Государственные интересы

Куркан Юлия Михайловна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Государственные интересы (Куркан Юлия)

Глава 1

Это было самое нелепое похищение за всю мою жизнь. И самое, надо признать, унизительное. Захотелось мне, княжеской дочке в речке искупаться. Жара, середина лета-с. Не сказать, чтобы что-то из ряда вон выходящее, но когда отпрыск Светлого князя выходит за ворота терема — это всегда достойный повод устроить грандиозное столпотворение. Долго решали — как же быть с охраной. Их должно быть много, и они обязаны бдительным оком высматривать опасность, коя непременно собирается покуситься на мою титулованную голову. Это с одной стороны. А с другой — это ж позор моей девичьей чести, когда два десятка здоровых гридней меня купающуюся увидят. И да, я буду купаться в рубашке, но она-то намокнет! Вдвойне неприлично выходит.

Наконец, один умник выдвинул предложение: дескать, пускай Светлая княжна со свитой спокойно купается, и охрана вокруг них непременно будет. Только спинами повернется. Честно сказать, предложение было весьма и весьма сомнительное. Ну где вы видели два десятка молодцов, могущих старательно отворачиваться от плещущихся девиц? Впрочем, иного выбора не предвиделось. А за моральный облик свиты и охраны я не ответственна.

Так как сие пожелание, вызвавшее головную боль у многих обитателей терема, я высказала рано утром, к речке мы выдвинулись лишь после полудня. Почему так поздно? А как же: побегать с очень умным и ответственным видом? Организовать мне достойное сопровождение? Тщательно проверить их? Отобрать гридней? Покричать на них? Еще раз отобрать и еще раз покричать? Организовать еду (много, очень много еды)? Очень уж утомительно. Когда мы наконец-то собрались, всякое желание куда бы то ни было уходить у меня уже пропало. Но высказывать его я как-то не решилась.

Собственно, начиналось все очень даже неплохо. Мы довольно быстро добрались до небольшого леска, что был за стенами города. Там охрана, настороженно зыркая по сторонам, довела нас до заранее намеченной цели — маленького кристально-чистого озерца. Что и говорить, вода немного прохладная, но зато бодрила. Добрый десяток мамок-нянек и служек-подружек буквально грудью встали на мою защиту. В том смысле, что старательно демонстрировали вышеупомянутое красным от смущения, жары и подглядывания гридням. Я же, где-то в середине всего этого столпотворения спокойно купалась. Как-то не было мне особого дела до сих доблестных молодцев. Да и правду сказать: не по чести и не по чину мне перед простыми охранниками телесами вертеть. Да и жених у меня уже наметился к этому времени. И не княжич, что был бы ниже меня по происхождению, и никаких политических выгод не нес, а принц соседнего королевства, что резко делало его очень привлекательным в глазах моего батюшки. Да и в моих тоже.

Нет, я его еще ни разу не видела (маленький портретик не в счет), однако, как наследная княжна, я понимала все выгоды, которые нес этот союз. Экономические, в первую очередь — наладим более тесную торговлю, снизим ввозные пошлины, и цены на заграничные товары упадут, и продаваться оные будут активнее. Опять же, потомок от такого брака будет иметь одинаковые права и на наши Княжества, и на соседнее королевство. Таким образом, он вполне сможет их объединить, а лишние территории… такого слова не бывает. Ну и наконец, военная поддержка — очень весомое достоинство, особенно когда то одно, то другое княжество норовит поднять мятеж. Очень уж вспыльчивые у нас люди, а усмирять их всегда трудно.

Вот и не протестовала я никоим образом против этого брака, а даже всесторонне поддержала идею батюшки. Чему он несказанно обрадовался. Мачеха лишь перекосилась, пытаясь выдать оскал за добрую радостную улыбку. И то сказать, я её понимала. У неё у самой две дочери от батюшки, однако, старшая и наследная — я. И все привилегии тоже мне. А у моих сводных сестер была лишь одна вероятная судьба — выйти замуж за местных княжичей. Но согласитесь, быть тещей принца — совсем одно. А быть тещей двух княжичей, которые и так присягнули на верность — совсем другое. Понимать-то я мачеху понимала, однако же тщательно запирала дверь своей светелки на ночь, охрану подбирала лично, и требовала, чтобы они пробовали все, что я ем и пью. Я искренне считала, что не стоит подвергать кого бы то ни было соблазну меня убить.

