Влечения

Паркер Юна-Мари

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Влечения (Паркер Юна-Мари)

Пролог

Марисса протянула к Эдварду изящные руки, на ногтях сверкнул алый лак, и стала медленно расстегивать на его шее черную бабочку.

— Милый, я сегодня рано, конечно… — шепотом проговорила она, вглядываясь в него.

Улыбка испещрила его загорелые черты множеством глубоких изогнутых морщинок. Взгляд светло-голубых глаз заскользил по контурам ее тела.

— Да, любовь моя, рановато… — отозвался он.

— Но я подумала… может быть, до того как придут гости… — Она не договорила, но ее намек был как никогда прозрачен.

— О, Марисса, Марисса… — глухо пробормотал он, обняв ее и притянув к себе. — Ты знаешь, что я от тебя без ума… Знаешь?

Она кивнула, расстегивая его белоснежную сорочку и приблизив к нему свое лицо так, что ее алые губы почти коснулись его рта.

— Я тоже тебя люблю. И всегда буду любить.

— Правда, малыш? Нет, правда? — недоверчиво переспросил он, и в глазах его мелькнула тревога. Он не смог заставить себя прибавить: «Даже несмотря на то, что я такой старик?» Это только все испортило бы, грубо вернув их на землю, раскрыв обоим глаза на истину, в которой он боялся признаться даже самому себе.

— Конечно, милый, — негромко обронила Марисса, прижимаясь к нему всем телом.

Судорожно схватив ее за руку, Эдвард увел девушку в спальню и запер дверь изнутри. Весь день в квартире на Парк-авеню наблюдалось поистине вавилонское столпотворение. Люди из «Де Вере» — компании по обслуживанию званых приемов, — набившиеся в огромном количестве, расставляли столы, накрывали их белоснежными камчатными скатертями, расставляли блюда с экзотическими закусками, вносили вазы с цветами и коробки с запасными бокалами и посудой. Уединиться в этой суматохе было почти невозможно, а всего через полчаса здесь уже должна была собраться сотня гостей, приглашенных на встречу и празднование Нового года.

Эдвард быстро разделся, не сводя жадных глаз с Мариссы. Та грациозно выскользнула из короткого черного платья с блестками, показав Эдварду свою шелковистую кремовую кожу, полные груди и длинные, соблазнительные ноги. Не сдержав глухого стона, он уложил ее на гигантскую кровать и опустился рядом. В голове отчаянно билась мысль: «Только не торопись! Продержись как можно дольше! Ради нее!» Но это мало помогало. Желание затмевало разум.

— Любовь моя… — шепнула Марисса ему на ухо. Почувствовав его возбуждение, она быстро возлегла на него сверху, выгнув спину и приняв его в себя сразу очень глубоко. Ее изящные ноготки пробежали по его седой груди.

Зажмурившись и пытаясь держать себя в руках, чтобы все не закончилось раньше времени, Эдвард принялся умело ласкать женскую грудь легкими, как перышко, прикосновениями, прислушиваясь к шумному, прерывистому дыханию и тихим стонам Мариссы.

Но вот она наклонилась вперед и, сведя бедра, зажала его в себе сильнее. В то же мгновение судорога тысячей искр прокатилась по всему его телу. Задыхаясь, он резко взвинтил темп движений, будучи не в силах сдерживаться. Уже много лет женщина не доставляла ему в постели столь острого наслаждения, давно он не чувствовал себя таким полным жизни и…

Неожиданно в мозгу вспыхнуло пламя, и… все закончилось. Он беспомощно замер, жадно ловя широко раскрытым ртом воздух.

— О черт! Марисса! — почти всхлипнул он. — Прости, если можешь, малыш! Прости! Я… я не мог ждать!

Наклонившись, она коснулась его губ нежным поцелуем и обняла голову своими ласковыми руками.

— Все хорошо, — тихо проговорила она. — Я люблю, когда ты так неистов. Мы сегодня сделаем это еще разок, да? После приема. И тогда уже не будем никуда торопиться.

Эдвард прижал ее к себе, наслаждаясь этим сказочным ощущением близости дорогого человека. Все эти три месяца, что прошли со дня знакомства с очаровательной Мариссой, он чувствовал себя другим человеком, словно стряхнувшим с плеч груз прожитых лет и возродившимся для новой жизни. Многим ли мужчинам его возраста удается познать это счастье, пережить взлет угасших было чувств? Марисса — милая и все понимающая Марисса! — подарила ему эту сказку. Благодаря ей он вновь ощутил себя молодым и сильным, и в нем как будто снова забурлила кровь.

