«Ишак» против мессера. Испытание войной в небе Испании 1936-1939

Дегтев Дмитрий Михайлович

Серия: «Сражения в воздухе. Военная авиация ХХ века» [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
«Ишак» против мессера. Испытание войной в небе Испании 1936-1939 (Дегтев Дмитрий)

Предисловие

Эта книга посвящена двум самым легендарным истребителям конца 30-х – начала 40-х годов ХХ века, в том числе начального периода Великой Отечественной войны: советскому И-16 и немецкому Bf-109.

В Советском Союзе тупоносый и коротенький самолет Николая Поликарпова, получивший у летчиков кличку «ишак», стал настоящим символом, как казалось, несокрушимой военной мощи страны. Характерный силуэт И-16 десятки тысяч людей видели на авиационных парадах, его печатали на почтовых марках и пропагандистских плакатах.

В нацистской Германии детище Вилли Мессершмитта тоже являлось символом растущей мощи Третьего рейха и непобедимости его военно-воздушных сил – люфтваффе. Впервые приняв боевое крещение в небе Испании, в последующие годы Bf-109 превратился в настоящий кошмар для летчиков всей Европы.

Один из них создавался на берегах Волги на построенном в годы первой сталинской пятилетки авиационном заводе, другой – в бурно развивающейся после прихода Гитлера к власти Германии. В оба была вложена вся мощь двух совершенно разных экономик, новейшие технологии, огромные средства, ум и силы конструкторов, труд тысяч людей. Волей судьбы первая схватка между ними произошла далеко за пределами двух стран – в раздираемой гражданской войной Испании. Именно там, на солнечном Пиренейском полуострове, Сталин и Гитлер впервые показали, на что способна созданная ими авиация. И именно машины Поликарпова и Мессершмитта оказались на острие схватки. Как оказалось, это было только первое столкновение между И-16 и Bf-109. Спустя два с половиной года после испанской бойни им снова предстояло схлестнуться между собой, только совсем в других условиях…

Книга рассказывает не только о создании и совершенствовании самих самолетов, но также о людях, чья жизнь оказалась неразрывно связана с ними: конструкторах, летчиках-испытателях, рабочих и др.

Ранее в отечественной литературе не раз предпринимались попытки освещения истории как советского И-16, так и германского Bf-109. В частности, достаточно серьезные работы на эту тему были написаны Михаилом Масловым и Дмитрием Хазановым. Однако большинству исследователей при описании истории того или иного самолета, как правило, свойственно чрезмерное увлечение техническими подробностями и детальным описанием модификаций. При этом сами люди, создававшие и испытывавшие машины, строившие их в цехах, как бы отходят на второй план. Боевому применению самолетов также уделяется второстепенное внимание. Также слабо отражено состояние и развитие советской авиационной промышленности в 30-х годах и его влияние на качество и боевые возможности строящихся самолетов.

В этой книге на основе рассекреченных архивных документов, воспоминаний очевидцев и других источников впервые приведена наиболее подробная история создания, испытаний, производства и боевого пути двух культовых боевых машин в период до начала Второй мировой войны.

Главы 1, 2 и 5 написаны Дмитрием Михайловичем Дегтевым и Дмитрием Владимировичем Зубовым, главы 3, 4 и 6 Юрием Сергеевичем Борисовым.

Глава 1

Взлеты и падения «Ишака»

А вместо сердца американский мотор

На рубеже 20–30-х годов XX века уже никто в мире не сомневался, что авиация в скором будущем станет одним из самых могущественных родов войск. Еще Первая мировая война убедительно показала, что понятия «тыл» и «фронт» в их старом смысле уходят в прошлое. Самолеты были способны нанести удар по любому объекту в глубине обороны, по портам, железным дорогам, мостам, военным заводам и городам, а также высадить десант в любой точке. Да и любое наступление пехоты, кавалерии или танков теперь не могло проходить успешно без поддержки авиации. Поэтому завоевание господства в воздухе отныне стало одним из важнейших условий победы. А роль эта была отведена в первую очередь самолету-истребителю. На его плечи выпало сразу две задачи: защищать свою территорию и завоевывать небо над вражеской. Поэтому именно разработка и принятие на вооружение истребителей, отвечавших современным требованиям, стало в 30-х годах одним из главных условий обороноспособности страны.

