Абсолютно не здесь [Absolutely Elsewhere]

Сэйерс Дороти Ли

Серия: С уликами в зубах [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Лорд Уимзи сидел со старшим инспектором Паркером из Скотланд-Ярда и инспектором Хенли из полиции Бэлдока в библиотеке в «Сирени».

— Таким образом, видите, — сказал Паркер, — что все наиболее вероятные подозреваемые были в то время абсолютно не здесь.

— Что ты подразумеваешь под «абсолютно не здесь?» — зло спросил Уимзи. Паркер привёз его в Уопли на Грейт-Норт-Роуд, не дав позавтракать, что отрицательно сказалось на настроении. — Ты имеешь в виду, что они не могли достигнуть места убийства, не превысив скорости 186 000 миль в секунду? [2]   Потому что, если ты этого не подразумеваешь, то они не были в абсолютно другом месте. Они, очевидно, были только в относительно другом месте.

— Только не надо приплетать сюда Эддингтона. [3] Если говорить по-человечески, они были в другом месте, и, если мы собираемся прищучить одного из них, мы должны будем это сделать, не привлекая сокращений Фицджеральда. [4] Полагаю, инспектор, что мы должны их допросить по одиночке, чтобы я смог услышать все их истории заново. А вы сможете проверить, отступают ли они от первоначальных показаний. Давайте начнём с дворецкого.

Инспектор высунул голову в зал и произнёс: «Хэмворти».

Дворецкий был человеком среднего возраста, чьи сферические округлости, конечно же, заслуживали внимания. Его крупное лицо было бледным и опухшим, и, вообще, он имел нездоровый вид. Однако он изложил свою историю без колебаний.

— Я был в услужении у покойного мистера Гримболда в течение двадцати лет, джентльмены, и я всегда считал его хорошим хозяином. Он был строгим джентльменом, но очень справедливым. Я знаю, что его считали очень жёстким в деловых вопросах, но я полагаю, что он вынужден был быть таковым. Он был холостяком, но воспитал двух своих племянников, мистера Харкурта и мистера Невилла, и относился к ним очень хорошо. Должен сказать, что в частной жизни он был добрым и внимательным. Его профессия? Полагаю, вы назвали бы его ростовщиком.

— О событиях прошлой ночи, хорошо сэр. Я закрыл дом в 7:30, как обычно. Всё было сделано строго вовремя, сэр. Мистер Гримболд был очень постоянным в своих привычках. Я запер все окна на первом этаже, как у нас заведено в зимние месяцы. Я совершенно уверен, что ничего не пропустил. У всех окон имеются засовы против грабителей, и я бы заметил, если бы что-нибудь было не в порядке. Кроме того, я запер парадную дверь, задвинул засов и накинул цепочку.

— Что с дверью в оранжерею?

— Там йельский замок, сэр. Я попробовал его, и увидел, что он заперт. Нет, я не закрывал на задвижку. Мы всегда так делали, сэр, на случай, если у мистера Гримболда окажутся дела, из-за которых он вынужден будет задержаться в городе допоздна, чтобы он мог войти, никого не потревожив в доме.

— Но вчера вечером у него не было никаких дел в городе?

— Нет, сэр, но возможность войти этим путём всегда оставляли. Никто не мог войти без ключа, а у мистера Гримболда он всегда висел на кольце.

— Больше ключей не существует?

— Я полагаю, — кашлянул дворецкий, — мне кажется, сэр, хотя я не знаю наверняка, что один есть, сэр, во владении некоей леди, сэр, которая в настоящее время находится в Париже.

— Понимаю. Мистеру Гримболду было приблизительно шестьдесят лет, как я полагаю. Именно так. Как зовут эту леди?

— Миссис Винтер, сэр. Она жила в Уопли, но с тех пор, как в прошлом месяце её муж умер, сэр, полагаю, она проживает за границей.

— Хорошо. Пометьте это у себя, инспектор. Теперь насчёт верхних комнат и чёрного хода?

— Все окна в верхних комнатах были заперты тем же способом, сэр, кроме спальни мистера Гримболда, комнаты повара и моей, сэр, но в них не попасть без лестницы, а лестница заперта в сарае с инструментами.

— С этим всё в порядке, — вставил инспектор Хенли. — Вчера вечером мы там побывали. Сарай был заперт и, мало того, между лестницей и стеной осталась нетронутая паутина.

— Я прошёл по всем комнатам в половине восьмого, сэр, всё было в порядке.

