Долгожданное возвращение

Нежинская Ариадна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Долгожданное возвращение (Нежинская Ариадна)

— Уважаемые пассажиры. Просьба пристегнуть ремни. Наш самолет совершает посадку в городе-герое Москве в аэропорту Шереметьево-2. Температура в Москве девять градусов выше нуля. Спасибо!

Это сообщение прозвучало еще несколько раз на иностранных языках.

Стюардесса всем мило улыбнулась, кокетливо одернула свою коротенькую юбочку и вышла из салона. Пассажиры заволновались, стали пристегивать ремни.

Москва. Долгожданное возвращение. Возвращение через столько лет. Что ждет его здесь? Владимир взглянул в иллюминатор. Москва встречала его хорошей погодой: солнце, ясное, голубое небо.

Ему до последней минуты не верилось, что он возвращается. Решение вернуться зрело очень давно. Но невозможно было бросить налаженный бизнес. Он искал пути перевода своего дела в Москву и нашел. И еще раз Владимир убедился в том, что если чего-то очень сильно захотеть и стремиться к этому, то все получится.

И вот теперь он возвращался. Но не к кому-то, а к себе. К своему детству, юности. Может, он сможет найти себя… Где и когда он себя потерял? Трудный вопрос. Но пришло время разобраться. Пришло время вернуться на родину. Вернуться домой. Лучше поздно, чем никогда… «Хватит философствовать», — подумал он.

Владимир пристегнул ремень и приготовился к посадке. В самолете стоял гул. Плакал ребенок, мама безуспешно пыталась его успокоить. Какой-то пассажир изрядно напился, и стюардесса несколько раз подходила к нему с просьбой перестать горланить песни. Но тому, видимо, нравилось, когда хорошенькая стюардесса в короткой юбочке подходила к нему. Только после того, как она пообещала встретиться с ним на земле, подвыпивший господин, в предвкушении свидания, умолк. Самолет выпустил шасси и мягко коснулся посадочной полосы.

Владимир быстро получил багаж, прошел таможенный контроль. Выйдя из здания аэропорта, он взял такси, назвал адрес и откинулся на сиденье. Он как-то странно себя чувствовал. В желудке тянуло, сердце учащенно билось. Владимир с жадностью глядел в окно такси, будто пытаясь насытиться видом изменившейся Москвы. Новые красивые здания, хорошо одетые люди, дорогие машины. Он не узнавал Москву, даже воздух, который он вздохнул полной грудью, выйдя из аэропорта, показался ему чужим и незнакомым. Но он был рад, что вернулся. Он находился в предвкушении новой жизни, новых впечатлений. Впереди — масса дел, огромное количество планов.

Офис под фирму помогли найти друзья, завтра уже надо начинать обустройство. Голова кружилась от списка первостепенных задач. Но Владимир был полон сил, как никогда. Он уже набросал на бумаге, что следует сделать действительно в первую очередь. Но имелось еще одно крайне важное дело, связанное с некогда очень близким ему человеком. Но Владимир не знал, с чего начать, или просто боялся, что уже опоздал. Он во многом опоздал на много лет. Голова заболела от мыслей, роем проносившихся в голове. Он спросил у водителя такси разрешения закурить и с удовольствием затянулся. Как ни странно, от проникновения в легкие табачного дыма, голову слегка отпустило. «Вот что значит многолетняя привычка!» — подумал он.

Доехали очень быстро. Он даже не заметил, как машина затормозила у дома, где когда-то он жил с родителями. Владимир расплатился, взял чемодан (остальные вещи должны были прислать из Германии позже), вышел из такси и… замер.

Его двор очень изменился. Здесь оборудовали детскую площадку. Ярко выкрашенные качели, карусели, деревянный резной домик с горкой радовали глаз. А раньше… Скрипучие, но такие любимые качели, песочница, в которой всегда почему-то было мало песка. И он с ребятами бегал в соседний двор и маленькими ведерками перетаскивал песок в свою песочницу.

Владимир огляделся по сторонам. На месте бывших пятиэтажек высились новые дома. Его дом почти не изменился. Правда, старые окна почти у всех жильцов были заменены на пластиковые. На двери подъезда появился домофон.

Владимир пошел к подъезду, но войти оказалось не так-то просто: ключа от домофона у него не было.

