Кристинины сказки, или Фантазии двенадцатилетней девочки

Выборнова Кристина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Кристинины сказки, или Фантазии двенадцатилетней девочки (Выборнова Кристина)

Кристина Выборнова

Кристинины сказки, или Фантазии двенадцатилетней девочки

Бразильские кроки

Часть первая

Как-то раз меня разбудил телефон. Звонил с работы Андрей.

Я подняла трубку:

— Чего с утра пораньше?!

— Послушай, ты поедешь в Бразилию?

— Куда?! — прибалдела я.

— В Бразилию.

— О чем разговор! Мог бы не спрашивать!

— На полгода. Идет?

— Конечно!

— Ну пока.

— Пока…

Андрей, надо вам сказать, был знакомым брата знакомого моей подруги, которая попросила меня сдать ему комнату. Я безмятежно согласилась, думая, когда он еще приедет!.. Но через три денечка после звонка подруги в дверь моей квартирки раздался стук. Я пошуршала на кухне, ища молоток, но не нашла, и, ограничившись шваброй, заглянула в глазок. За дверью стоял измотанный и уставший тип с тощим пакетиком в руке, пинающий ногой мою дверь.

— Кто там?! — рявкнула я.

— Вас разве не предупреждали? Вы не сдаете комнату? — робко спросил тип, продолжая механически долбать по моей двери.

— Вы знакомый брата знакомого моей подруги? — безнадежно осведомилась я.

Тип кивнул и устало уселся на коврике у моей закрытой двери. Я внимательно осмотрела его и пришла к выводу, что он вполне мирный, поскольку синяков под глазом не имеет, и зубы у него на месте, а не выбиты. Вдоволь насмотревшись, я вздохнула и все-таки открыла ему. Тип с трудом удержался от громовых радостных воплей и вежливо остановился в самом узком месте, какое только нашел в моей прихожей. Я мрачно буркнула:

— Входите, — и ушла на кухню.

Впрочем, через пять минут пришла и показала типу его комнату. Сразу он туда не поплелся, а начал выяснять, сколько я с него возьму.

— А кто же его знает… — неумно ответила я.

— Потом можете сказать, — покладисто согласился тип. — Давайте знакомиться. Меня зовут Андрей Перепелкин.

— Аделя… — вяло представилась я, думая о беспорядке, который царил в сдаваемой Андрею комнате.

Ко мне подбежал мой пес Джон и стал орать на Андрея громким «гавком». Андрей не испугался, а просто сказал:

— Молчи, Шарик! — и Джон умолк.

— Почему Шарик?! — взорвалась я. — Его зовут Джон.

— Это все равно, — ответил умный Андрей. — Он ведь понимает, что раз вас не зовут Шариком и меня тоже, то обращаюсь я к нему. У меня раньше был ротвейлер, зверюга страшная, но умная, почти как ваша собака. Он через год одичал и удрал от меня в лес.

Я не стала проявлять интереса к его ротвейлеру, который, к тому же, сбежал, и вежливо попросила его идти в свою комнату. Он и ушел. Вообще, он был послушен. Через неделю уже мыл посуду, без диких взглядов и воплей. Правда при этом что-нибудь бил, но я не ворчала. Он устроился на работу и, судя по всему, на хорошую. Со мной он через месяцок стал говорить на «ты». В общем, отношения наладились.

Итак, положив трубку, я вскочила: сна ни в одном глазу не было. На радостях я задушила в объятиях всех своих зверей, и, подпрыгнув, чуть не проломила головой потолок. Потом меня охватила жажда собирания вещей, и я стала во все сумки и пакеты запихивать туфли, ботинки, платья, шляпы, посуду, расчески, зубную пасту… В общем, если все перечислять, список получится бесконечный! Остановилась я только тогда, когда поняла, что не то что мы с Андреем, тут все и слон не сможет снести! Пришлось из каждого пакета и сумки отбрасывать лишнее.

Когда пришел Андрей, я ждала его с двумя пакетиками.

