Нож разведчика. Добро пожаловать в ад!

Голодный Александр Владимирович

Серия: Враг у ворот. Фантастика ближнего боя [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Нож разведчика. Добро пожаловать в ад! (Голодный Александр)

– Опять завели шарманку! – Сергей с отвращением посмотрел в телевизор.

Жизнь в последнее время складывалась не очень. Черная полоса, начавшаяся с реформы полиции и сокращения должности, и не думала заканчиваться, становясь все гуще и беспросветнее. Кому скажи: технический специалист, инженер-практик с тройкой высших образований – и не может найти нормальную работу! Похоже, черный пиар, НЛП и прочие политтехнологии, щедро льющиеся из «шкатулки с дебилами», снесли вероятному руководству остатки мозга. Выборы… разгул кретинизма, буйство проплаченных неадекватов и общая шиза. Не успев толком отойти от думских, страна с головой окунулась в приближающиеся президентские. Вот и сейчас очередной примелькавшийся мордатый «радетель народных интересов» щедро метал дешевые лозунги и лживые обещания с экрана.

– Твари!

Кнопка пульта заткнула «правдорубца» на полуслове. Выключив телевизор и глубоко вздохнув, Сергей Ратный подвинул густо почерканную пачку направлений из городского центра занятости, газету «Работа для всех» и приступил к анализу предложений.

Второй вдумчивый просмотр и пара телефонных звонков подтвердили первоначальный диагноз: все не то. Либо нормальная работа, но за никакие деньги, либо совершенно безумные требования работодателей. По идее, в торговые сети звонить смысла больше нет вообще. Теплые места в их сервисных центрах занимают либо разные категории родственничков, либо действительно высококлассные специалисты, за которых реально держится руководство. А ежедневно метаться по десять часов в должности продавца-консультанта по торговому залу… в конце концов, не двадцать лет и даже не тридцать.

Только недавно исполнилось тридцать восемь. М-да, возраст уже изрядный, а ни кола, ни двора, ни семьи, ни работы. Ведь только четыре года назад все было. Кто же знал, что так отвратно сложится жизнь?

Окончив в девяносто седьмом вуз с дипломом инженера-электромеханика, он соглашался на любую, требующую приложения мозгов и умелых рук работу. Череда коммерческих фирм, практическое освоение специальностей электронщика, компьютерщика, даже поверителя радиоизмерительных средств. Хорошо, что оказывал финансовую помощь отец, потому что заработка катастрофически не хватало. Зато было в избытке жизнерадостности, оптимизма и упоения от самостоятельности и разворачивающихся перспектив. По этим чувствам щедро прошлась война. Вторая чеченская…

Родина своевременно вспомнила о не отдавшем воинский долг молодом и умелом человеке. Благо, что умные люди посоветовали не тащить бесправную солдатскую лямку, а пойти в «контрабасы». Заключив контракт на три года, Сергей поменял несколько мест службы и воинских частей, пока надежно не осел в качестве связиста-вэвэшника. Но подразделение досталось, мягко сказать, отмороженное, регулярно выполняющее не самые заурядные задачи. Разведка.

Опять свою роль сыграли здоровье, хорошая физическая форма и предельная педантичность по отношению к технике.

– Ганс, связь! – кажется, что эта команда будет всегда звучать в ушах. Гансом его окрестил майор Коротич. Умный, властный, резкий и решительный офицер, сам подбирающий себе подчиненных и стоящий за них горой. Но и гонял бойцов этот упертый белорус беспощадно.

– Были у тебя, Серега, немцы в роду, поверь, у меня взгляд наметан. Русский человек так рации вылизывать не будет. И франтом чистеньким все время ходить тоже.

– Я украинец, товарищ майор.

– Немец ты, Ганс, только наш, обрусевший. Как, гарантируешь связь на выходе?

– Так точно.