На его удачу, к подъезду подошла девушка. Она обвела взглядом хорошо одетого мужчину и кокетливо улыбнулась.

— Вы в гости? — спросила девушка.

— Я здесь живу, но ключ забыл, — зачем-то стал объяснять Владимир.

— Странно, я вас раньше не видела, — проговорила она и приложила магнитный ключ к домофону.

В подъезде теперь сидела консьержка. Но, к счастью, в тот момент, когда Владимир вошел, ее на месте не оказалось, поэтому не пришлось объяснять, кто он и что он здесь делает. В лифте девушка продолжала разглядывать незнакомца, но у него не осталось ни сил, ни желания не то что общаться, а даже улыбаться. Попутчица вышла раньше и явно была разочарована его невниманием.

Владимир подошел к своей квартире, позвонил. Его должна была там ждать соседка тетя Света. Ему так и передали — тетя Света. Странно, конечно, но отчество ее, похоже, мало кто знал. Все это время она следила за квартирой.

Владимир услышал шаги за дверью. Ему показалось, что сейчас она откроется — и он увидит свою маму. А за ней, с трубкой во рту, будет стоять отец. Дверь открылась, на пороге стояла незнакомая женщина. Может, Владимир и видел ее раньше, но совершенно не помнил.

— Здравствуйте, — сказала женщина и улыбнулась. — Вы Владимир? Я вас ждала.

— Здравствуйте, да, это я. А вы тетя Света. Простите, не знаю вашего отчества.

— Не важно. Я привыкла, что меня все тетей Светой зовут. Проходите, проходите.

Войти в квартиру родителей, в которой не появлялся уже почти пятнадцать лет, оказалось сложно. Ноги не слушались.

— Вам просили передать конверт.

Соседка взяла с полки в коридоре конверт и подала его Владимиру. Внутри лежали ключи от машины и записка от его друга Алика: «С приездом! Машина во дворе. Рули аккуратно, не лихачь!»

— Владимир, если вам что-то надо, вы обращайтесь, не стесняйтесь. Я в соседней квартире.

— Спасибо вам огромное!

Владимир остался стоять в коридоре.

— Я вернулся надолго. Навсегда, — сказал он вслух. Здесь все так же, как и прежде. Только уезжал он на два года, а оказалось… Родители были тогда еще живы. — Старики мои, любимые, вот и вернулся ваш блудный сын, — с грустью произнес он.

Звонок мобильного телефона отвлек его от воспоминаний.

— Алло, дружбан, ты на месте? — Алик, похоже, нашел бы его даже на том свете.

— Привет! Прибыл! Только что в квартиру зашел, а ты уже звонишь, — удивился Владимир.

— Конечно! Еле тебя дождался! Отлично, что ты уже на месте! Бросай чемодан и быстро к нам. Людочка уже стол накрыла. Водочка в холодильнике, закуска на столе. Кстати, с машиной все в порядке? Все нормально?

— Да, ключи мне передали. Машину еще не видел. Но думаю, все в порядке. Спасибо. Смогу ли по Москве водить, вот в чем вопрос?! Я словно в тумане. Может, мне вообще сегодня лучше не выезжать?

— Не дури! Переведи дух — и в путь. Ты что, забыл? Я же заботливый, я карту в машину положил. Так что давай спускайся и тихонечко рули в нашу сторону. Заблудишься, звони. Понял? Отдохнешь окончательно у нас. К тому же о многом поговорить надо. Мне твой совет нужен, да и отчитаться о проделанной работе я перед тобой должен.

— Ладно, Алик, хорошо. Выйду минут через двадцать. Хочу немного в квартире побыть. — Владимир замолчал.

— Я понимаю, Володь. Хорошо. Ждем.

Владимир убрал мобильник и заглянул в комнату родителей. Здесь ничего не изменилось. Запах в квартире тот же. Такой родной. Сердце защемило, глаза защипало. «Осталось только заплакать, — подумал он. — Старею. Тяжело стало справляться с эмоциями».

Владимир повернулся и пошел в свою бывшую комнату, сел на диван. Посидел немного, потом подошел к книжному шкафу. Его книги: Цветаева, Ахматова, Жюль Верн, Марк Твен, Дюма, Конан Дойл, Эдгар По… У них дома всегда была большая библиотека. Он провел рукой по переплетам. Ему показалось, что они теплые. Сколько раз он перечитывал эти книги…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.