Главные пары нашей эпохи. Любовь на грани фола

Шляхов Андрей Левонович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Главные пары нашей эпохи. Любовь на грани фола (Шляхов Андрей)

Николай Гумилёв

Анна Ахматова

Паладин и Колдунья

Николай Гумилев

•  еще мальчиком любил помечтать, жаждал приключений и писал красивые, но в то же время совершенно не детские стихи

•  роста высокого, худощав, с очень красивыми руками, несколько удлиненным бледным лицом

•  впервые признался Анне в любви спустя два месяца после знакомства

•  познакомился с братом Анны, чтобы чаще бывать в доме Горенко

•  от неразделенной любви хотел утопиться

•  стрелялся на дуэли с Волошиным

•  участник возрожденного ежемесячного журнала современной поэзии «Остров»

•  побывал в Африке трижды в качестве исследователя-этнографа

•  венчание с Анной

•  на голове — феска лимонного цвета, на ногах — лиловые носки и сандалии, и к этому русская рубашка

•  решение, что впредь каждый будет жить так, как ему или ей вздумается

•  в начале Первой мировой войны ушел добровольцем на фронт

Анна Ахматова

•  девочкой сильно отличалась от своих сверстниц

•  росла индивидуалисткой

•  она была другая, ей никогда не хотелось быть такой, как все

•  с Колей Гумилевым познакомилась в канун Рождества 1903 года

•  на венчании не было никого из ее родственников

•  родился сын Лев

•  семейная жизнь не дала трещину — она не заладилась с самого начала

•  больше всего обожала бродить по Петербургу в белые ночи

•  одна уехала в Париж к Модильяни

•  после смерти Гумилев стал ее вечным собеседником, ее потусторонним наставником, ее ангелом-хранителем

Девочка сильно отличалась от своих сверстниц. Она росла индивидуалисткой. Она жила тем, что было внутри нее. Она была другая. Ей никогда не хотелось быть такой, как все:

И никакого розового детства… Веснушечек, и мишек, и игрушек, И добрых теть, и страшных дядь, и даже Приятелей средь камешков речных. Себе самой я с самого начала То чьим-то сном казалась или бредом, Иль отраженьем в зеркале чужом…

Пятнадцатилетний мальчик любил помечтать, жаждал приключений и писал красивые, но в то же время совершенно не детские стихи:

Вот я один с самим собой… Пора, пора мне отдохнуть: Свет беспощадный, свет слепой Мой выпил мозг, мне выжег грудь. Я грешник страшный, я злодей: Мне Бог бороться силы дал, Любил я правду и людей; Но растоптал я идеал… Я мог бороться, но как раб, Позорно струсив, отступил И, говоря: «Увы, я слаб!» — Свои стремленья задавил… Я грешник страшный, я злодей… Прости, Господь, прости меня. Душе измученной моей Прости, раскаянье ценя!.

С Колей Гумилевым Аня Горенко познакомилась в канун Рождества 1903 года. Их представила друг другу Анина подруга Валерия Тюльпанова. Случилось это в Царском Селе близ Гостиного Двора.

Валерия Тюльпанова, в замужестве ставшая Срезневской, довольно подробно описала в своих мемуарах всю историю отношений Анны Ахматовой с Николаем Гумилевым. Буквально от первого дня и до последнего.

«Сидя у меня в небольшой темно-красной комнате, на большом диване, Аня сказала, что хочет навеки расстаться с ним», — так Срезневская вспоминала встречу Ахматовой с Гумилевым летом 1918 года в своей петербургской квартире на Выборгской стороне.

«Коля страшно побледнел, помолчал и сказал: „Я всегда говорил, что ты совершенно свободна делать все, что ты хочешь“. Встал и ушел. Многого ему стоило промолвить это… ему, властно желавшему распоряжаться женщиной по своему усмотрению и даже по прихоти. Но все же он сказал это! Ведь во втором браке, меньше чем через год, он отправил юную жену к своей маме в Бежецк, в глушь, в зиму, в одинокую и совсем уж безрадостную жизнь! Она была ему „не нужна“. Вот это тот Гумилев, который только раз (но смертельно) был сражен в поединке с женщиной. И это-то и есть настоящий, подлинный Гумилев. Не знаю, как называют поэты или писатели такое единоборство между мужчиной и женщиной… Я помню, раз мы шли по набережной Невы с Колей и мирно беседовали о чувствах женщин и мужчин, и он сказал: „Я знаю только одно, что настоящий мужчина — полигамист, а настоящая женщина — моногамична“. „А вы такую женщину знаете?“ — спросила я. „Пожалуй, нет. Но думаю, что она есть“, — смеясь, ответил он. Я вспомнила Ахматову, но, зная, что ему будет это больно, промолчала».

Знакомство с Анной Николай позже опишет в стихотворении «Современность»:

Я закрыл Илиаду и сел у окна, На губах трепетало последнее слово, Что-то ярко светило — фонарь иль луна И медлительно двигалась тень часового… Я печален от книги, томлюсь от луны, Может быть, мне совсем и не надо героя, Вот идут по аллее, так странно нежны, Гимназист с гимназисткой, как Дафнис и Хлоя.
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.