К вопросу об эмансипации

Львов Дмитрий Петрович

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Львов Дмитрий Петрович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сигнал от Главного пришел в три часа ночи. Не раскрывая глаз, Олег сел в кровати и спустил босые ноги на холодный пол. Потом он вздохнул, и вздох этот перешел в тоскливую зевоту. От Главного не спасали даже психоэкраны, он сминал их точно папиросную бумагу. Потому, наверное, и был Главным вот уже третий десяток лет.

С трудом сведя челюсти, Олег послал вызов на кухню биороботу. Через минуту ему на колени опустился поднос с чашкой кофе, молочником и сахарницей. Кофе был холодным, да к тому же не хватало ложки. Рассвирепевши, Олег так остро сформулировал свою мысль, что взвыли соседские собаки, а лентяй робот, наконец, соизволил явиться.

— Я тебя демонтирую, — сообщил ему Олег, принимая чашку с горячим кофе.

— А я на вас жалобу подам в общество охраны природа, — ответил нахал. — Чуть что не по вам, так сразу собак пугаете. Сами же в меня парапсихологический блок вмонтировали, а теперь не нравится.

— Ладно, — Олег еще раз зевнул. — Нечего мне зубы заговаривать. Одеваться!

Робот только бровью повел и на кровать упал темно — синий комбинезон и такого же цвета берет с эмблемой: циферблат часов, на котором вместо стрелок была горизонтальная восьмерка-символ бесконечности.

Через несколько минут скоростной мобиль уже нес их над бескрайними лесами Сахары. В лунном свете сверкали внизу прямые, как стрелы, линии каналов.

***

Главный кивнул Олегу на кресло.

— В пятнадцатом секторе временной зоны произошло ЧП. Из-за стоп-блокировки СМ-генератора погиб пилот Сергей Чохов. Пилота мы уже восстановили и спать отправили, но там остался Г-21.

У Олега от изумления задергалось веко.

— Зачем Чохову Г-21?

— Особое задание, — угрюмо сообщил Главный. — Он направлялся… Впрочем это не важно. Важно, что Г-21 сейчас в пятнадцатом секторе.

— А дистанционно убрать его нельзя?

— Исключено. Он на боевом взводе.

Олег присвистнул.

— Ка-ак он там шарахнет!

В эту минуту звякнул сигнал внутренней связи. Пока, сняв трубку, Главный слушая сообщение, лицо его наливалось кровью.

— Что-нибудь новенькое? — поинтересовался Олег.

— Г-21 попал в руки аборигенов, — почему-то шепотом проговорил Главный. — Через час всей энергетики Земли не хватит, чтобы избежать взрыва.

— Что они с ним делают? — удивился Олег.

Главный облизнул губы.

— Они его колотят.

***

Бабка Вахромеевна завела себе моду лаяться со стариком еще затемно — страдая бессонницей, другого занятия придумать она не могла. Вот и на этот раз, лежа на лавке (старик еще с вечера прятался от нее за печной трубой на полатях) она завела:

— Дура я, дура. И за кого только замуж вышла. 3агубил ты мою жисть, кровопивец, окаянный!

Дед, в ту пору еще дремавший, потеряв всякую бдительность, буркнул что-то в ответ. Буркнул и тут же спохватился и заполз за трубу подалее. Но было уже поздно. Бабка легко, даром что за семьдесят, вскочила с лежанки и привычным жестом потянулась за ухватом.

— Он еще перечит! Он еще перечит, идол!

Подошла, потыкала в темноту полатей ухватом, но осознав, что им обидчика не достать, двинулась к подоконнику, где стояли два порожних горшка. Первый тут же полетел на полати.

Дед число горшков знал и в ожидании второго, прикрыл голову ладошками.

— А ну, слезай, — услышал он вдруг. — Слезай лиходей!

И голос старухи был совсем не злой, а какой-то даже растерянный.

Дед на животе прополз зону обстрела и свесил голову вниз. Перед бабкой, на домотканой дорожке лежало яйцо, сверкающее в первых лучах солнца червонным золотом.

***

Олег выпрыгнул из темполета и огляделся по сторонам.

Перед ним, уйдя по самые окошки в землю, была старая изба.

— Нам туда, — сообщил робот.

