Журнал «Вокруг Света» №03 за 1985 год

Журнал Вокруг Света

Жанр: Газеты и журналы  Прочее    1985 год   Автор: Журнал Вокруг Света   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Журнал «Вокруг Света» №03 за 1985 год (Журнал Вокруг)

Вид с Кымгсана

Все тише гул водопада Девяти фей, срывающегося с отвесной скалы, все громче звон цикад. Еще несколько шагов, и водопад останется за поворотом. Но мы уносили с собой только что услышанную старинную легенду о неземных красавицах, перебежавших по радуге через горы.

— Так сколько их было? — переспрашиваю я.— Девять? А не семь? Ведь в радуге семь цветов.

Ким Пек Сир серьезно переводит вопрос на корейский и, едва заметно улыбаясь, ждет, что ответит Пак Ми Хва, наш гид. Та прыскает:

— Все же их было девять. И все убежали по радуге. Других фей в Алмазных горах не осталось.

Почему же Алмазные? Быть может, потому, что здесь, в Кымгансане, и вправду когда-то находили алмазы? Или потому, что, как драгоценные камни, сверкают под утренним солнцем цветы? Кто знает... Легендами в этих местах овеяна каждая вершина, каждая тропа...

Оглушительно звенят цикады, шумит, сбегая в долину, горный поток, совершенно прозрачный на перекатах и зеленоватый, где в глубокой воде отражаются горы. Тут и там на скалах, на скатившихся с гор глыбах видишь цепочки иероглифов. Их оставили еще до освобождения Кореи богатые туристы-японцы и местная буржуазия. К. перевалам туристов поднимали в носилках местные крестьяне и тем зарабатывали себе на миску риса. Менялись правители, власти, но неизменной оставалась тяжелая доля простого люда.

Народная власть отдала горы, реки, землю людям. В Алмазных горах теперь Национальный парк. Тысячи и тысячи туристов идут к знаменитым водопадам, к вершинам, с которых открывается море. Встретились моряки с советского теплохода «Борис Николайчук».

— Пришли из Японии в Вонсан, послезавтра уходим с цементом на Сахалин, домой... Заходите на судно.

В тот же день мы как раз были в порту. И не преминули откликнуться на приглашение. Капитан Владимир Савинов с гордостью рассказывал об экипаже—коллективе коммунистического труда, о комсомольце-фронтовике Борисе Николайчуке, именем которого назван теплоход. Он погиб 21 августа 1945 года в боях за Южный Сахалин.

В кают-компании теплохода мы увидели лозунг «Плановые задания — к 40-летию Победы!». Советские моряки рассказали об этом корейским портовикам. И те поддержали их — выгрузили и загрузили судно быстрее обычного. На берег — оборудование. На борт — цемент. И снова в рейс.

Дальневосточные моряки могли бы рассказать, как на их глазах вырастала в КНДР современная индустрия. Когда-то Корея ввозила почти все. А сейчас производит станки и подшипники, тракторы и электродвигатели... На предприятиях, построенных с помощью Советского Союза, производится треть металла, половина нефтепродуктов, на электростанциях — больше шестидесяти процентов электроэнергии... Достаточно вспомнить металлургический завод имени Ким Чака, Пукчанский алюминиевый, Пхеньянский подшипниковый заводы, Чхонжинскую ТЭЦ...

Катят навстречу машины; среди них мелькают советский ЗИЛ, чехословацкая «Татра», венгерский «Икарус», корейский трактор... В потоке транспорта независимо переступают волы, впряженные в телеги...

«Как щедра эта земля»,— думаешь, глядя на тучные поля. Но, только походив по каменистым склонам, по плантациям, взобравшимся на сопки, понимаешь, каким трудом все это достается. Когда-то статистики высчитали, что в северной части корейского полуострова можно было набрать для садов лишь восемь тысяч гектаров. А сейчас сады республики занимают площадь в 50 раз большую.

