Журнал «Вокруг Света» №05 за 1974 год

Вокруг Света

Жанр: Газеты и журналы  Прочее    Автор: Вокруг Света   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Журнал «Вокруг Света» №05 за 1974 год ( Вокруг Света)

Испытание морем

В прошлом году мы рассказали о научно-спортивной экспедиции Восточно-Казахстанского обкома комсомола, участники которой пешком пересекли две грандиозные пустыни нашей страны — Кызылкум и Каракумы. Недавно экспедиция закончила новый маршрут, и он опять был необычен: на надувных лодках через Аральское море. Наконец, когда материал об этом смелом путешествии готовился к печати, ребята совершили сверхмарафонский лыжный пробег Усть-Каменогорск — Москва длиной 4500 километров.

На лодке через Аральское море? Но, простите, это безумие! Нет, нет, это невозможно, поверьте мне. Думаете, раз на карте Арал, как большое озеро, — значит, он и в самом деле такой. Совсем наоборот. Это бурное море. Особенно сейчас, осенью. Наши рыбаки и то боятся уходить теперь далеко от берега...

Она остановилась, чтобы перевести дух, и я, воспользовавшись паузой, повторил:

— Факт остается фактом: мои друзья десять дней назад отошли от причала в Аральске и на семи резиновых лодках вышли в открытое море. По расчетам, сегодня они должны быть у вас.

Она вновь укоризненно и недоверчиво покачала головой:

— Вся моя жизнь прошла тут, на этих берегах. Отец у меня рыбак, сама не раз в море выходила, но такого слышать не приходилось. А всякое бывало. Вот несколько лет назад в эту пору штормом перевернуло у нас пароход «Верный». А вы говорите, на резиновых лодках... Как бы беды не случилось, вот что. Надо предупредить рыбаков.

В глазах секретаря Муйнакского райкома партии Дамен Кожахметовой явно читалась тревога. Странно, но я беспокоился куда меньше. Может быть, оттого, что в кармане держал последнюю радиограмму, полученную вчера с моря: «У нас все нормально. До берега 30 миль. Рассчитываем на скорый финиш. Начальник экспедиции Диденко».

Я вышел из райкома На выгоревшем за лето бледно-голубом небе нежарко сияло октябрьское солнце. Невдалеке, за песчаными дюнами, серебрилось море с черточками кораблей у горизонта. Мимо неторопливо трусил верхом на ишаке старик в огромной папахе. Все было, как вчера, и позавчера, и сто лет назад. Я остановился и подумал, что для людей, которые здесь живут, поступок этих парней, на веслах пересекающих Аральское море, выглядит, видимо, чрезвычайно безрассудным и нелепым. И вправду, зачем переплывать море на утлой лодке, если это можно сделать на комфортабельном пароходе? Логика, ну просто убийственная, это верно...

Я невольно поежился, вспомнив, как несколько дней назад на большом и быстроходном катере вышел из Аральска, пытаясь догнать участников экспедиции. Сначала все шло хорошо. Мы мчались по синему морю, и берег быстро превращался в ничто — таял в голубой дымке. Ветер ударил внезапно. Катер словно споткнулся раз, второй, стал круто заваливаться с борта на борт, и капитан виновато пожал плечами. Штурвал он уже переложил на обратный курс. С трудом мы успели укрыться в гавани. Грянул шторм...

Я стоял на песке недалеко от воды и всматривался в морскую даль. Уже перевалило за полдень, а лодок все не было видно. Я нащупал в кармане смятую бумажку с текстом радиограммы...

Итак, еще одно путешествие. Опять, как и во время экспедиции по пустыням в 1972 году, во главе группы — Владимир Диденко. Я провожаю в дорогу метеоролога экспедиции Володю Козлова, штурмана Сережу Волкова, радистов Мишу Сулейменова и Толю Ефремова, комсорга Пашу Фадеева, журналиста Эдика Кривобокова. Остальные семь человек — новички, но все они опытные, сильные ребята; на таких можно положиться.