— Можете положиться на меня, — вновь вмешался инспектор, — что не было никаких попыток взломать какой-либо из замков. Продолжайте, Хэмворти.

— Да, сэр. Пока я обходил дом, мистер Гримболд спустился в библиотеку, чтобы выпить свой стакан хереса. В 7:45 был подан суп, и я пригласил мистера Гримболда к обеду. Он сел в конце стола, как обычно, лицом к окошку для подачи блюд.

— И спиной к двери библиотеки, — сказал Паркер, — делая отметку на приблизительном плане комнаты, который лежал перед ним. — Эта дверь была закрыта?

— О, да, сэр. Все двери и окна были закрыты.

— Должно быть, здесь чертовские сквозняки, — сказал Уимзи. — Две двери, служебное окошко и два французских окна.

— Да, милорд; но они все хорошо подогнаны, и занавески были задёрнуты.

Его светлость пересёк комнату к соединяющей двери и открыл её.

— Да, — сказал он, — хорошая, тяжёлая и движется бесшумно. Мне нравятся эти массивные ковры, но узор немного агрессивный. — Он бесшумно закрыл дверь и возвратился на место.

— Мистер Гримболд уделил супу приблизительно пять минут, сэр. Когда он закончил, я убрал тарелку и поставил рыбу. Мне не пришлось покидать комнату, всё подаётся через служебное окошко. Вино, то есть шабли, было уже на столе. Это блюдо представляло собой лишь небольшой кусок палтуса, и на него у мистера Гримболда вновь ушло приблизительно пять минут. Я убрал тарелку и поставил жареного фазана. Я как раз собирался положить мистеру Гримболду овощи, когда раздался телефонный звонок. Мистер Гримболд сказал: «Выясните, кто это. Я положу сам». Конечно же, не дело поварихи подходить к телефону.

— А больше слуг нет?

— Только женщина, которая приходит и убирает в течение дня, сэр. Я вышел к аппарату, закрыв за собой дверь.

— Речь идёт об этом телефоне или о том — в холле?

— О том в холле, сэр. Я всегда пользовался только им, если уже не находился в это время в  библиотеке. Звонок был от мистера Невилла Гримболда из города, сэр. У него и мистера Харкурта есть квартира на Джермин-Стрит. Говорил мистер Невилл, и я узнал его голос. Он сказал: «Это вы, Хэмворти? Подождите секундочку, с вами хочет поговорить мистер Харкурт». Он отложил трубку, а затем подошёл мистер Харкурт. Он сказал: «Хэмворти, я хочу заехать сегодня вечером, чтобы увидеться с дядей, если он дома». Я сказал: «Да, сэр, я скажу ему». Молодые джентльмены иногда приезжают на день-два, сэр. Мы держим их спальни готовыми. Мистер Харкурт сказал, что выедет немедленно и намерен прибыть приблизительно к половине десятого. Пока он говорил, я услышал, как большие напольные часы в их квартире отзвонили четверти и пробили восемь, и сразу же за этим пробили наши собственные часы в холле, а затем я услышал, как телефонистка сказала: «Три минуты». Таким образом, вызов, должно быть, произошёл без трёх минут восемь, сэр.

— Тогда относительно времени сомнений нет. Это обнадёживает. А что было потом, Хэмворти?

— Мистер Харкурт попросил продлить разговор и сказал: «Мистер Невилл хочет кое-что сказать», и затем мистер Невилл возвратился к телефону. Он сказал, что скоро собирается в Шотландию, и хотел, чтобы я выслал ему загородный костюм и кое-какие носки и рубашки, запас которых он хранил здесь. Он хотел, чтобы костюм сначала послали в чистку, и дал ещё другие инструкции, поэтому пришлось попросить ещё три минуты. Это должно было быть в 8:03, сэр. А спустя приблизительно минуту после этого, пока он ещё говорил, раздался звонок у парадной двери. Я не мог оставить телефон, и гостю пришлось ждать, и в пять минут девятого он снова позвонил. Я только собирался попросить мистера Невилла извинить меня, когда увидел, что повариха вышла из кухни и прошла через холл к парадной двери. Мистер Невилл попросил, чтобы я повторил его инструкции, а затем телефонистка прервала нас снова, и он повесил трубку, а когда я обернулся, я увидел, что повариха только что закрыла дверь библиотеки. Я пошел к ней навстречу, и она сказала: «Здесь опять этот мистер Пэйн, желает видеть мистера Гримболда. Я отвела его в библиотеку, но мне не понравился его вид». Я сказал: «Хорошо, я с ним разберусь», и повариха вернулась на кухню.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.