Журнал «Вокруг Света» №11 за 1989 год

Вокруг Света

Жанр: Газеты и журналы  Прочее    Автор: Вокруг Света   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Журнал «Вокруг Света» №11 за 1989 год ( Вокруг Света)

Тихоокеанские каникулы

— путь яхт «Надежда» и «Командор Беринг» 1988 г.

— путь пакетботов «Святой Петр» и «Святой Павел» в 1741—1742 гг.

После четырнадцати месяцев плавания к берегам Америки «Святой Петр» возвратился в Авачинскую бухту. Но это было уже другое судно... Буквально за 500 миль от Камчатки пакетбот «Святой Петр» потерпел крушение у берегов острова Беринга, и из его обломков оставшиеся в живых моряки построили небольшое парусное судно — гукор, дав ему прежнее имя пакетбота. Капитана-командора Витуса Беринга не оказалось среди прибывших. Он скончался от цинги 8 декабря 1741 года и был захоронен на острове, который был назван его именем.

Пакетбот «Святой Павел», также участвовавший в плавании, осенью 1741 года благополучно возвратился в Петропавловск-Камчатский. По трагической случайности из-за тумана на «Святом Павле» не заметили терпящих бедствие у острова...

Мы уходили из Петропавловска-Камчатского на двух яхтах «Надежда» и «Командор Беринг», уходили из Авачинской бухты в ясный, солнечный день 13 июля 1988 года — через 247 лет после закладки в Охотске двух парусных пакетботов «Святой Петр» и «Святой Павел».

Уходили к берегам Американского континента, чтобы совершить переход под парусами через Берингово море и Аляскинский залив в город, носивший прежде имя Ново-Архангельск.

«...Покорнейше рапортую,— писал 29 мая 1741 года в Адмиральскую коллегию Витус Беринг,— что мы стоим в Авачинской губе на рейде во всякой готовности к походу и ожидаем благополучной погоды и в надлежащий нам вояж на море отправимся из Авачинской губы с первым благополучным ветром».

А еще через несколько дней прапорщик Павел Левашов рапортовал в Адмиральскую коллегию, что «господин-командор Беринг с господином капитаном Чириковым на пакетботах вышли из Авачинской губы на море сего июня 4-го по утру и пошли в надлежащий путь благополучно».

Трудно судить сейчас, какими были первые мили «Святого Петра» и «Святого Павла» на пути к Америке.

Нас океан встретил легким штормом. Радовало то, что мы все-таки вышли в плавание, о котором начали думать десять лет назад, что экспедиция «Беринг-88» началась. Нас было четырнадцать моряков Дальневосточного морского пароходства и курсантов Дальневосточного высшего инженерного морского училища имени адмирала Невельского, а также бывший моряк, ныне сотрудник Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО АН СССР. Годы подготовки, неприятности и волнения оставались позади, а впереди была земля, к которой два с половиной века назад взяли курс два русских пакетбота.

Мы шли гораздо севернее. Нужно было в реальной обстановке открытого моря проверить качество подготовки наших яхт, и в первую очередь «Командора Беринга», связь между яхтами и с берегом, средства навигации.

Каждые шесть часов я включал «Ангару» — обычную коротковолновую радиостанцию, которой пользуются геологи во время экспедиции, переделанную на шесть профессиональных и три любительских частоты, и с каждым включением в нашей яхте как бы расширялись переборки. Мы ясно слышали голоса радиооператоров Петропавловска-Камчатского и Владивостока, Находки и судов, находящихся в самых отдаленных точках Мирового океана. Мы слышали американцев и чилийцев, радиостанции Китая и Кубы... Мы слышали, но нас не слышал никто, кроме спасателя «Зевса», забиравшего нашу корреспонденцию для передачи на берег.

Через полтора суток после выхода из Петропавловска связь с «Командором Берингом» прервалась: ночью во время шторма мы разошлись, не успев толком осознать, что ухудшение, а тем более потеря радиосвязи, может означать потерю друг друга. И здесь нас спасало то, что капитан «Зевса» Раиль Гарифуллович Шарифуллин считал наши проблемы своими.

