Вокруг Света 1993 №02

Журнал «Вокруг Света»

Жанр: Газеты и журналы  Прочее    Автор: Журнал «Вокруг Света»   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Вокруг Света 1993 №02 ( Журнал «Вокруг Света»)

Ку-омбоко, или Как искали Монику в джунглях

Что такое ку-омбоко

Раскрыв как-то утром газеты, я прочел, что на реке Замбези, у города Монгу, состоится праздник Ку-омбоко.

Ку-омбоко? Стал припоминать, что о нем рассказывал посол, когда я только приехал в Лусаку. Он еще говорил, будто это такое красочное зрелище, что на него даже из Европы приезжают туристы.

В делах у меня было затишье, и я подумал: может, махнуть?

Впрочем, «махнуть» — просто сказать: до главного города Западной провинции Замбии около 600 километров. Но я уже загорелся: надоело торчать в столице, давно хотелось проветриться. Прошло уже несколько месяцев, как я работал корреспондентом ТАСС в этой стране, а дела все не отпускали далеко от Лусаки.

...Выехал рано утром. Было начало марта. Солнце поднималось все выше, но жара была умеренной — сезон дождей все еще продолжался, да и высота — 1500 — 1600 метров над уровнем моря — сказывалась.

...Проехал около трети пути, когда шоссе преградил шлагбаум — начинался Национальный парк Кафуэ. Охранник открыл дорогу: сквозной проезд — бесплатный.

Я ехал через негустой лес, но скоро высоченная трава, росшая вдоль шоссе, полностью закрыла обзор. Не сбавляя скорости, я мчался по зеленому туннелю.

Вдруг метрах в двухстах от машины из зарослей травы не спеша вышел крупный пятнистый зверь. Не оглядываясь, спокойно, как и подобает хозяину здешних мест, пересек дорогу и скрылся.

Леопард! Не мешало бы немного притормозить, подумал я. И вскоре понял, что был прав. Передо мной вдруг вынырнула огромная лохматая туша. Буйвол! Завизжали тормоза, машина пошла юзом и, развернувшись, ударила зверя задним крылом, да так, что оно слегка погнулось. Я ожидал нападения, но животное, помотав головой, скрылось в зарослях. Слышался только хруст под копытами удиравшего быка.

Уже недалеко от цели моего путешествия «проголосовал» незнакомец. Я притормозил у обочины. Это был белый — высокий брюнет, лет тридцати. С заметным акцентом он произнес по-английски:

— Извините, пожалуйста, не могли бы вы подвезти до Монгу?

— О"кей! — Я приоткрыл дверцу и показал на место рядом.

— Вы из Монгу? — спросил я попутчика.— Давно здесь?

— Я работаю здесь... почти два года, — произнес пассажир, тщательно подбирая английские слова. — Я — русский доктор.

— Правда? — удивился я и перешел на родной язык.

Незнакомец удивился еще больше и громко расхохотался.

— Алибей Шарипов из Алма-Аты, — сказал он, протягивая руку. — Можно просто Алик. Здесь всех наших называют русскими...

Лицо его излучало радость. Он объяснил, что ходил оказывать помощь в одну из деревень, куда на машине не проехать.

На следующее утро Алик заехал за мной в местную гостиницу; он уже видел Ку-омбоко, но как гостеприимный хозяин решил сопровождать меня.

По откосу высокого холмистого берега мы подъехали к огромному, как показалось, озеру, сверкавшему в лучах поднимавшегося за нашей спиной солнца. Это была великая африканская река Замбези, разлившаяся по долине Баротсе. Шла посадка на старинный пароходик, сохранившийся еще с колониальных времен. Он вез туристов на праздник в Леалуи — главное селение народа баротсе, живущего в одноименной долине.

...Мы стояли у борта, наблюдая, как пароходик, шлепая плицами по воде, осторожно пробирается по узким протокам в зеленой прибрежной траве.

Сезон дождей кончался, а уровень воды в долине далеко еще не достиг высшей точки.

— Все просто,— объяснил Алик.— Ведь долина — это огромный окруженный холмами плоский бассейн длиной почти в 200 километров. И чтобы заполнить его, требуется несколько месяцев. Сток тоже медленный, и вода не уходит еще месяца три после того, как дожди прекращаются.

