Журнал «Вокруг Света» №05 за 1989 год

Вокруг Света

Жанр: Газеты и журналы  Прочее    Автор: Вокруг Света   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Журнал «Вокруг Света» №05 за 1989 год ( Вокруг Света)

Город солнца и велосипедов

Велознакомства

— Сегодня опять солнечно, седьмой день подряд,— сказал я и добавил: — Прямо как в Средней Азии.

— Нет, как в Литве... «Шяуляй» — «Сауле» — по-литовски значит «Солнце»,— улыбнулись братья-бризнецы Саулюс и Паулюс Степанавичусы, студенты Вильнюсской консерватории.

— А «по колесу на брата» — это шутка? — с осторожностью спросил я веселых студентов, вспомнив наш предыдущий разговор.

— Сначала покажем кружки веломанов,— ушли от ответа близнецы.

Они расставили на столе керамические и фарфоровые сосуды для пива и кваса, и я принялся изучать семейную коллекцию. Самые огромные кружки — коричневые, немецкие, конца прошлого века, с изображением «Паука», одного из первых велосипедов с передним колесом в рост человека. Свое имя этот велосипед получил из-за множества спиц.

Французская кружка изящнее. На ней изображен усовершенствованный — с цепной передачей — «Кенгуру». Кстати, именно Франция дала двухколесной машине название «велосипед» в 1818 году в Париже.

На литовских кружках — велосипедисты нашего века.

— Жаль, нет русской,— сетует Саулюс.— Ведь велосипед изобретен именно в России в 1801 году крепостным мастером Ефимом Михеичем Артамоновым, который прикатил на своем «самокате» из уральского села Верхотурье в Москву на коронацию Александра I.

Я знал, что первый русский велосипед был целиком железным и весил 40 килограммов. По случайности он уцелел до наших дней и хранится в краеведческом музее Нижнего Тагила.

— Да что мы дома сидим? — забеспокоились мои собеседники.— Вот прокатим с ветерком, сразу поймете, что такое «по колесу на брата».

— Зачем же «прокатим»? — возразил я.— Был бы велосипед, сам сумею...

Велосипед нашли. Легкий, с загнутым, как рога, рулем — гоночный. Повесив на грудь «ФЭД» и надев подаренную шапочку велосипедиста Шяуляя, уверенно взялся за руль. Саулюс и Паулюс подъехали на одном велосипеде. Их тандем называется «Лайма» («Счастье»). Получается — по колесу на брата, счастье — поровну...

Мы выехали на привокзальную площадь.

— Вот это дом! Сейчас поедет! — восхитился я двухэтажным домом, на боковой стене и фасаде которого был нарисован старинный паровоз с вагонами. Окна дома выдумщик-художник оформил как окна вагонов. Хочешь не хочешь, а обязательно улыбнешься.

— Лаба дена! Добрый день! — просится в компанию мальчишка на велосипеде.

Мне понравилось, что меня приняли за литовца. Подмигнул ему: «Лаба дена! Будем друзьями!»

Парнишку звали Ненортас, ему одиннадцать лет.

— Этот паровоз,— он показал на стену,— за вокзалом стоит, настоящий, поехали покажу.

Действительно, за углом здания стоял паровозик, тот, который в 1871 году впервые прибыл в город. Рядом, в помещении вокзала, находился железнодорожный музей со множеством орудий труда и железнодорожного оборудования.

— Слава первому паровозу Шяуляя! — крикнул юный велосипедист, забравшись на паровоз.

Мы добрались до пятнадцатиэтажной гостиницы «Шяуляй», приостановились возле фонтана «Птицы», а потом пошли пешком на улицу Вильняус.

— Это первая в Литве пешеходная улица. В 1976 году была реконструирована центральная ее часть,— объясняет Паулюс,— а теперь уже и вся.

Дома восстанавливали по архивным документам.

Девушка с велосипедом поравнялась с нами:

— Скажите, где здесь музей велосипедов, а то мы из Пакроуиса приехали...

— Сюда, сюда! — распахнул двери Саулюс.