— Вот тут все необходимое для меня и для тебя, — сказала я.

Андрей с сомнением посмотрел на тощие пакетики и спросил:

— А что ты туда положила?

— Одежду, каждому по паре ботинок, зубную пасту, зубные щетки и расчески, — информировала я.

— Положи хоть по две пары ботинок на смену!

— Так и быть, но не больше!

— Возьми хоть один чемодан!

— Возьму, но с условием, что будешь нести его ты!

— Тогда не бери.

— Не собираюсь. Когда поедем?

— Завтра утром. В Шереметьевский аэропорт.

— Утром во сколько?

— В двенадцать. Выйти из дома надо примерно без двадцати десять.

— Можно собираться не торопясь, ведь сейчас только два часа дня!..

— Кстати, хочу тебе сообщить, что животным на самолет нельзя!

Я сделала несчастные глаза, и он торопливо сказал:

— Ну, можно, можно, но в особое отделение!

— В какое угодно, лишь бы поехали… Ну ладно, хватит об этом, я пойду соберу кое-какую еду.

Андрей кивнул в знак согласия и с жадностью посмотрел на котлеты. Я прикрыла сковороду рукой:

— Умерь свою жадность, возьми бутерброд с паштетом! — строго сказала я.

Андрей грустно вздохнул и, бросив прощальный взгляд на котлеты, ушел на кухню.

Я запихнула в сумку для еды спасенные котлеты и принялась резать хлеб. Гера и Джон удивленно смотрели, как мы собираемся и носимся как торпеды по всем углам квартиры. Я на минутку отвернулась от сумки с едой и тут же услышала жадное чавканье.

— Котлеты!!! — завопила я и обернулась.

У сумки стоял Андрей с Джоном и Герой. Он периодически давал им по котлете, но и про себя не забывал. Я горестно посмотрела на пустую сковородку и, обидевшись на Андрея, час с ним не разговаривала. Причины моей обиды были ясны: придется готовить новые котлеты. Впрочем, Андрей недолго горевал, что я с ним не разговариваю. Походив по комнате, он пошел в кухню доедать паштет. Я сразу заговорила. Бегать в магазин за паштетом совсем не хотелось. Точнее, я не заговорила, а заругалась. Андрей вздохнул и принялся таскать из пакета леденцы. Я опять заругалась. Тогда он присел на диван и стал штопать свои носки. На этот раз я разругалась не на шутку.

— Прекрати заниматься ненужными делами, а лучше помоги мне запихнуть в сумку сервелат, — раздраженно сказала я.

Андрей послушался и, убедившись, что сервелат не влезает, предложил вынуть коробку конфет. Я не соглашалась…

Прособирались мы до шести вечера. Валясь с ног от усталости, я легла на диван и, взяв бумагу с карандашом, принялась рисовать Андрея. Он заметил это и принял такую позу, что я прыснула. Мы уснули в семь часов, а проснулись тоже в семь часов, но утра. Андрей постучал в мою комнату и сказал, что ему всю ночь снилась еда. Я поняла намек и побрела на кухню.

— Что у нас поесть? — жадно спросил Андрей.

— Яйца, котлеты, немного огурцов соленых и остатки макарон, — объявила я.

— Мне-е-е…

— Возьми, в общем, сам! — нетерпеливо сказала я и удрала собирать полотенца.

Когда я все собрала, оказалось, что у нас две битком набитые сумки и два тощих пакетика (но пакетики большие). Итого: четыре. Это все мы сможем легко донести. На этом я успокоилась и стала собирать животных. Надев на них обоих ошейники, я подумала и прицепила к ним такие записки: «Имя Джон, порода спаниель, мин нет», «Имя Гера, порода сибирская, мин нет». Уж кто-кто, а я знала, как придираются к животным на самолетах. Потом я еще подумала и написала другую записку: «Гранат в сумке нет» — и прицепила ее, естественно, к сумке. Я прицепила такие записки ко всему багажу и на этом успокоилась. Из кухни вышел Андрей и вдруг сказал:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.