С наводнением связан и праздник Ку-омбоко. По мере затопления долины расположенные в ней деревни постепенно превращаются в острова. Но их жители не покидают своих жилищ — ждут сигнала верховного вождя к общему переселению. Торжественная церемония переселения в деревни, располагающиеся на холмистых окраинах долины, и называется «Ку-омбока», что на местном языке означает: «Уход из воды».

— До наводнения,— продолжал Алик,— все здесь выглядело совсем иначе: густая зеленая трава перемежалась полосами синих и желтых цветов.

По всей долине от края и до края паслись стада коров и коз...

— А как же цеце? — спросил я.

— В лесах по краям долины не только цеце — и комаров-то почти нет.

Говорят, в воде Замбези растворен какой-то минерал, оттого она такая прозрачная и отпугивает насекомых.

Он рассказал, что в Леалуи находится резиденция великого вождя, или литунги, Мбукуситы Леваники. Когда вода подступает к порогу его хижины, литунга решает: пора подавать сигнал... В Леалуи разжигают костры и обогревают огромные барабаны, чтобы кожа антилопы, идущая на барабаны, стянулась и звук стал более гулким. Королевские барабанщики всю ночь бьют в тамтамы. Услышав сигнал, в соседних деревнях тоже разжигают костры и тоже бьют в там-тамы. Так сигнал передается по всей долине.

— Сегодня ночью, — сказал Алик, — вы могли бы услышать барабанный бой и увидеть отсвет далеких костров... А сейчас жители долины уже погрузили свой домашний скарб в лодки и со всех сторон приближаются к Леалуи.

Наш изрядно перегруженный пароходишко продвигался вперед по затопленной долине. Кругом, насколько хватало глаз, была сплошная водная гладь, с разбросанными по ней обширными зелеными островами.

По всему берегу у поселка сплошной стеной стояла толпа белых туристов. Ни протолкаться, ни увидеть, что делается за ними в поселке. Оставалось лишь разглядывать гигантскую пирогу с выкрашенными в разные цвета бортами. Это была королевская лодка. Рядом стояла чуть меньшая размером, предназначенная для супруги литунги. На каждой из них в центре высилась похожая на хижину каюта с белой крышей — шатром.

Обе пироги в окружении небольших лодок стояли на открытой воде у деревни, а рядом от берега в сторону реки уходила неширокая полоса суши — искусственная насыпь, видимо, служившая причалом для лодок.

Я искал удобную точку для съемки. Алик же встретил знакомых африканцев и был поглощен разговором с ними. Я дважды проходил мимо, попытался привлечь его внимание, но он ничего не замечал вокруг. Разговор шел на местном языке— как видно, за два года он преуспел в нем больше, чем в английском...

Толпа европейцев зашумела: по обоим бортам пирог один за другим стали занимать места разряженные мускулистые мужчины. Это были лучшие гребцы племени. Опоясанные у бедер шкурами зверей, в красных беретах с пучками волос из львиной гривы и длинными перьями на макушке, с обнаженной лоснящейся на солнце грудью — они являли собой живописное зрелище.

Толпа опять зашумела, раздвинулась и образовала неширокий проход. Все замерли в ожидании. И вот в окружении приближенных не спеша прошествовал к пирогам литунга Мбукусита Леваника. Грузный пожилой уже человек в этот жаркий солнечный день был одет в неизвестно откуда взявшийся здесь, в тропиках, черный старомодный фрак и такой же черный цилиндр. Некоторые из приближенных, обернутые у бедер в шкуру леопарда, занимали высокое положение в племени. Другие, в обычных брюках и в белых рубашках, представляли администрацию. Министр провинции (так называется руководитель администрации провинций), высокий, крупный мужчина, сказал короткое напутственное слово, после чего литунга, поддерживаемый слугами, ступил на пирогу и исчез под белым шатром.

Гребцы уперлись длинными узкими веслами в дно реки, и пирога, сопровождаемая криками африканцев и боем тамтамов, постепенно убыстряя ход, пошла вдоль насыпи. За ней двинулась вторая — с оставшейся незамеченной во время церемонии супругой литунги. Вслед за ними устремились сотни небольших пирог и каноэ.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.