Может, жениться на ней?

Эта бесшабашная мысль ударила ему в голову неожиданно и взволновала, как подростка. Господи, и куда только подевались вся рассудительность и опыт, приобретенные с годами? Но с другой стороны… почему бы и нет? Эдвард на мгновение отдался во власть приятных мечтаний. Конечно, это спровоцирует небольшой скандальчик. Сплетники будут довольно потирать руки, когда узнают о том, что президент треста «Толлемах» — самой мощной британской компании со штаб-квартирой в Нью-Йорке — женился на женщине, которая на целых сорок лет его моложе. Люди скажут, что сэр Эдвард Венлейк, предпринимательский гений и светоч своего поколения, ни с того ни с сего вдруг спятил. Буря поднимется и дома, в Англии. Бывшая жена — царственная леди Венлейк обвинит его в том, что он подвел свою семью: сына и дочь… Ну так что с того? Игра стоит свеч!

Марисса наконец прервала течение его мыслей.

— Давай выпьем, — предложила она, взяв бокалы с шампанским со столика у кровати, куда он их поставил раньше. — С Новым годом, милый! Мне кажется, он будет самым лучшим!

— Я выпью за это, любовь моя.

Глава 1

Вспышка!

Ребекка поднесла фотоаппарат к лицу, поймала в кадре хозяина дома — сэра Эдварда Венлейка в ту самую минуту, когда он приветствовал очередного гостя, и нажала на кнопку, запечатлев его улыбку для вечности. Высокий и подтянутый, он смотрелся очень элегантно в вечернем костюме, сшитом на заказ в одном из ателье на Сэвил-роу. Ребекке импонировало его обаяние и дружелюбная улыбка, вооружившись которыми он переходил из комнаты в комнату, знакомя между собой гостей, предлагая им напитки, разговаривая с ними о том о сем. Учтивый и обходительный, он удивительно подходил на роль гостеприимного хозяина вечера. Густые и хорошо уложенные, хотя и седые волосы поблескивали в свете мерцающих люстр, в светло-голубых глазах отражалось веселое дружелюбие. Для человека своих лет он был очень привлекателен, а статус одинокого мужчины делал его самым желанным гостем во всех нью-йоркских гостиных.

Ребекка перевела объектив своей «лейки» на высокую девушку с длинными серебристыми волосами, в черном с блестками мини-платье. Согласно газетной светской хронике, она являлась последней любовницей сэра Эдварда, хотя по возрасту вполне годилась ему в дочери и даже… с некоторой натяжкой… во внучки.

Вспышка!

Ребекка щелкнула фотоаппаратом, одновременно пытаясь вспомнить, что ей было известно о Мариссе. Пожалуй, лишь то, что она живет в Трамп-тауэр.

Вспышка!

Марисса позировала Ребекке, широко улыбаясь в объектив. Но все же в глубине ее глаз затаилась тревога, которая сквозила даже на фоне этой ослепительной улыбки… С чего бы это? Ведь у Мариссы Монтклер было все, о чем только могла мечтать молодая женщина: красота, богатство, жилище, больше похожее на дворец, и, наконец, такой любовник… Ребекка сделала еще один снимок и перешла к другим гостям.

Вспышка!

Брайан Норрис, сорокавосьмилетний вице-президент треста «Толлемах», позировал вместе со своей женой на фоне одного из мраморных каминов, над которым висел портрет какого-то предка Венлейков кисти Рейнолдса. Брайан был среднего роста и телосложения и все время стремился занять боевую стойку. Глядя на него, казалось, что он в любой миг готов броситься в драку.

В отличие от сэра Эдварда, типичного представителя английского привилегированного класса, чей жизненный путь был предопределен от рождения, — начальная школа, Итон, Кембридж, потом деловая карьера (посвятив себя которой, он основал тридцать шесть лет назад трест «Толлемах»), — Брайан вырос в простой семье и вынужден был бороться за место под солнцем. Окончив государственную бесплатную школу, он устроился на работу в супермаркет на севере Англии. Затем посещал вечернюю школу и заочные курсы, что дало ему возможность получить место младшего клерка в одной финансовой компании. Уже женившись к тому времени на честолюбивой девушке, тоже из простой семьи, он переехал к новому месту службы, на юг, и набросился на работу, как изголодавшийся волк набрасывается на добычу. Спустя некоторое время его опыт «уличного бизнесмена» привлек к себе внимание сэра Эдварда.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.