И связь он давал. В условиях гор, под огнем боевиков, с каменистых, ползущих под ногами осыпей и из колючих зарослей зеленки. Ратный просто чувствовал, как будет проходить непредсказуемая радиоволна. Практический опыт, объемное мышление, преобразующее в трехмерную картинку сухую информацию топографических карт, что-то интуитивное, неуловимое – и в наушниках отзывались позывные отряда. Да, было страшно. Пробираться по склону под бешеным обстрелом укуренных арабов, только что оставшихся без базы и денег, намертво уцепившихся за хвост нахальной разведывательной группы, слышать над самой головой завывание сносящих преследователей НУРСов, прекрасно понимая, что будет с ним, защищенным только броником и каской корректировщиком, если у одного из поливающих огнем долину пилотов хоть чуть-чуть дрогнет рука. Страшно и невыразимо отвратно ковыряться в том, что остается после воздушной атаки от живых людей.

Поэтому он с ожесточением смывал глубоко въевшийся в кожу смрад войны тугими горячими струями, стирал до идеальной чистоты камуфляж, вкладывал душу в ремонт и обслуживание техники, стремясь любимым делом стереть воспоминания.

Война меняет людей. Она либо закаляет, либо бесповоротно ломает психику. И еще она прививает легкость убийства себе подобных. Трудно только первые несколько раз. А потом… потом абстрагируешься от происходящего, и смотрящий в глаза с дикой мольбой, надеждой и жаждой жизни противник становится просто картонной мишенью.

Три года по контракту, сбереженные боевые рубли и трофейные доллары. Да, они не все сдавали «любимому государству». Разве что фальшивки до последней бумажки. Настоящие банкноты через хитрую систему курьеров ложились в захоронки там, в Подмосковье, на квартирах боевых товарищей. Молчаливый и педантичный Сергей как раз и отвечал за проверку обнаруженных во время зачисток населенных пунктов денег. Ультрафиолетовая лампа, мощная лупа, наблюдательность и отличная память – после войны можно смело устраиваться в банк кассиром. К немаловажным достоинствам относилось полное неприятие крепких алкогольных напитков и пива. Особых заслуг в этом самого Ратного не было – просто что-то оказалось нарушено в тонких генетических структурах, отвечающих за строение организма. Пару раз испытав выворачивающее нутро похмелье, провалявшись сутки с жестокой интоксикацией, сержант-контрактник раз и навсегда установил – не его. Разве что немного благородного вина для упрощения процесса знакомства с благородными женщинами. Такими, как Светлана…

Он до сих пор помнил их первый поцелуй, ее нежные губы с терпким привкусом «Изабеллы». Что их свело? Холодноватого в общении, строгого, еще не отошедшего от жаркого дыхания войны парня и потрясающе красивую девушку с длинными волосами цвета воронова крыла? Наверное, все-таки не его новенькая двухкомнатная квартира в престижном районе города и не менее новенький «Фольксваген».

Светлана тогда работала в кредитном отделе крупного банка и зарабатывала в два раза больше скромного инженера ЭТЦ ГУВД.

Была ли любовь? Да. Красивые ухаживания, доставляющие море позитивных эмоций прогулки в старом парке, просто поездка на море. Именно после двух недель пропитанного жарким солнцем отдыха, бирюзы Черного моря и сладкого чувства обладания прекрасной женщиной Сергей сделал Свете предложение.

Когда же начало уходить счастье? После рождения дочери? Место Светланы оказалось занято, а в новый коллектив она не вписалась. Или когда ей захотелось ту умопомрачительную шубку в «Снежной королеве»? Нет, доводы о проблемах в семейном бюджете, кажется, были восприняты с пониманием. Или когда пьяный мажор вдребезги разбил их машину, отправив самого Сергея на месяц в койку хирургического отделения?

Или они просто не сошлись характерами, когда схлынуло любовное безумие и началась притирка нравов, честно говоря, совершенно разных людей? Импульсивность против рассудительности, взрывной темперамент против нордического хладнокровия, азартность против логики:

– Ты робот, понимаешь, робот! Ты даже трахаешь меня по инструкции! Как я тебя ненавижу! Слесарь, вот ты кто! Слесарь и неудачник. Как ты мне противен…

Растянувшаяся на несколько лет череда скандалов привела к закономерному результату – однажды он четко осознал, что от первоначальных чувств не осталось вообще ничего. С совершенно чужой и враждебно настроенной женщиной («Ты погубил всю мою молодость! В каком месте я работала! С какими людьми!») их объединяет только дочь. Оля-Оленька, маленькое солнышко, любимая кровиночка…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.