Невидимые за темпоральным полем, они поднялись по ступеням. В полутемной горнице, оседлав лавку, как коня, пожилой абориген колотил по Г-21 пестиком. Рядом стояла его жена, а у ног ее важно расхаживала рябая курица и лениво клевала насыпанное кучкой зерно.

— Бей, бей! — приговаривала бабка с нетерпеливым одобрением. — Может внутри камни какие драгоценные есть. А нет, так все равно на куски разбить надо. Иначе не продашь, — она повернулась к курице и умильно всплеснула руками. — Ух ты моя рябинькая, ух ты моя умница! Золотое яичко снесла! А я-то, прости господи, в суп тебя хотела.

Робот нервно хихикнул.

— Держу пари, они уверены, что Г-21 снес тот бульонный полуфабрикат.

— Сам вижу, — Олег покрутил головой. — Черт, как к ним подступиться?

— Отобрать!

— Нельзя. Это вызовет временной катаклизм.

— Тогда я старика заблокирую, — предложил робот и дед тут же, охнув, согнулся в три погибели.

— Ты чего это? — подозрительно спросила старуха.

— Устал, силов нету.

— Дай-ка я! — и бабка перехватила пестик.

— Ну, в чем дело? — нетерпеливо спросил Олег. — Почему не блокируешь старуху?

— Не поддается, — с натугой отозвался робот.

— Сейчас помогу!

Вместе они минут пять безуспешно пытались подчинить старухино сознание.

— Железная бабка, — зло, но с уважением проговорил наконец Олег, — такой и психотрон нипочем.

Тонко запел сигнал вызова.

Отдаленный на добрую тысячу лет, голос Главного звучал глухо:

— Немедленно эвакуироваться! У вас в запасе четыре минуты. Дольше мы не продержимся.

— Слушаюсь, — Олег отключил связь и бросил роботу, — пошли!

Тот помотал головой.

— Я, кажется, придумал.

— Ты приказ слышал?

— Слышал.

— Выполняй!

И не оглядываясь, Олег выскочил из избы. Он сходу запрыгнул в кабину темполета, лишь здесь сообразив, что робот все же остался.

Бросать робота было жалко. Ну, ладно, Олег сжал губы, отсюда я тебя вытащу, но дома обязательно отошлю на демонтаж.

Выбравшись из кабины, он решительно зашагал к избе, но на крыльце нос к носу столкнулся с роботом, держащим на вытянутой руке Г-21.

— Уже разряжен, — победоносно сообщил тот.

— Как? — только и выдохнул Олег.

— Да очень просто, — робот ухмыльнулся. — Нужен был фактор воздействия. Известно, что сильнейший из них страх. Вот я и подумал, чего же боится бабка?

— Чего ей бояться, — угрюмо сказал Олег. — Танк она, а не человек.

— А вот и нет, — робот был явно доволен. — Женщины завсегда мышей бояться. А их здесь видимо-невидимо. Ну, остальное просто. Поймал я одну из них на психоповодок и повел. Бабка как завизжит, на лавку вскочила, передником закрылась и трясется. Я Г-21 тут же схватил, а на пол, для очистки совести, разбитое яйцо бросил, только позолотил немного, чтобы похоже было.

— Молодец, ничего не скажешь.

Робот скромно потупился.

— Говорила мне маманя, — внезапно донеслось из дома, — не ходи за энтого шалопута! Один раз счастье привалило, дак и то мимо рук пустил!

— А ведь бабка, пожалуй, все на деда свалит, — проговорил Олег, — совсем старика со свету сживет.

— Такова уж наша мужская доля, — меланхолично заметил робот.

— Нет, надо что-то придумать. Нельзя же его на съедение оставлять.

Они вновь прошли в избу. Дед привычно лежал за печной трубой, а бабка, продолжая голосить, тыкала в него ухватом.

— Сейчас я фокус устрою, — сказал робот, и дремавшая в углу курица, вдруг странно забила крыльями, переваливаясь, подошла к бабке и с упоением клюнула ее в ногу.

— Ах, — бабка села. — Ты чего? В суп хочешь?

— Не ори, — угрюмо проговорила курица, — совсем стыд потеряла. Скоро все соседи сбегутся. Снесу я тебе яйцо, не золотое, правда, а простое. А будешь орать, все твои курицы нестись перестанут. Забастовку устроим.

— Про забастовку ты зря ввернул, — Олег переключил темполет на автопилота. — Не поймет бабка.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.