Этим летом я — не я

Литтл Джин

Жанр: Детская проза  Детские    2007 год   Автор: Литтл Джин   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Этим летом я — не я (Литтл Джин)

1

Две девочки одновременно посмотрели друг на друга. Они стояли в очереди у стойки регистрации билетов на самолет «Эйр Канада». Мама Алекс стояла впереди, Алекс пряталась за ней. Но Сэм была выше своей крошечной бабушки, так что с легкостью могла рассматривать все вокруг над ее головой. Долю секунды девочки поизучали друг друга и тут же отвели глаза.

— Надеюсь, эта малявка летит не в моем самолете, — проворчала Сэм в ухо бабушке. — Она выглядит так, будто собирается хныкать всю дорогу.

Бабушка проследила за взглядом Сэм. Потом, нахмурившись, посмотрела на внучку.

— Саманта Сисили Скотт, имей совесть, — сказала бабушка. — Я понимаю, что ты имеешь в виду, но внешность бывает обманчивой. Лучше посмотри на нас!

Сэм усмехнулась. Бог знает, что думала другая девочка, глядя на них. Бабушка оделась так, чтобы сразу же после аэропорта отправиться в больницу. Через день ей предстояла операция. Сама же Сэм была в старых поношенных джинсах и в майке с гигантским подсолнухом. Ноги всунуты в разношенные сандалии, а непослушные вьющиеся волосы коротко острижены на лето. Когда волосы у Сэм отрастали, с ними начиналось сплошное мучение. Все вокруг постоянно советовали их пригладить.

Та, другая девочка была выряжена во все самое дорогое. И новенькое. Сэм почти видела ценник, свисающий с ее брючек. Туфли девочки были такими чистенькими, будто она их надевала всего лишь раз или два. Жилет подходил к брючкам, а зелено-коричневая водолазка подходила к цвету глаз. Ее мама, если это ее мама, тоже была такой модной, что Сэм даже заморгала. И папа девочки тоже одет с иголочки.

— Его можно назвать денди? — тихонько спросила Сэм у бабушки.

— Несомненно, — согласилась бабушка. — А девочка выглядит какой-то несчастной. Если тебе, Сэм, представится случай пообщаться с ней, будь доброй и не изображай из себя крутого парня.

— Спасибо большое, бабушка! — ответила Сэм. — Я не собираюсь с ней общаться. Я не нянька. Ей, наверное, всего лет семь.

— А ты уже похожа на подростка, хотя до этого еще далеко. Спорю, этой девочке девять лет.

— Да я не буду с ней знакомиться, — отмахнулась Сэм. — Мне вовсе не хочется выслушивать ее нытье.

— Сэм, перестань показывать свой дурной характер, — сказала бабушка.

Но тут очередь двинулась вперед, и бабушка забыла о несчастной девочке.

Женщина за стойкой спросила бабушку:

— Девочка летит без сопровождающих?

— Если вы имеете в виду меня, — возмутилась Сэм, — то да, я одна.

Сэм ненавидела, когда о ней говорили так, будто она не только глухая, но и невидимая.

Бабушка, незаметно шлепнув Сэм, ответила сокрушенным тоном:

— Да, ее никто не сопровождает, но в Торонто ее встретят.

Бабушке выдали табличку на шнурке, которая тут же оказалась на шее Сэм. Табличка возвещала всему миру, что бедняжка летит в одиночестве. Сэм это смертельно обидело. На ту, вторую, девочку тоже повесили такую табличку.

— Присядьте на скамейку, к вам подойдет наш служащий и проводит девочку к самолету, — сказала дама за стойкой, уже глядя на следующего в очереди пассажира.

Сэм и бабушка уселись на скамейку.

— Если бы мне удалось поговорить с твоим папой, — вздохнула бабушка.

— Перестань, — сказала Сэм. — Все будет прекрасно. Ты же сама говорила, что это — настоящее приключение. Из-за какого-то пустяка ты можешь испортить папе все удовольствие.

Говоря это, Сэм улыбалась, но сама не очень-то готова была к такому приключению. Папа решил провести это лето на раскопках в Южной Америке. Он, конечно, говорил, что ему необходимо собрать материал для новой книги, но Сэм-то знала, что он поехал туда развлечься.

— Я поживу у твоих друзей, пока ты не оправишься от операции, — предложила Сэм, когда бабушке неожиданно позвонили из больницы и назначили день операции. Разве могла Сэм предположить, что друзья бабушки живут не в Нанаимо, а в Онтарио?

