Те, кто в опасности

Смит Уилбур

Серия: Гектор Кросс [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Те, кто в опасности (Смит Уилбур)

Хамсин дул уже пять дней. Облака пыли катились к ним по унылой пустыне. Гектор Кросс обернул шею полосатой куфией и надел защитные очки. Короткая темная борода защищала почти все его лицо, но колкие песчинки жалили открытые участки кожи. Даже сквозь вой ветра Гектор различал гул приближающегося вертолета. Он не глядел на окружающих, но тем не менее знал, что никто из них еще не услышал этот звук. Он пришел бы в ужас, если бы его опередили. Хотя он на десять лет старше большинства их, как лидер он должен быть самым бдительным и быстрым. Но вот рядом шевельнулся Утманн Вадда и взглянул на него. Гектор еле заметно кивнул. Утманн — один из его самых доверенных оперативных сотрудников. Их дружбе много лет, и началась она в тот день, когда на багдадской улице под огнем снайперов Утманн вытащил Гектора из горящей машины. Хотя вначале Гектор с подозрением отнесся к тому, что Утманн — мусульманин-суннит, со временем тот показал, что у него немало достоинств. А сейчас он вообще незаменим. Сверх прочих своих положительных качеств, он оказался отличным наставником: выучил Гектора свободно говорить по-арабски. Только искусный допрос мог бы доказать, что арабский — не родной язык Гектора.

Солнце в вышине освещало происходящее, и вот на фоне облаков появилась гигантская тень вертолета, словно картинка из «волшебного фонаря»; так что, когда большой русский Ми-26, раскрашенный алым и белым, цветами «Бэннок ойл», стал отчетливо различим — только когда был в трехстах футах над посадочной площадкой, — он показался по сравнению с тенью ничтожно малым. Памятуя, как важен единственный пассажир, Гектор связался с пилотом по радио, когда машина еще стояла в Сиди-эль-Разиге, на главной базе компании на побережье, где заканчивался трубопровод, и приказал ему отменить полет из-за погодных условий. Однако женщина отменила его приказ. А Гектор не привык, чтобы ему перечили.

Хотя лично они еще не встречались, Гектора с этой женщиной связывали достаточно деликатные отношения. Строго говоря, он, единственный владелец «Кроссбоу секьюрити лимитед», ей не подчинялся. Однако, заключив договор с «Бэннок ойл», его компания подрядилась обеспечивать безопасность нефтяных установок и персонала. Старик Генри Бэннок лично выбрал Гектора из множества охранных агентств, стремящихся предложить свои услуги.

Вертолет уверенно опустился на посадочную площадку, и, когда дверь в фюзеляже открылась, Гектор пошел к машине, чтобы познакомиться наконец с пассажиркой. Она показалась в проеме и остановилась, осматриваясь. Гектору она напомнила леопарда, который, устроившись высоко на ветке дерева марула, разглядывает добычу, прежде чем прыгнуть. Хотя он считал, что хорошо знает эту женщину понаслышке, во плоти она оказалась наделена такой силой и изяществом, что он удивился. Готовясь к встрече, он изучил сотни ее фотографий, прочел груды печатных материалов и просмотрел два часа видеозаписей. Самые ранние ее фотографии были сделаны на центральном корте Уимблдона, когда она в четырехчасовом матче уступила Навратиловой, или тремя годами позднее, когда она принимала награду победительницы женского турнира в «Острелиан оупен» в Сиднее. Год спустя она вышла замуж за Генри Бэннока, владельца «Бэннок ойл», известного нефтяного магната, миллиардера, на 31 год старше ее. Далее следовало множество снимков с мужем; они встречаются и беседуют с главами государств, с кинозвездами и другими представителями шоу-бизнеса, охотятся на фазанов в Сандрингхэме, [2] в гостях у ее величества и принца Филиппа, или проводят отпуск в Карибском море на своей яхте «Влюбленный дельфин». Были и фотографии, на которых она сидела рядом с мужем на возвышении во время ежегодных собраний акционеров компании; снимки ее участия в ток-шоу Ларри Кинга, когда она искусно парировала вопросы журналиста. Несколько лет спустя: она уже в траурном наряде, держит за руку красивую девочку, дочь; они смотрят, как саркофаг Генри Бэннока устанавливают в мавзолее на его ранчо в горах Колорадо.