Для создателя первых советских истребителей и разведчиков конструктора Николая Поликарпова рубеж десятилетий стал непростым временем. Еще недавно он жил в славе и почете. Будучи человеком отнюдь не гениальным, но способным и талантливым, за 13 лет, прошедших со времени его прихода на работу на Русско-Балтийский вагонный завод, он сделал головокружительную карьеру. Сначала он вместе с Игорем Сикорским строит огромный самолет «Илья Муромец», затем, уже при советской власти руководит техническим отделом авиазавода «Дукс» в Москве. Именно там в 1921 году при участии Поликарпова появляются на свет первый отечественный самолет-истребитель И-1 и разведчик Р-1. Правда, первый серийно не строился, а второй был просто скопирован с английского самолета «Хэвиленд» D.H.9. Любопытно, что после аварии в 1923 году в первом же полете истребителя И-1 разочарованный конструктор с горечью сказал: «Меня считают специалистом, но серьезной учебы у меня один год на РБВЗ»[Мухин М.Ю. Авиапромышленность СССР в 1921–1941 годах. М.: Наука, 2006. С. 93.].

Только спустя семь лет непосредственно под руководством Поликарпова создаются ставшие легендарными машины разведчик Р-5 и учебный У-2, получивший кличку «кукурузник». Конечно же и эти самолеты не являлись шедеврами и на 80 % копировали импортные аналоги, но ничего лучше советская промышленность выдать в то время не могла.

А уже вскоре «король истребителей», как его иногда называли, получил возможность пожалеть о том, что в свое время не сбежал в США, как его коллега Сикорский. В ноябре 1929 года Поликарпов был арестован ОГПУ по обвинению в «участии в контр революционной вредительской организации». Вместе с ним были репрессированы еще 20 ведущих специалистов, в том числе Д.П. Григорович, И.М. Косткин, П.М. Крейсон, А.Н. Сидельников, А.В. Надашкевич, Ф.В. Гончаров, В.А. Коровин и др. В вину авиаконструкторам ставились срыв опытных работ, передача в серию недоведенных конструкций и т. п. Авиаторы попали в первую волну репрессий против работников промышленности, старт которой был дан знаменитым «Шахтинским делом» 1928 года[Дело по обвинению большой группы руководителей и специалистов угольной промышленности из ВСНХ, треста «Донуголь» и шахт во вредительстве и саботаже. Официально называлось «Дело об экономической контрреволюции в Донбассе». Всего по делу было арестовано 53 человека, из которых 11 приговорили к расстрелу.]. Ее целью было свалить вину за явные провалы в работе отраслей и заводов и срыв «партзаданий», вызванные неграмотным руководством и хаотичным планированием, на неких «иностранных шпионов» и «вредителей».

В этом отношении характерно направленное осенью 1929 года парткомом авиазавода № 1 имени Авиахима в Краснопресненский райком партии, а также в ЦК, Главное военно-политическое управление и другие инстанции письмо, в котором сообщалось: «На протяжении последних 2–3 лет мы являемся свидетелями крайне ненормальной производственной жизни завода, отдельные факты которой не оставляют никаких сомнений в наличии злостно-действующей вредительской руки… Мы имеем из ряда вон выходящие возмутительные факты срыва программы, дезорганизации производства, расточительности народных средств, дерганье работы, ослабления боеспособности Красной армии».[Мухин М.Ю. Указ. соч. С. 201–202.]

Поликарпов, естественно, сознался в «содеянном» и вскоре был приговорен к смертной казни. Однако квалифицированных конструкторов в стране и так катастрофически не хватало, поэтому уже приготовившегося к смерти конструктора после двух месяцев ожидания расстрела (без отмены или изменения приговора) неожиданно направляют в так называемую «шарашку» – Особое конструкторское бюро (ЦКБ-39 ОГПУ), организованное в Бутырской тюрьме специально для «врагов народа». Уже летом 1930 года контору перевели ближе к производству – на Московский авиазавод № 39 имени Менжинского. Первоначально КБ располагалось в охраняемом «ангаре № 7» возле аэродрома. Помещение было разделено перегородкой на две части: в одной находилась жилая зона, в другой – непосредственно конструкторское бюро.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.