Один из самых больших садов республики — в кооперативе имени Корейско-советской дружбы. По саду, по рисовым полям мы ходим вместе с представителем кооператива Ли Он Са. Она охотно рассказывает о хозяйстве, о молодежи — в селе свыше четырехсот членов Союза социалистической трудовой молодежи Кореи. Они помогают внедрять химизацию и механизацию, осваивать горные склоны; сто пятьдесят молодых людей учатся без отрыва от производства... Все ребята мечтают побывать в советской столице на XII Всемирном фестивале молодежи и студентов, встретиться с побратимами из подмосковного колхоза имени Ленинского комсомола.

С кем ни говоришь в Корее, узнаешь, что так или иначе его судьбу затронула война, американская агрессия. У председателя Ли погиб под бомбами старший брат. Все село лежало в развалинах, вся страна. Американские агрессоры бахвалились тогда, что семь раз стерли корейскую столицу с лица земли.

Возрожденный Пхеньян с его просторными площадями и улицами, дворцами и вузами, заводами и новостройками — гордость народной Кореи. Гордость тысяч рабочих и инженеров из Советского Союза, других стран социализма, которые помогали восстанавливать Пхеньян, Вонсан, Хынным, поднимать из руин заводы.

...Далеко видно с вершины. Тянутся к горизонту остроконечные пики. Где-то за ними синеет море... Пак Ми Хва негромко говорит что-то подруге, и Ким Пек Сир переводит:

— А то — Скала Крови.

Это уже не из легенд. Это живая боль. У подножия скалы осенью 1950 года американские оккупанты расстреляли группу патриотов. Строки, выбитые в камне, рассказывают о подвиге, о последних словах: «Волю к свободе не сломить!..»

Почему же горы Алмазные? Быть может, и потому, что люди, защищавшие эти горы, свою родину, были крепки и чисты как алмаз.

Виктор Андриянов Пхеньян — Москва

Дангаринский кувшин

Дангара... Скоро ее засушливые, но плодородные земли получат воду Нурекского моря. Строители прокладывают уникальный туннель под горным хребтом. Освоение Дангаринской степи — одна из задач, поставленных Долговременной программой мелиорации. Дангара... Скоро ее засушливые, но плодородные земли получат воду Нурекского моря. Строители прокладывают уникальный туннель под горным хребтом. Освоение Дангаринской степи — одна из задач, поставленных Долговременной программой мелиорации.

Машина петляла по головокружительному серпантину Вахшского хребта, то круто скатываясь вниз, (то с надсадом одолевая очередной подъем. На высоте закладывало уши, в горле першило. Сентябрьское солнце жарило по-летнему. Миновали перевал, взобрались на другой. «Шар-Шар, 1475 метров»,— мелькнула надпись на дорожном щите. Тут шофер выключил мотор и в первый раз улыбнулся:

— Перекурим?

Мы вышли. И то, что открылось вдруг впереди, по ту сторону перевала, сразу же заставило меня забыть о трудностях пути. Глубоко внизу, между пепельных, обугленных зноем хребтов, светилось громадное бирюзовое зеркало воды.

— Вот так,— заговорил шофер,— крутишь баранку весь день, а тут присядешь на минутку — и словно воскрес. Теперь и у нас свое море.

Это море было создано недавно строителями Нурекской ГЭС. А за хребтом, ограждающим его с юга, начиналась Дангара — цель моей поездки.

Что же такое Дангара? Одни называют ее степью, другие плато, третьи долиной. «Дашт» — говорят о ней таджики, местные жители. Дангара — это межгорная впадина площадью сто пятьдесят тысяч гектаров. Пожалуй, ее можно сравнить с гигантским, опрокинутым набок глиняным кувшином. История пестрым орнаментом ложилась на стенки этого изваянного природой, обожженного нещадным азиатским солнцем кувшина. Бесконечной вереницей возникали и уходили в небытие племена и народы. Скрещивались копья, свистели стрелы... Время проходило Дангару насквозь, как ветер или караван,— слишком бесплодными и суровыми были для людей эти места. Лишь кое-где, в редких оазисах, сохраняли очаги жизни предки современных таджиков — земледельцы и охотники...

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.