Временное пристанище

Уэверли Шеннон

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Временное пристанище (Уэверли Шеннон)

Глава первая

— Марк?

— Кто говорит?

— Не узнаешь? Твоя сестра.

— Мириам, ты?

— Представь себе.

Марк отодвинул контракт, над которым работал в тот момент, снял очки и откинулся в кресле, изумленно улыбаясь.

— Боже милостивый! Как поживаешь, сестричка?

— Не слишком хорошо, но давай обо мне не будем. Скажи лучше, как ты.

— Превосходно. Дел только много.

— Ну что ж, ладно. Как твоя новая работа?

— Новая работа? Ты имеешь в виду «Брайтмен, Коллинз и Фуллер»? — Уголки его губ иронически опустились. Вообще-то он работает в этой фирме уже два года. — Неплохо. Меня… — Марк замолчал, не зная, говорить ли ей о том, что его собираются ввести в совет директоров. Считалось, что он об этом не знает. — И даже очень неплохо.

— Так это ж чудесно, Марк! Кто бы мог подумать, помня, в каких условиях мы с тобой росли! Я тобой горжусь. Надеюсь, ты это понимаешь?

Марк взглянул на стоявший у него на столе любительский снимок, оправленный в солидную рамку. Он был сделан в тот год, когда Марк окончил университет, то есть уже девять лет назад. Более свежих фотографий Мириам у него не было. На него смотрела тридцатилетняя блондинка, только что расставшаяся со своим вторым мужем. Марку в то время было двадцать три, он вечно хотел есть и мечтал сделать карьеру на юридическом поприще. На Мириам платье красного цвета с глубоким вырезом, отороченным рюшами. На нем костюм явно с чужого плеча — видно, что брюки коротковаты. Они стоят, обнявшись, и оба улыбаются. Мириам специально тогда приехала из Тусона, чтобы побыть с ним в такой день, он всегда будет об этом помнить. Оттуда она отправилась в Нью-Йорк, и с тех пор они не виделись.

— Но что все-таки случилось? И что значит это твое «не слишком хорошо»?

— Да ничего особенного. Даже неловко тебя беспокоить.

— Кончай, Мириам.

Марк сам не знал, к чему это относится. К тому ли, что ей неловко его беспокоить, или к тому, что она скрывает причину своего звонка, — перезванивались они не чаще, чем два раза в год. Он, надо сказать, и не стремится делать это чаще. Нет, он, конечно, не против, просто за эти годы они пришли к негласной договоренности, что каждый живет своей жизнью, в которую другой не вмешивается. Но видит Бог, должна же она понимать, что в трудную минуту он ее не бросит.

— Так и быть, — вздохнула Мириам. Последовало молчание. — Марк, умер мой муж.

Марк выпрямился в кресле.

— Мириам, я очень сожалею. — Марк провел рукой по волосам. Надо же случиться такому именно сейчас. — Слушай, детка, ни о чем не беспокойся. Через два часа я буду в самолете.

Марк поморщился, представив, сколько дел придется отложить.

— Мы пройдем через это вместе.

Мириам кашлянула.

— Нет… Прилетать не нужно. Видишь ли, Клиф умер… довольно давно.

— Что?! Как давно?

— Ну… уже пять месяцев. Но к моему звонку это отношения не имеет, — прибавила она поспешно.

Марк сжал рукой горло. Он весь словно окаменел.

— И ты не удосужилась сообщить мне сразу?

— Не хотелось тебя тревожить. Ты ведь очень занят, и ни к чему тебе тратиться на самолет, только чтобы поспеть на похороны.

— Опомнись, Мириам! Ведь я твой брат.

Марк ждал, что она ему ответит, стараясь подавить в себе боль и досаду. И еще чувство утраты. Он не был знаком с Клифом, но надеялся, что они с Мириам поживут у него летом — у него ведь теперь такой большой дом.

— Я, конечно, виновата перед тобой. Но я была так потрясена, что плохо соображала.

Марк со вздохом проглотил это объяснение.

— От чего же умер Клиф? Он вроде не старый был.

— Автомобильная авария. Слава Богу, не мучился, скончался на месте. Но говорить я собиралась о том, что мне с тех пор очень одиноко здесь… Короче, Марк, ты не очень будешь расстроен, если сестра переселится поближе к тебе?