Перед стартом Диденко был в Москве и заходил к В. Г. Воловичу — известному исследователю, изучающему вопросы выживаемости человека в условиях крайне неблагоприятной среды. Вместе они уточнили последние детали научного эксперимента, каким одновременно являлась эта уникальная экспедиция. Часть эксперимента, который был тщательнейшим образом разработан учеными института медико-биологических проблем, сводилась к тому, что все участники, разбившись в море на три группы, потребляли разное количество пищи и пресной воды. Так, четверым парням из первой группы на сутки полагалось по 500 граммов воды и 350 граммов карамели. Рацион второй группы отличался лишь тем, что воды там разрешалось пить на 300 граммов больше. Остальные пять человек составляли контрольную группу, которая служила как бы «фоном» исследования — эти счастливцы питались по обычной норме: колбаса, сыр, хлеб, консервы, сахар, вода. Всем участникам экспедиции в неограниченных количествах разрешалось есть в сыром виде пойманную рыбу. Забегая вперед, замечу, что рыбу, увы, никто так и не поймал...

Кроме того, медики, как и в прошлом году, исследовали динамику психологической совместимости, влияние стрессовых ситуаций на функции организма. По сути дела, ребята добровольно избрали участь потерпевших кораблекрушение. Однако, оказавшись в столь необычной ситуации, они хотели не просто «спастись», но и заодно извлечь максимальную пользу для тех, кто вдруг окажется за бортом не по своей воле.

— Отплывая из Аральска, мы не ожидали, что провожающих будет так много, — рассказывает преподаватель словесник из Усть-Каменогорска Павел Фадеев. — Весь берег усыпали люди. Ораторы говорили речи. Оркестр грянул марш. Мы взялись за весла. Берег с толпой, с причалами, с белыми домами медленно уплывал назад. Люди махали нам руками и кричали: «Счастливого плавания!»

Врач объявил: «Выходим в море — последний раз напьемся воды и начинаем эксперимент».

Море встретило нас почти полным штилем. Грести было легко. Позади остались сотни километров, пройденных по Амударье, — это был предварительный этап путешествия, и он сослужил всем нам хорошую службу. Давно прошли первые мозоли, набитые веслами. Мы проверили свои лодки (и — что самое главное — поверили в них). Испытали навигационные приборы и радиосвязь.

...К полудню я уже порядком устал. Захотелось пить. Да и подкрепиться было бы нехудо. Беспрерывная работа на веслах, что ни говорите, развивает зверский аппетит. «Контрольники» подплыли друг к другу, сбились в кучу, извлекли из прорезиненных мешков свои запасы и демонстративно принялись их уминать. А нам каково! Я был во второй группе. Сделал экономный глоток из фляжки, положил в рот несколько карамелек. Подумал: сколько же дней можно держаться на таком скудном пайке?

Сайд Фазылов, наш кинооператор, кричит из своей лодки: «Меняю запах хлеба на рыбу, которую вы поймаете!» Володя Козлов поддержал шутку: «Меняю сегодняшний паек на попутный ветер».

Да, ветер... Он появился, но на беду — встречный.

Ветер будто издевался над нами, — продолжает рассказ метеоролог экспедиции, Владимир Козлов. — По всем прогнозам давно пора было бы задуть северному попутному, а он все бил в лицо и сильно замедлял наше продвижение. Ведь мы рассчитывали на паруса...

К вечеру резко похолодало. Я отбыл свою трехчасовую вахту и передал весла напарнику — Мише Сулейменову. Скорчившись на носу, попытался задремать. Но мешали плеск волн и холод. Это потом, дня через два, я буду даже при сильном волнении спать как убитый. А тогда, в тот первый вечер, не спалось.

Ночь легла на море бесшумно и быстро. Далеко-далеко на юге, за кормой, мерцали огоньки Аральска. Командир отдал приказ: лодкам сошвартоваться, экипажам спать. Мы соединили свои «корабли» в один большой плот и улеглись. Лодки трутся резиновыми боками друг о друга, скрипят, стонут. На душе тревожно. Только задремал — треск, как выстрел. И истошный крик: «Лопнула веревка!» Невероятно, но факт: прочнейшая капроновая веревка порвалась, как гнилая нить. Волны моментально разбросали нас в разные стороны. Хорошо, луна была, все-таки какая-то видимость... Снова собрались вместе. Ветер все сильнее, волны круче. Холодно, неуютно...

— И я решил, что самое лучшее в этом положении — сесть за весла и продолжать движение по маршруту, — говорит Диденко. — Так и сделали. С этой минуты наше плавание стало круглосуточным. Пассивного дрейфа больше не допускали ни разу. Один спит — другой гребет. Так, чередуясь десять дней и ночей, по двадцать четыре часа работая веслами, мы и пересекли Аральское море.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.