Далее мировая пресса с восторгом освещала ее сражение с акционерами и банками, а особенно со злобным пасынком. Когда ей наконец удалось, отбив нападки пасынка, вступить в права, оставленные ей в наследство Генри Бэнноком, и занять место во главе совета директоров компании, цены на акции «Бэннок ойл» начали стремительно падать. Инвесторы испарились, банковские кредиты иссякли. Никто не хотел делать ставку на превращение бывшей теннисистки и светской львицы в нефтяного магната. Но они не учли ее врожденную деловую сметку и годы обучения у Генри Бэннока, которые стоили сотни дипломов по организации предпринимательства. Как толпа зрителей в римском цирке, ее клеветники и критики напряженно ждали, когда ее сожрут львы. И тут, к всеобщей досаде, она предъявила «Зару» номер восемь.

Журнал «Форбс» поместил на обложке снимок Хейзел в белой теннисной юбочке, с ракеткой в правой руке. Заголовок гласил: «Хейзел Бэннок выигрывает у противников. Найдено богатейшее нефтяное месторождение, какого не находили уже шестьдесят лет. Она надевает мантию своего мужа Генри Великого». В главной статье журнала говорилось:

В глубине богом забытого нищего эмирата Абу-Зары есть нефтяная концессия, некогда принадлежавшая «Шелл». Месторождение полностью истощилось и было заброшено сразу после Второй мировой войны. Почти на шестьдесят лет о нем забыли. До тех пор, пока на сцене не появилась миссис Хейзел Бэннок. За несколько жалких миллионов долларов она перекупила концессию; финансовые аналитики подталкивали друг друга локтями и усмехались. Не обращая внимания на протесты советников, она потратила миллионы на бурение в районе небольшой подземной аномалии на северном краю поля; примитивные методы исследований шестидесятилетней давности давали основания к выводу, что эта аномалия — всего лишь небольшое ответвление главного резервуара нефти и абсолютно бесперспективна. Геологи тех лет единогласно решили, что даже если здесь и была нефть, то она давно перешла в главный резервуар и выкачана вместе со всей остальной нефтью, после чего месторождение иссякло окончательно.

Однако, когда бур миссис Бэннок пробил непроницаемый купол, накрывавший огромную подземную полость, в которой была заключена нефть, газ через буровое отверстие выдавил стальную трубу длиной почти в восемь километров, словно пасту из тюбика, выбросил ее в воздух с невероятной силой. Скважина взорвалась. На сотни футов поднялся фонтан высококачественной сырой нефти. И тогда стало очевидно, что старые скважины «Зара» от № 1 до № 7, заброшенные компанией «Шелл», затрагивали всего лишь ответвления главного резервуара. Новый резервуар располагается на глубине 21 866 футов и, по оценкам, содержит 5 миллиардов баррелей легкой высококачественной сырой нефти.

Вертолет сел, бортинженер опустил лесенку и подал знаменитой пассажирке руку. Не обратив на протянутую руку внимания, она спрыгнула с четырехфутовой высоты и приземлилась легко, как леопард, которого очень напоминала. На ней был великолепно сшитый костюм-сафари защитного цвета, замшевые дезерты, на шее — яркий шарф «Эрме». [3] Хамсин развевал роскошные золотые волосы — они ее отличительная черта, — не убранные в прическу. «Сколько ей лет?» — подумал Гектор. Кажется, этого никто точно не знает. Выглядит она на тридцать, но ей должно быть не меньше сорока. Она пожала протянутую Гектором руку; пожатье было твердое, кисть закалена сотнями часов на теннисном корте.

— Добро пожаловать на «Зару» номер восемь, мэм, — сказал он.

Она едва удостоила его взглядом. Ее голубые глаза напомнили Гектору солнечный свет, проходящий сквозь стены ледяной пещеры в горном ущелье. Женщина была гораздо красивее, чем на фотографиях.

— Майор Кросс, — холодно отозвалась она.

И опять удивила его, назвав по фамилии; но тут Гектор вспомнил, что она слывет человеком, не признающим никаких «авось». Должно быть, она внимательно изучила досье всей управленческой верхушки, с кем встретится во время первого посещения нового нефтяного месторождения.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.