и рыжими непослушными волосами. Джек Старбрайт была американкой. В Лондон приехала студенткой семь лет назад и сняла комнату у Райдера. В качестве платы за жилье сидела с маленьким Алексом и выполняла нетрудную работу по дому. С тех пор она так и осталась у них, став домработницей и близким другом Алекса. Иногда он задумывался над тем, как звучит ее полное имя. Джеки? Или, может, Жаклин? Однако ни то ни другое ей не шло. Он даже как — то раз спросил Джек об этом, но она так и не сказала.

Алекс ответил ей кивком.

Как ты думаешь, что теперь будет? — спросил он.

О чем ты?

С домом, со мной, с тобой.

Не знаю, — ответила Джек, пожав плечами. — Думаю, Йан должен был оставить завещание, инструкции какие-нибудь.

Может, поищем у него в кабинете?

Хорошо. Но не сегодня. Не все сразу.

Кабинет Райдера занимал верхний этаж целиком. Это была единственная комната в доме, которую всегда держали запертой на ключ. Алекс заходил туда всего три или четыре раза, каждый раз в сопровождении взрослых. Когда он был младше, то представлял себе, что в кабинете хранится что — то загадочное — вроде машины времени или НЛО. Но там стоял всего лишь письменный стол, стеллажи с папками и висели полки, забитые книгами и бумагами. Банковским хламом, как называл их Йан Райдер. И все же Алексу хотелось туда попасть. Просто потому, что раньше делать этого ему не разрешали.

Полицейские сказали, он не был пристегнут. — Алекс повернулся и посмотрел на Джек.

Та кивнула:

Да, сказали.

Тебе не кажется это странным? Ты же знаешь, какой он был осторожный — всегда надевал ремень безопасности. Меня заставлял пристегиваться, даже когда проехать нужно было всего пару метров.

Джек ненадолго задумалась, затем пожала плечами:

Действительно странно. Но, наверное, так и было. Зачем полицейским обманывать?

День все тянулся и тянулся. Алекс не пошел в школу, хотя втайне хотел. Он предпочел бы вернуться в нормальную жизнь, где звенит звонок, где вокруг куча знакомых. Но пришлось остаться дома и все утро и остаток дня принимать посетителей. Их было пятеро. Адвокат, ничего не знавший о завещании, но, похоже, ответственный за организацию похорон. Рекомендованный им же сотрудник похоронного бюро. Высокий пожилой викарий, лицо которого, казалось, выражало недовольство тем, что Алекс не выглядел достаточно расстроенным. Соседка из дома напротив. Она — то откуда узнала, что кто — то умер? И, наконец, человек лет за тридцать из банка, где работал Райдер.

Все мы в Royal and General глубоко потрясены случившимся… — сказал тот.

На нем был полиэстровый костюм и галстук из Marks & Spencer [1] . Он принадлежал к той породе людей, черты лица которых ускользали от вас и начинали забываться еще до того, как вы расставались. Представился он как мистер Кроули из отдела кадров.

Но если мы чем — то можем помочь…

Что теперь будет? — Алекс задавал этот вопрос уже второй раз за день.

Не беспокойтесь, — ответил Кроули. — Банк обо всем позаботится. Предоставьте это дело мне.

День подошел к концу. Чтобы убить время, вечером Алекс провел пару часов за Nintendo 64, испытав легкое чувство вины, когда Джек застала его за этим. А с другой стороны, чем еще ему было заняться? Позже она повела его в Burger King. [2] Он обрадовался возможности выбраться из дому, правда, за ужином они почти не разговаривали. Алекс думал о том, что Джек теперь, наверное, вернется в Америку. Ведь не может же она находиться в Лондоне вечно. А с ним кто останется? По закону он еще слишком молод, чтобы жить самостоятельно. Все его будущее представлялось настолько неопределенным, что Алекс предпочитал не говорить о нем. Да и о чем бы то ни было еще.

И вот наступил день похорон. Алекс надел темный пиджак и приготовился ехать на чужой черной машине, с людьми, которых он раньше никогда не видел. Йана Райдера хоронили на Бромптонском кладбище на Фалхэм — роуд, в двух шагах от футбольного стадиона, где играла Chelsea. Алекс знал, где бы он предпочел оказаться днем в эту среду.

На похороны пришло около тридцати человек, почти ни с кем из них он знаком не был. Могилу выкопали рядом с главной аллеей. Одновременно с началом церемонии подъехал черный Rolls — Royce. Задняя дверца машины открылась, из нее вылез мужчина, подошел к собравшимся и встал рядом. В эту минуту идущий на посадку в «Хитроу» [3] самолет на мгновение заслонил собой солнце. Алекс вздрогнул. Было в незнакомце что — то такое, отчего по телу побежали мурашки.

И это при том, что выглядел мужчина совершенно заурядно. Серый костюм, седые волосы, бледные, без кровинки, губы. Лицо незнакомца ничего не выражало, а серые глаза, смотревшие из — за квадратных очков в темно — серой оправе, были совершенно пустыми. Может, это и встревожило Алекса? Откуда бы он ни взялся, казалось, что жизни в нем меньше, чем у любого на этом кладбище. Будь то на земле или под землей.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.