У чужих берегов

Лысак Сергей Васильевич

Серия: Поднять перископ! [2]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
У чужих берегов (Лысак Сергей)

ЧАСТЬ 1

Глава 1

Тайное становится явным

Когда «Баян», «Новик» и «Боярин» уже скрылись за горизонтом, «Косатка» продолжила свой путь в одиночестве. Желтое море оставалось пустынным. Как будто и не гремели совсем недавно выстрелы орудий, не рвались снаряды, кромсая и уродуя все, что встречалось им на пути. Очевидно, это была обычная разведывательная вылазка японского флота. Нет никаких сомнений, что эскадра в Порт-Артуре действует сейчас более решительно, чем раньше. И японцы после таких страшных потерь уже не контролируют этот район. Им бы сейчас переброску снабжения для армейской группировки на материке обеспечить. О генеральном сражении с русским флотом, чтобы нанести ему серьезное поражение и захватить контроль над морем, речь уже не идет. Поэтому отряд броненосных крейсеров Камимуры возле Порт-Артура вряд ли появится. Не станет он рисковать своими самыми ценными кораблями ради разведки. Для этого и «собачки» сгодятся, число которых уже заметно поубавилось. Естественно, и миноносцы никуда не денутся, будут пакостить дальше. Но без поддержки крейсеров их рейды сопряжены с большим риском. Интересно, что уже предпринял Макаров? Поврежденные броненосцы еще отремонтировать не успели, но в данный момент русский флот имеет значительный перевес в силах, если учитывать трех старичков — «Петропавловск», «Полтаву» и «Севастополь». Хоть они и не могут угнаться за японскими броненосными крейсерами, но при встрече в море, если Камимура все же решится напасть, создадут им массу неприятностей своей мощной артиллерией. Иными словами, Михаил добился того, чего хотел. Японский флот отныне — не хозяин на море. Он может проводить только стремительные и кратковременные набеги своим основным уцелевшим ядром из пяти броненосных крейсеров. Оставшийся один-единственный броненосец «Сикисима» погоды не делает. Брать его с собой Камимуре нельзя, так как он будет тормозить ход всей эскадре. Русский же флот даже в том составе, в каком он сейчас есть, может совершенно спокойно выходить в море, не опасаясь встречи с главными силами японцев. И это помимо того, что там будет присутствовать такой сильный источник головной боли, как «Косатка». Но пока японцы получат вынужденную передышку, «Косатке» необходим ремонт по приходу в Порт-Артур. Кровь из носу, но надо уложиться в три недели. А потом снова приняться за старое. А именно — усиленно разорять японский «курятник». За время ремонта «Косатки» перевозки на японских коммуникациях должны активизироваться, вот и надо будет навести на них порядок. Встретить главные силы японцев теперь можно лишь случайно. Если… Если только не нанести визит в Сасебо… Но тут надо будет сначала семь раз отмерить, прежде чем лезть в пасть зверя. Хотя Гюнтеру Прину в Скапа-Флоу это удалось блестяще…

Дальнейший путь до Порт-Артура прошел без приключений. Ни русские, ни японские корабли больше не встретились. И только когда до конечной цели долгого пути оставалось не более тридцати миль и была послана повторная радиограмма с просьбой встретить лодку, впереди вскоре снова показались дымы. Чуть позже стало ясно — возвращаются «Баян», «Новик» и «Боярин». А вместе с ними — четыре миноносца. Все корабли шли строем фронта, просматривая широкую полосу. Михаил подкорректировал курс, направив «Косатку» в сторону «Баяна», идущего в центре. По мере сближения удалось разобрать, что «Баян» идет под адмиральским флагом. Очевидно, сам Макаров не утерпел и вышел на крейсере в море. Хотя подобные вещи он проделывал и раньше. В той, прежней жизни. Когда дистанция сократилась до пяти миль, «Косатка», дабы избежать нежелательных эксцессов, легла в дрейф. А затем вообще развернулась бортом к приближающимся кораблям, чтобы ни носовые, ни кормовые аппараты не были направлены на приближающийся «Баян». На съемном флагштоке уже был поднят российский флаг, а весь экипаж подлодки, свободный от вахт, с разрешения командира высыпал на палубу. Снова, спустя долгое время, «Косатка» встречала в море боевые корабли российского флота. Замигали вспышки прожектора на мостике лодки, запрашивая разрешение «Баяна» подойти к борту. Оттуда сразу же ответили, разрешение было получено. Дав самый малый ход дизелями, «Косатка» пошла на сближение.