— «Надежда», «Командор Беринг» следует в Никольское самостоятельно,— сообщил он нам в очередной сеанс утром 10 июля,— у них все нормально. Следую к вам, уточните ваши координаты...

А через несколько часов сквозь пелену плотного тумана мы увидели «Зевс».

— Туман до самого острова,— сообщил капитан.— Я буду вам давать курсы на подходе: там отмели...

Вдвоем уже в ночной мгле мы прибыли на рейд Никольского. Рваные лоскуты тумана то и дело скрывали берег и черту океанского наката. Нашими глазами был локатор спасателя, а команды капитана «Зевса» означали безопасную дорогу.

Утром следующего дня нам предстояло обогнуть остров Беринга с южной оконечности, затем взять курс на Америку ив 120 милях от острова Атту — первого американского острова в Алеутской гряде — распрощаться с «Зевсом».

Уже много дней мы идем без сопровождения «Зевса». Вечером 28 июля обе наши яхты были у берегов острова Уналашка.

Первыми американские берега увидела в утренней дымке вахта капитана, а вернее — сам Евгений Панкратов, но к семи часам утра плотная стена тумана закрыла открывшуюся было землю.

Курс был по-прежнему на восток, правда, в довольно широком диапазоне: 75—100 градусов. Удержать яхту строго на курсе гораздо сложнее, чем современный лайнер, оснащенный гирокомпасами, гирорулевым4 устройством, авторулевым. И наша яхта то зарывается в волны, то скользит по покатой поверхности, словно малыш на салазках, то взлетает на самый гребень... И вдруг — четко вырисовались берега острова: мысы Уислоу, Пестрякова, Веселова и маленький островок Уислоу, напоминающий пирог посреди моря.

В 18.30 по местному впервые вышли на связь с лоцманской станцией Датч-Харбора:

— Вам следует связаться с агентом «Аламара»,— сообщил, уточнив координаты яхт, лоцман, предварительно переведя нас на 14-й канал.

И тут агент «Аламара» Джеффри Томсон — сам вышел на связь.

— «Надежда», вам разрешен заход лишь 1 августа. Но сегодня вечером попробуем связаться с командованием Кост Гард (Береговой охраны), а завтра в 08.30 утра вам следует выйти с нами на связь...

Ночь мы провели за пределами трехмильной зоны, то ложась в дрейф, то совершая небольшие переходы из одной точки в другую внутри означенного на карте прямоугольника.

Проснулись рано, когда солнце только-только начало пробиваться через нависшие над островом облака. Геннадий Силантьев и Марат Узи-каев разглядывали карту острова Уналашка, отыскивая русские имена, русские слова в названиях мысов, бухт, заливов, вершин.

И, найдя очередное имя, они, как дети, радостно произносили его вслух.

А рядом с картами лежали проспект об Уналашке, два календаря с видами Датч-Харбора и экземпляр «Алеутского орла» — одной из трех газет, издающихся в этом небольшом американском городе,— все это передал нам перед выходом в рейс корреспондент ТАСС Сергей Козлов, побывавший на острове за несколько месяцев до нас.

— И надо обязательно посетить русское кладбище,— рассуждал Геннадий, продолжая разглядывать лежащую перед ним карту.— И храм Вознесения...

Всего в трех милях от нас находился Датч-Харбор, но мы, еще не ступив на остров, знали, что в городе четыре отеля и пять крупных магазинов, семь ресторанов, три бара и четыре береговые рыбоперерабатывающие базы, пять храмов, в том числе православная церковь Вознесения — одна из старейших русских церквей на Аляске. Ее настоятелю — отцу Исмаилу Громову везем мы с Геннадием письмо от настоятеля Никольского прихода во Владивостоке отца Вадима.

Перед отплытием я побывал у отца Вадима. Служка, которому диктовал письмо отец Вадим, похоже, редко пользовался машинкой. Я понял это сразу и под диктовку настоятеля Владивостокского храма взялся печатать сам:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.