Марк почувствовал, что глаза у него полезли на лоб, а что делается с пульсом, ему просто не хотелось думать.

— Поближе? Ты имеешь в виду Колорадо-Спрингс?

— Угу. Я не отрицаю, что сбежала из дома, когда тебе было только десять, и с тех пор не очень-то с тобой контачила. Но мы ведь брат и сестра, и нравится тебе это или нет, но своей семьи никто из нас не имеет. А если уж говорить честно, я чертовски по тебе скучаю и надеюсь, что нам еще не поздно сблизиться. Смерть Клифа заставила меня задуматься, насколько коротка жизнь и… и что в ней действительно ценно, если ты меня понимаешь.

Марк сжал пальцами переносицу. Да, это он понимает.

— Вот я и решила узнать, как ты отнесешься к тому, что я буду жить где-нибудь неподалеку.

— Буду рад, если ты серьезно.

— Правда?

Марк хотел подтвердить это, но засомневался. А хочет ли он, в самом деле, чтобы сестра вернулась в его жизнь? Они расстались уже давно и с тех пор существовали независимо друг от друга. Он вовсе не уверен, что Мириам впишется в его нынешнюю жизнь. Перед ним сейчас открылась просто сказочная перспектива — сказочная, по крайней мере, для города с населением триста тысяч. Выживать Мириам, конечно, умеет, но далеко не так преуспела. Образования у нее нет, сама никогда не работала, а все ее мужья были работягами, «синими воротничками». Она, вероятно, будет чувствовать себя неловко с его друзьями, а помочь ей приспособиться у него вряд ли будет время.

Но как он может отказать ей? Она его сестра. Разделяющие их годы и расстояния не отменяют обязанности заботиться о ней.

— Марк, ты меня слышишь?

— Слышу-слышу. Ну конечно, я буду рад, если ты переедешь сюда. Это замечательно. Мне ведь всегда хотелось, чтобы мы были ближе друг к другу.

— Ты представить не можешь, как я рада. — Мириам спокойно высморкалась. — Но обузой быть не желаю. Я продаю сейчас наш дом в Бруклине, поэтому деньги на какое-нибудь пристойное жилье у меня будут. Правда, у меня к тебе просьба.

Марк неожиданно для себя сжался, ожидая подвоха. Но ведь Мириам не такая. По крайней мере, с ним до сих пор не была такой. Ему известно, что Мириам не ангел, но ведь в юности жизнь их не баловала, добиваться всего пришлось самим. Мириам случалось использовать других людей. Но его она никогда ни о чем не просила и никогда не попросит. Именно на этом строились их отношения, гарантируя им в конечном итоге любовь и верность.

— Не мог бы ты прислать мне ваши газеты? Хочу знать, сколько стоит в ваших краях недвижимость и какие есть предложения насчет работы.

Марк почувствовал облегчение и вместе с тем неловкость от того, что мог усомниться в сестре.

— Получишь с завтрашней почтой. Только не думай, что с этим нужно торопиться. Поживешь у меня, места в доме хватит.

— Нет, так я не могу.

— Прекрасно можешь. Я настаиваю, чтобы ты жила у меня, пока будешь что-нибудь… подыскивать…

Марк с трудом договорил фразу, ощущение было такое, словно его слова вязнут в чем-то липком и непонятном.

— Мириам, когда Клиф на тебе женился, у него, по-моему, была дочь?

— Гм… да. — Телефонная линия, казалось, звенит от напряжения.

— Она что же, переехала к родственникам? К какой-нибудь тетушке?

— Да нет. У бедняжки Ким никого теперь не осталось.

Марк взял ручку и стал вертеть колпачок.

— Значит… она приедет с тобой?

— Боюсь, что так. Потому и считаю, что для тебя все это обременительно. Вот если бы я была одна…

Марка немного задело, что Мириам сначала добилась приглашения для себя, а уж потом сообщила о девочке, но особых возражений у него не было. Пойдут в пакете.

— Не глупи, Мириам. У меня в доме четыре спальни.

— Надолго мы не задержимся. Самое большее — на пару дней, пока будем искать жилье.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.