Впрочем, ну их к Короеду, все эти мысли. Светило солнце, пели птицы. Я прикрыла глаза, наслаждаясь теплом солнца и прохладой воды. Неподалеку взвизгивали и плескались девицы из моего окружения. Со стороны молодцов из охраны слышалось активное шебуршание и перешептывание. Подобное умиротворение не могло продлиться долго. Оно и не продлилось. Откуда-то сверху донеслось истеричное конское ржание, налетел ветер, меня, как морковку из грядки, выдернули из речки, прижали к чему-то, и я имела сомнительное удовольствие наблюдать перекошенные лица охраны, которые с каждым рывком оставались все ниже.

«Похитили» — тоскливо подумала я. И ладно бы еще в первый раз… Впрочем, я по натуре не была склонна предаваться абстрактным страданиям, когда имелись проблемы насущные. А одна из них встала, можно сказать, в полный рост. Выдергивали меня-то из речки, которая и сама не сказать, чтобы была очень горячая, а уж в воздухе, да на высокой скорости… Да лежа животом на отчаянно перебирающей копытами летящей лошади… Разглядывая проносящиеся с бешеной скоростью пейзажи… Так плохо мне не было даже тогда, когда я в розовом и несмышленом детстве съела красные незнакомые ягодки с куста. Меня одновременно знобило, колотило, тошнило и подбрасывало. Да еще дико кружилась голова. Я попробовала лягнуться. Меня незамедлительно шлепнули по наиболее выступающей части тела.

— Это оскорбительно, — прохрипела я. — Ты хоть посади нормально-то…

— Зачем? — подозрительно осведомились сверху.

— Меня сейчас стошнит… — всхлипнула я. Без лишних разговоров меня крепко обхватили за талию, дернули, и я оказалась сидящей в седле по-женски, и крепко прижатой к кому-то. Впрочем, я и не противилась. Сверзиться вниз, как я подозревала, было бы очень больно. — Холодно, — решила обнаглеть я. Полы широкого черного плаща запахнулись, я благодарно придержала их рукой, и хоть немного согрелась. А потом и вовсе заснула.

Проснулась я внезапно. Вроде бы вот еще я сплю, и снится мне что-то такое… а потом р-раз! и я открываю глаза. На оценку моего положения ушли считанные секунды, поскольку неожиданное похищение не могло выветриться из памяти быстро. Я села на кровати, и с любопытством осмотрелась по сторонам. Так, окошко зарешеченное, но прыгать в него я все равно не собиралась. Во-первых, неизвестно какая там высота, а во-вторых, опыт предыдущих похищений говорил мне, что пытаться сбегать — верх глупости. Я продолжила осмотр. Стены каменные, значит, я в каком-то из соседних королевств, потому как у нас каменных теремов днем с огнем не сыщешь. Кроме меня и кровати в комнате был камин (еще одна деталь в пользу моей версии о заграничном проживании похитителя), небольшой деревянный шкаф и, в чем я убедилась, спустив ноги на пол, большая медвежья шкура на полу.

Я задумчиво шмыгнула носом. Здравствуй, простуда! Катание на бешеных лошадках девиц в мокрых исподних рубахах последних до добра не доводило. Заглянула в шкаф — хорошо хоть паутины там не было. А так, оный радовал девственной чистотой. Великий Дух-Хранитель, отвернись и не смотри, как выглядит Светлая княжна в эту минуту. Потому что я представляю себе это достаточно четко. Волосы, наверняка, сбились в колтун. Надвигающаяся простуда тоже не способствовала моей красоте. Пытаясь хоть как-то соблюсти приличия, я сдернула с кровати покрывало, и завернулась в него. Интересу ради толкнула массивную дубовую дверь. Заперто. Хотя, если бы было иначе, я бы посчитала, что нахожусь у невероятного глупого похитителя.

Решила вежливо постучать в дверь. Сработало! Дверь открылась, и в мою светелку зашел высокий, мрачный мужчина в длинном черном плаще.

— Здравствуйте, — поелику возможно вежливо поздоровалась я.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.