Перстень Сварга

Корнилова Веда

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Глава 1

- Итак, я снова спрашиваю: ты признаешь себя виновной?

Голос судьи был холоден и лишен каких-либо эмоций - да и как прикажете обращаться к той, которая уже второй раз обвиняется в довольно серьезном преступлении? А нежелание подсудимой признавать объективные факты и ее непонятное упорство раздражало судью все больше и больше. К тому же на сегодня у судьи это уже третье рассматриваемое дело, впереди ждут еще два, а эта бессовестная по-прежнему тянет время, да еще и имеет наглость отрицать очевидное!

Молодая женщина, стоявшая перед судьей, пыталась выглядеть спокойной, но это у нее плохо получалось. Бледная, с красными пятнами на щеках и скулах… Судья привычно отметил про себя: подобные особы или сразу же соглашаются с предъявленным обвинением, или же до конца стоят на своем. Что касается именно этой обвиняемой, то она, кажется, решила до упора отрицать свою вину, несмотря ни на какие доказательства. Зря: в деле и так все предельно ясно, и ненужные запирательства могут только ухудшить ее и без того невеселое положение.

- Нет!
- голос молодой женщины подрагивал от волнения.
- Нет! Я не воровка, и я ничего не крала! Это оговор!

- Олея, ты отрицаешь очевидное, и это несмотря на то, что нам рассказали свидетели? А как насчет украденной броши, найденной в твоей шкатулке?

- Мне ее подбросили!.. Повторяю: я ничего не крала! У меня нет привычки брать чужое!

- Достаточно лжи!
- судья осмотрел зал, битком набитый людьми - ну да, сегодня же воскресный день, у многих есть свободное время, вот и идут сюда, как на развлечение, чтоб посмотреть и послушать, как судят других… - На твоем счету это уже вторая доказанная кража, и неизвестно, сколько у тебя их было еще! Тем не менее, ты упорно твердишь, что тебя оболгали! Н-да, глядя на некоторых, казалось бы, честных и порядочных женщин, невольно думаешь о том, насколько может быть обманчива внешность! Я бы мог понять твой проступок, если б на этом месте стояла женщина из бедной или нищей семьи, где нечем накормить голодных детей, но в твоем случае…

- Я ничего не крала…

- Хватит!
- ударил судья ладонью по столу.
- Хватит испытывать мое терпение!

- Я ничего не…

- Господин судья!
- раздался в зале мужской голос. Олея даже не стала оборачиваться, этот голос она знала прекрасно - Серио, дорогой муж… Только что он громогласно и с горечью поведал всем о склочном характере своей жены, о ее склонности к лжи и воровству, и при том умолял судью дать ему возможность решить дело миром - деньги, мол, могут сгладить многое, и отныне он будет строго следить за женой, в корне пресекая все ее дурные наклонности, которых, увы, не счесть… - Господин судья! Я вновь прошу вас позволить мне уладить этот неприятный вопрос мирным путем!

- Да, у многих есть привычка ставить золото впереди закона… - скривился судья.
- Тем не менее, я должен спросить у пострадавшей стороны: как вы относитесь к подобному предложению?

- Мы не возражаем!
- это уже Сизар подал голос. На этого человека у молодой женщины не было никаких обид: все же он, и верно, в этом деле пострадавший - что ни говори, а украденная брошь стоила недешево… - Не возражаем! Если, конечно, сойдемся в сумме… Господин Серио уже обращался к нам с этим предложением.

- Подойдите ко мне!
- скомандовал судья.
- Оба!

Молодая женщина по-прежнему стола лицом к судье, и видела, как к столу, покрытому зеленым сукном, подошли двое: высокий представительный мужчина - Серио, ее любимый муж, и дородный здоровяк - Сизар, пострадавшая сторона. Что-то обсуждают вполголоса, наверное, решают, сколько должен будет уплатить Серио за то, чтоб освободили его жену…

Олея смотрела на них, и никак не могла понять, отчего она не кричит от возмущения, не пытается доказать свою невиновность? Впрочем, это бесполезно - она уже не раз пыталась рассказать всем правду, только ничего из этого не вышло.

