Избранное

Авербух Исай

Жанр: Поэзия  Поэзия    2003 год   Автор: Авербух Исай   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
ИСАЙ АВЕРБУХ Избранное

ПРИСЯГА ПЕРВОЙ СВОБОДЕ

И - свершилось: среди бела дня

Рассечена железная граница...

Шалом, Свобода! Узнаешь меня?

Иду к тебе, желанная Царица,

К твоим дарам счастливо причаститься.

Готов влюбиться я в твою красу

И поклоняться, как Прекрасной Даме.

Но та, Другая, что в себе несу,

Та, Первая, которую годами

Растил в душе, как сказочную быль,

С которой и в тюрьме свободен был,

С которою, сладчайшею из женщин,

Сошелся тайно, преданно любил

И гордо жил, не будучи повенчан,

Она - со мной.

И нынче ей, Другой,

Испытанной и самой дорогой,

Перед тобой, свободная Европа,

Я присягаю в верности до гроба:

Всегда и всюду быть самим собой!

27 ноября 1971,

Вена

* * *

К библейским буквам сердцем я приник,

Душа ивритом жаждет окропиться,

Но в ней царящий русский мой язык

Своею властью не готов делиться.

Который год, живя в родной стране,

Я речь ее позорно не осилю,

Пока гудит он, русский стих, во мне,

Как самолет, несущийся в Россию.

И вновь, отравлен и заворожен,

Целую музу русского барака,

Склонясь над нею с поднятым ножом,

Как Авраам - над телом Исаака.

1974,

Иерусалим

РУССКАЯ СОСНА

Россия-мать, Россия-сука!

А. Синявский.

И вновь - Синай. Синай, крутой страницей

В мою судьбу, наверно, ты войдешь...

Мы в декабре стояли на границе;

Густела ночь, и лил холодный дождь.

И ветер дул, холодный и свистящий,

А ты не спи - границу карауль…

Но как-то вдруг в песке нашли мы ящик,

Сосновый ящик от советских пуль.

Как знак войны и горького привета

От дальней-дальней северной земли.

Еще не близко было до рассвета,

И мы костер - согреться - разожгли.

Мы упоенно грелись под навесом,

А ветер дул, и ночь была темна;

Мы вспоминали с другом об Одессе –

В костре горела русская сосна.

Ах, мать-Россия, пулями своими

Зальешь ты мир, терзая и губя.

Россия-сука, проклятое имя,

Я все равно еще люблю тебя.

И до сих пор тебе спасенья жажду

И вслед тебе с надеждою смотрю.

Хоть ты меня еще убьешь однажды,

Я все равно тебя благодарю.

Благодарю, что годы без ответа

К тебе взывал я в муке и тоске,

Благодарю за то, что в жизни этой

Я говорю на русском языке.

Благодарю еще за то, что знаю:

Мне от тебя погибель суждена

За то, что здесь, в глухой ночи Синая,

Меня согрела русская сосна.

31 декабря 1977

В ИУДЕЙСКОЙ ПУСТЫНЕ

В пустыне Иудейской,

На базе, где служу,

Звучит язык еврейский,

Куда ни погляжу.

И носятся завзято,

Как будто во хмелю,

Еврейские ребята,

А я их так люблю.

Рассар* их чуть с приветом,

И что ни час - миздар**,

А я у них при этом

Еврейский санитар:

Заботу и сердечность

Яви и будь им друг.

А по пустыне вечность

Раскинулась вокруг.

Еврейская природа,

Еврейская еда.

Хоть не дана свобода

Солдату - не беда.

Над головой повисли

Густые звезды. Ночь.

Безрадостные мысли

Я прогоняю прочь.

Свободы, верно, нету,

Но, плакать не спеша,

Еврейские сонеты

Творит моя душа.

*Рассар (иврит) - старшина.

**Миздар (иврит) - построение.

Пронзительно мечтает

И весело поет,

А по небу летает

Еврейский самолет.

И гордо сердце бьется:

Моя, моя страна!..

Но в небесах смеется

Скептически луна.

Смеется с укоризной

И словно бы в укор.

Безумной жаждой жизни

Я полон до сих пор.

Забывши, что однажды,

Как все вокруг, умру,

Я полон этой жажды,

Особо поутру.

Мне дух дороже хлеба,

Я холоден к вещам,

Но что-то колет слева,

Особо по ночам.

Не век, не без предела

Нам по земле скакать –

Мне часто стало тело

На это намекать.

Однажды, мол, устанет

Резвиться, горячась,

И неизбежно грянет

Его последний час.

И сгину в бездорожье

И невозвратной мгле.

Но мне при этом все же

Лежать в Святой земле.

Здесь, где цветет весною

Любимая страна.

Не смейся надо мною

Скептически, луна!

1990

МОНОЛОГ ГАЛУТСКОГО ЕВРЕЯ

Кто поймет меня? Кто посочувствует мне?

Я чужой, я чужой в этой жесткой стране,

Я трагически чувствую день ото дня,

Как вокруг не хотят и не любят меня.

Я подавлен, разбит и почти позабыл,

Что когда-то страну эту очень любил,

Видел в ней и судьбу, и надежду свою,

И готов за нее был погибнуть в бою,

И мечтал послужить ей с открытой душой.

Как же вышло, что здесь я настолько чужой?..

И каким отвратительным смрадом разит,

Когда только и слышу, что я паразит:

Все они за меня погибали в бою,

А вот я лишь беру - ничего не даю,

И поэтому беды их - все от меня,

Так порою тебе и заявят, кляня.

Этой лжи не придумать подлее и злей,

И безумней. Но спорить не вздумай ты с ней –

Лишь впустую потратишь бессчетные дни,

Потому что и сами не верят они

В свои дикие речи, а просто, губя,

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.