Мы окунулись в мир велосипедов. Они были на входных билетах, вымпелах и буклетах, настенных и карманных календарях; катили на нас с экрана кинозала и фотографий и, уже реальные, заполняли комнаты. Деревянные «бегунки» барона Карла Дрейза (начало XIX века), железный литовский «костотряс» кузнеца-мельника Казиса Шописа (примерно 1910 год) и современные «Орленок», «Ласточка», «Рамбинас», «Вента», «Дубиса» — продукция шяуляйского завода «Вайрас» («Руль»).

— Вы обещали рассказать о своем тандеме,— напоминаю братьям, когда мы вышли на улицу.

— Конечно,— соглашаются оба,— на скамье, у цветочного магазина.

— Это уже второй...— аккуратно поставив тандем у фонарного столба, поясняет Саулюс.— Первый мы с братом в девятом классе собрали. Из отходов и металлолома. Помню, все было готово, да решили нитрокраской раму освежить. Работали возле колодца. Вдруг громкие всплески воды — буль, буль... Упали никелированные болты для крепления руля; мы небрежно положили их на край колодезного сруба. Двести сорок три ведра вылили тогда под деревья, но бесценные детали достали. «Колодезный» — так назвали мы свой первый тандем.

А тот, что стоял рядом, будущие певцы «горлом заработали». Их товарищ попросил спеть на дискотеке, за это отдал им старую раму.

— Но наш город учит и бескорыстным поступкам.— Улыбаясь, ребята указали на магазин «Менас» («Цветы»). Над его входом красовались веселые лепные лица — он и она — и слова: «Дарите женщинам цветы!»

Невольно захотелось последовать этому доброму совету...

Остановили проходящую мимо девушку. Она немного растерялась, но была очень довольна:

— Благодарю. А у меня тоже есть велосипед, дамский, и шапочка, как у вас. Знаете, в нашем городе все на колесах со дня рождения. Обычный маршрут прогулок — до Бубяя. Там, в лесопарке, наш Велоград, километров четырнадцать отсюда.

И еще одна встреча была у нас в этот необычный день. На площади Солнечных часов. С поэтессой Ядвигой Габрюнайте и композитором Эдуардасом Бальчитисом. Они авторы популярной в Шяуляе «Песни велосипедистов».

Мы сидим на скамье амфитеатра, расположенного вокруг колонны «Золотой стрелок». Свой сегодняшний вид площадь получила в 1986 году, к 750-летию города. Каждый житель города помнит, что в 1236 году литовцы под предводительством князя Викинтаса разбили наголову войско Ордена меченосцев. «Солнечной битвой» называют литовцы это сражение: солнце свободы не погасло тогда над городом, носящим его имя. Эдуардас включает магнитофон, слышится та самая песня. С торопливыми звонками велосипедов, шуршанием тормозящих по асфальту шин, зовущая в дорогу...

Веломаны

— Почему Шяуляй — столица велосипедов? — подвигая мне чашечку кофе, повторил мой вопрос Ромас Балтутис, заместитель главного инженера велосипедно-моторного завода «Вайрас».— Конечно, наши велосипеды нравятся многим, но дело не только в этом...— Он задумался, словно искал главную причину, и неожиданно улыбнулся: — У нас каждый второй изобретает велосипед. Зайдите сначала к нашему «шяуляйскому левше», а потом и я покажу вам кое-что любопытное.

Слесаря-инструментальщика Генрикаса Суткуса нашли в небольшой комнате при цехе. У самого окна — шлифовальный, за ним — токарный станок.

— Для мастера освещенность детали — первейшее условие,— пояснил Суткус.

Возле стен стояли шкафы, на полках аккуратно разложен мерительный инструмент, резцы собственной конструкции, заготовки, оптика. Рабочее место слесаря — а как похоже на лабораторию...

— Веломобилем интересуетесь? — спрашивает мастер.— Сейчас кончается смена. Вот приберу и прошу ко мне домой. Покажу свои самоделки.

Суткус среднего роста, коренастый, с мускулистыми руками, с открытым, добрым взглядом и такой же улыбкой; немного стеснительный. На заводе работает тридцать пять лет, почти с выпуска первого велосипеда. О любимом деле говорит серьезно, и темперамент чувствуется:

— Раньше только читал, что за границей и у нас энтузиасты строят веломобили, а однажды увидел их на празднике велосипедов в городе. Понравилось. Решил сам попробовать...

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.