И вот сейчас, стоя под насмешливо-презрительными взглядами людей, заполнившими весь большой зал и смотрящими на ее позор, Олея считала даже не минуты, а медленно текущие мгновения. Она понимала, что сейчас в глазах всех - ремесленников, мастеровых, приказчиков, или просто любопытствующих - в их глазах она уже преступница. Уж если это прилюдно подтвердил даже ее муж… Все оправдания молодой женщины лишний раз выставляли ее лгуньей и воровкой, а рассказ о произошедшем выглядел крайне неубедительно, и даже более того - попыткой свалить свою вину на плечи совсем юной девушки! Да уж, милый и кроткий ребеночек! Очень хочется, чтоб этой белобрысой дряни все аукнулось полной мерой! А про папашу, попустительствовавшему этому так называемому ребенку, лучше вообще не говорить…

Ну отчего у многих из присутствующих в зале есть привычка ходить сюда, словно на те представления, что показывают бродячие артисты на площади? Впрочем, сегодня выходной день, и оттого многие из людей, тяжело работающих всю неделю, в такие дни недолгого отдыха идут в суд, чтоб посмотреть на тех, кому приходится еще хуже, чем им. Хотя, говорят, есть такие любители, что ходят на каждое заседание суда и сидят тут чуть ли не до закрытия. Похоже, тем людям больше заняться нечем…

Особенно этим непонятным желанием совать свой нос в чужие дела грешат некоторые бабули - вон, и сейчас чуть ли не четверть зала такими востроухими старушками забита! Теперь произошедшее будет долго обсуждаться ими на скамеечках (во всяком случае, сегодня вечером у них будет тема для обсуждения). А если принять во внимание, что многие из этих любопытствующих бабулек уже глуховаты, то становится понятным, отчего в результате их разговоров по городу частенько расползались слухи, настолько отличающиеся от действительно происходившего в суде, что оставалось только диву даваться, как можно такое выдумать!

А что будут говорить насчет нее - об этом страшно даже подумать! Впрочем, об этом она узнает в самые ближайшие дни… Хотя и так все понято: дочь достойных и уважаемых родителей, замужняя женщина - и такое!.. Стыд и срам!

Быстрей бы все закончилось - вновь с тоской подумала Олея, а не то скоро она за себя уже не отвечает. Уж лучше в тюрьму, чем стоять вот так, перед всеми, будто облитая помоями. У каждого из нас есть предел терпения, и ее терпение приближается к тому моменту, когда человек может совершить непоправимую ошибку - недаром же она чувствует себя не просто грязной, а извалянной в грязи. И за что ей все это?!

Говорить или оправдываться больше не было ни сил, ни желания - перехватило горло, и стоявший там сухой ком не давал издать ни звука. Даже если бы даже она смогла заговорить, то все одно ее никто не стал бы слушать - по мнению почти всех присутствующих в этом зале она была виновна, и сомнений в этом не возникало почти ни у кого. Впрочем, и раньше никто не обращал внимания на ее слова и оправдания.

От безысходности и обиды хотелось закричать, или же зареветь чуть ли не в голос, но что-то внутри ее требовало, чтоб она не поддавалась подобным чувствам. Не стоит показывать свою слабость: слезы враз сочтут признаком раскаяния, или же тем, что подсудимая пытается давить на жалость, а крики только подтвердят слова мужа и падчерицы об нее скверном и подлом характере. Лучше молчать, хотя сдерживаться становится все труднее и труднее, а всеобщее презрение бьет ничуть не слабее брошенного камня. И долго еще они будут разговаривать?!

Наконец мужчины отошли от стола судьи и снова заняли свои места в зале, за спиной Олеи. Вновь зазвучал голос судьи:

- Ну, что тут скажешь… По закону подсудимую надо отправить в тюрьму, да еще и присудить публичное наказание плетьми: если бы эта неразумная женщина посидела в четырех стенах года три, да получила бы десятка три-четыре удара плетьми - вот тогда она бы враз поумнела! Только вот любящий муж нового позора для жены не желает, хотя вполне мог махнуть на свою бабу рукой, тем более, что она на его дочь грязь льет без остановки. Господин Серио, благородный человек, желает закончить дело миром, и пострадавший против этого не возражает, так что я вынужден одобрить мировое соглашение. Должен сказать, что это решение далось мне не просто - преступление серьезное, к тому же повторное, и еще подсудимая пыталась оклеветать юную девушку, по сути, еще ребенка! Все это мерзко и отвратительно, и, боюсь, стоящая перед нами женщина просто не понимает, насколько низко она пала. Семья ее родителей всегда славилась как почтенная и порядочная, о коих никто не мог сказать ничего дурного - и вдруг у них уродилась такая дочь! Позор! В этом случае на ум невольно приходит старая народная мудрость - в семье не без урода!

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.