Михаил внимательно рассматривал в бинокль приближающийся крейсер. На мостике «Баяна» — большое количество офицеров, все с интересом рассматривают невиданное чудо, вынырнувшее из морских глубин и в один момент приковавшее к себе внимание всех цивилизованных стран. На палубе крейсера выстроены матросы, и в воздухе гремит раскатистое «Ура!!!». С борта «Косатки» отвечают тем же. Вот уже хорошо заметна фигура Макарова, внимательно рассматривающего лодку в бинокль. Рядом — командир «Баяна» капитан первого ранга Вирен и остальные офицеры. Никто из них еще не видел ничего подобного. «Баян» сбрасывает ход до минимального, а «Косатка» описывает дугу и приближается к борту крейсера, ложась с ним на параллельный курс и выдерживая дистанцию в пару десятков метров, чтобы можно было говорить через рупор. С соблюдением всех правил субординации Михаил докладывает командующему флотом об успешном выполнении задания. На этом официальная часть закончена. По виду Макарова понятно, что если бы существовала степень адмиральского удовольствия, то сейчас она была бы наивысшей. Сегодня не только триумф «Косатки» и Михаила Корфа, ее создавшего. Сегодня также и триумф Макарова. Человека, оказавшего неоценимую помощь в создании удивительного подводного корабля и сумевшего преодолеть многочисленные чиновничьи препоны. Поздравления с успехом и благополучным возвращением, несколько стандартных вопросов о состоянии корабля и команды, как вдруг Макаров задает неожиданный вопрос:

— Михаил Рудольфович, а что это у вас за флаг поднят?

— Российский, ваше превосходительство! Согласно судовым документам.

— Непорядок. Отныне «Косатка» — подводный крейсер Российского императорского флота и обязана нести Андреевский флаг. Потом подойдете поближе, вам с «Баяна» передадут. Крейсерский, правда, для вас великоват будет, так я специально миноносный захватил. Для вашего рангоута в самый раз. Какой максимальный ход вы можете держать?

— Не более пятнадцати узлов. И это на максимальных оборотах с большим расходом топлива.

— Хорошо, идите, как сможете. Будем подстраиваться под вас. Следуйте строго в кильватер «Баяну», возле Порт-Артура минные поля, расположения которых вы не знаете. А по приходу прошу ко мне на «Петропавловск»!

Когда с «Баяна» был подан сигнал к развороту, «Косатка» вступила ему в кильватер и стала стараться держать свои проектные пятнадцать узлов. «Баян» шел в пяти кабельтовых впереди, выдерживая дистанцию. «Новик» и «Боярин» подошли ближе, но остались на флангах чуть позади «Косатки». За ними дымили миноносцы. Боевые корабли русского флота шли, окружив субмарину со всех сторон, охраняя ее от возможных атак противника. Но противника не было.

Михаил остался на мостике и внимательно рассматривал свой «почетный эскорт». Оно и не удивительно, такого эскорта не удостаивалась еще ни одна субмарина в истории — три крейсера и четыре миноносца! Но тут все понятно. Макаров прекрасно осознает ценность «Косатки» как боевого корабля и приложит все силы, чтобы максимально возможно обеспечить ее безопасность. Но это в море. А вот по приходу в Порт-Артур возможны любые неожиданности. Можно не сомневаться, что японцы приложат все усилия для того, чтобы если не уничтожить лодку, то хотя бы максимально задержать ее выход в море. В ход пойдет все — прямые диверсии, саботаж, искусное натравливание на «Косатку» разного начальства и прочее. Хотя с проблемой начальства поможет справиться Макаров. Он может дать по рукам всем, у кого вдруг взыграет служебное рвение, имеющее цель доказать, что мичман Корф не достоин командовать таким кораблем. Чином не вышел. И вообще, если судить по тому, что творится сейчас на «Косатке», то это какая-то пиратская вольница, а не боевой корабль Российского императорского флота, о чем недвусмысленно говорит Андреевский флаг, гордо развевающийся на небольшом съемном флагштоке над мостиком. И надо бы навести здесь порядок. Можно только представить, какую реакцию это вызовет… И ведь не поймут многие… Но это их проблемы. А вот проблему возможного саботажа и диверсий сбрасывать со счетов нельзя. Так же как и попытки установления контакта с членами экипажа «Косатки». Вполне возможны попытки вербовки. Поэтому придется взвалить на себя еще и функции… гестапо. А как еще это назвать? Российская контрразведка пребывает пока что в младенческом состоянии, и рассчитывать на нее всерьез не приходится. М-м-да… Толковый гестаповец здесь бы не помешал… Впрочем, может, и найдется в Артуре несколько толковых жандармов. Хоть какая-то от них будет польза на войне. Надо будет разработать с ними план мероприятий по недопущению утечки информации и обеспечению безопасности как самой лодки, так и ее экипажа. Если, не дай бог, что-то случится и некоторых людей придется заменить, то это будет серьезной проблемой. Грамотных подводников сейчас взять негде. Даже матросов, не говоря об офицерах…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.