— Тебе понравится Маргарет Трюблад. Мне и самой хотелось бы поехать. Мы не виделись столько лет! — говорила теперь бабушка.

Ха!

— Прости меня, солнышко, но вряд ли я буду тебе писать, — продолжала она. — Когда я выйду из больницы, то первое время поживу у Глэдис. Как только смогу — тут же напишу, но не огорчайся, если за целый месяц не будет ни одного письма.

— Хорошо, — ответила Сэм, почти не слушая бабушку. Папа тоже сказал, что не будет писать. Да у него даже и адреса нет. — А если будут какие-нибудь неприятности, — вдруг вскинулась она, — тетя Глэдис сообщит мне?

Бабушка рассмеялась и потрепала ее по руке.

— Если нет никаких вестей, значит, у меня все хорошо, — ответила она. — Но в крайнем случае кто-нибудь даст знать Маргарет Трюблад.

Успокоенная Сэм откинулась на спинку скамейки и стала смотреть на ту маленькую девочку.

Сейчас девочка сидела на дальнем конце. Сэм очень удивилась, что рядом с ней не было ни мамы, ни папы. Неужели они так спешили, что не могли подождать и попрощаться? Сэм даже почувствовала легкое угрызение совести.

Она не могла знать, что Алекс почти обрадовалась, когда Перри заявил, что не может ждать отлета.

— С Алексис теперь все будет в порядке, а у нас столько дел, вспомни, Зелда, — сказал Перри, похлопал падчерицу по плечу своей пухлой рукой и потянул жену к выходу.

— Но, Перри… — неуверенно возразила мама Алекс.

И как раз в этот момент перед ними возник служащий авиакомпании «Эйр Канада».

— Не беспокойтесь, сэр. Мы позаботимся о вашей малышке, — сказал он.

Алекс открыла было рот, чтобы сказать, что она не его малышка. Но побоялась расплакаться. Она подняла лицо, мама быстро поцеловала ее и отвернулась. Теперь Алекс сидела там, куда ее усадили, и разглядывала девочку в майке с подсолнухом. С ней, наверное, была бабушка. Видно, что они любят друг друга. И Алекс вздохнула.

Затем подошел другой служащий.

— Идемте со мной, — сказал он обеим девочкам. — Надо пройти контроль.

Он отвел девочек в зал отлета. Обе старательно старались не замечать друг друга и выглядеть совсем спокойными, будто каждый день летали на самолетах.

— Все, кто летит на рейсе номер… — Бестелесный голос объявил номер их рейса. — Подойдите к выходу.

Сэм и Алекс встали. Встали и мать с ребенком, и человек с собакой, и другие пассажиры. Но, кроме них двоих, детей с табличками среди пассажиров больше не было. У Сэм екнуло сердце.

«На помощь! Мне придется сидеть рядом с этой малявкой!» — вскричала она про себя.

И оказалась права.

2

Когда стюардесса посадила Сэм и Алекс на соседние кресла, девочки даже не взглянули друг на друга. Обе были уверены, что ничего общего между ними и быть не может. К тому же ни та ни другая не имели настроения разговаривать.

Для своих десяти лет Алекс была маленького роста. Она смотрела в окно на крыло самолета и старалась не думать о своем коте Меркурии. От этих мыслей можно было сойти с ума. Меркушу два месяца тому назад усыпили. Мама и Алекс отвезли его к ветеринару тем утром, когда отчим, Перри, приехав домой, объявил, что он согласился делать доклад на июльской конференции в Австралии и уже заказал билеты.

— Я могу взять с собой жену, но не ребенка, — сказал он, не глядя на Алекс. — Но я уверен, что мы найдем местечко, где Алли сможет пожить в наше отсутствие.

— А как же Меркуша? — крикнула Алекс, зная, каков будет ответ.

— Пришло время отправить кота в Кошачий Рай, — пробормотал Перри. — Он стал просто отвратительным.

Алекс открыла было рот, чтобы закричать на него, но вместо этого убежала в свою комнату. Кричать было бесполезно. С того самого момента, как они переехали в городской дом, где все блестело глянцем, где вся мебель была мягкой и бежевой, мама хотела избавиться от старого кота. У Меркуши не хватало сил, чтобы разодрать все в клочья, но он повсюду оставлял пучки шерсти, а когда Алекс укладывала его на диван и он там засыпал, то иногда мочился во сне. При этом от него плохо пахло и он был почти слепой.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.