Журнал «Вокруг Света» №05 за 1977 год

Вокруг Света

Жанр: Газеты и журналы  Прочее    Автор: Вокруг Света   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Журнал «Вокруг Света» №05 за 1977 год ( Вокруг Света)

Ноль часов по Гринвичу

«Полярный эксперимент — Север-76» является национальным вкладом Советского Союза в осуществление международной программы исследовании глобальных атмосферных процессов (ПИГАП), которая проводится под эгидой Всемирной метеорологической организации.

А. Ф. Трешников, Герой Социалистического Труда, директор ААНИИ, член-корреспондент Академии наук СССР

В марте 1976 года из гавани Васильевского острова уходило в северную Атлантику научно-исследовательское судно «Профессор Зубов». Этот день, наверное, можно было бы назвать началом «Полярного эксперимента — Север-76», но Эдуард Саруханян, заместитель начальника эксперимента, которого я тогда провожал, сказал: «Началом можно будет считать тот день и час, когда одновременно начнут действовать все средства эксперимента: корабли в Норвежском и Гренландском морях, в северной части Тихого океана; во всем Арктическом бассейне — высокоширотная экспедиция Север-28, летающие обсерватории Ил-18...» Сейчас, когда «ПОЛЭКС — Север-76» завершен, я снова встречаюсь с участниками эксперимента в Ленинграде, на Фонтанке, в Институте Арктики и Антарктики, встречаюсь как со старыми знакомыми, чтобы продолжить беседу, начатую в марте прошлого года у трапа уходящего в океан корабля. Мы сидим в кабинете заместителя начальника эксперимента по управлению данными Николая Павловича Смирнова, в одном из флигелей старинного особняка института. Между нами не существует того барьера узнавания, который мешает собеседникам, и, видимо, поэтому Эдуард без лишних слов начинает беседу, как бы возвращаясь к прерванному разговору десятимесячной давности...

Саруханян. Когда «Профессор Зубов» вышел в северную Атлантику — это было примерно через неделю после того, как мы расстались с тобой в Ленинграде, — я связался по радио с Николаем Павловичем Смирновым, он возвращался, как ты знаешь, из пролива Дрейка (1 См. Эксперимент в проливе Дрейка. «Вокруг света», № 5, 1976.) и уже проходил Канарские острова...

Смирнов. Шли Бискаем.

Саруханян. А мы входили в это время в Северное море... Так вот, вызвал я Николая к микрофону и передал, что он, будучи еще начальником экспедиции в пролив Дрейка, назначен заместителем начальника экспедиции «ПОЛЭКС — Север-76» и пойдет на «Профессоре Визе» с Алексеем Федоровичем Трешниковым. Его корабль — флагман экспедиции...

Смирнов. Разговор о том, что я буду участвовать в этом большом эксперименте, был заранее, но я не знал, в каком качестве пойду... По возвращении в Ленинград из пролива Дрейка я мог располагать двумя неделями для подготовки и потому попросил Эдуарда позже выйти на вторую связь, чтобы получить более полную информацию об эксперименте...

Саруханян. Вторая радиосвязь произошла, когда «Зубов» находился на полигоне в Норвежском море. Поговорив, мы решили, что, очевидно, будет целесообразнее после выхода флагмана из Ленинграда организовать стыковку двух головных кораблей эксперимента, «Профессора Зубова» и «Профессора Визе», в Северном море и провести первое рабочее координационное совещание.

Смирнов. Встречались в районе Шетландских островов 10 апреля. Вначале мы боялись, что из-за шторма не сможем подойти друг к другу, но потом...

Саруханян. Поскольку в этих водах мы были уже целый месяц, чувствовали себя хозяевами и, естественно, отвечали за благоприятный исход встречи, наш капитан Андржеевский — это имя тебе знакомо — обратился к английским властям с просьбой разрешить войти в одну из близлежащих бухт для встречи двух советских судов.

Смирнов. Надо сказать, что как раз в это время обстановка здесь была напряженная — шла «тресковая война» между Англией и Исландией... Но англичане дали нам «добро».

Саруханян. Примерно через пять часов после переговоров наши суда начали входить в маленькую бухту с суровыми гористыми берегами. В два часа дня мы стали на якорь на расстоянии друг от друга. А затем на шлюпке с руководителями отрядов мы прибыли на борт флагмана — «Профессора Визе», где встретились с начальником экспедиции Алексеем Федоровичем Трешниковым, с Николаем Павловичем.

Смирнов. На совещании еще раз уточнили программу работ, построили схему действий всех судов, которые уже находились в районе эксперимента...

Саруханян. Расставались к вечеру. Октавиан Витольдович Андржеевский на «Зубове» забеспокоился, он связался по рации с флагманом и передал, что судам пора расходиться, к тому же волнение на море усиливается и наступает темнота. Мы быстро собрались, спустились на шлюпку. Отходим. Все вроде хорошо, идем. Но когда до «Зубова» осталось каких-нибудь двадцать метров, глохнет мотор. Попытки завести его ни к чему не приводят. А ветер усиливается, и мы чувствуем, как нас сносит. И тут кому-то в голову приходит идея: все встаем на банки, распахиваем куртки, плащи — создаем парусность. Нас начинает сносить обратно к флагману. Видимо, наш капитан Андржеевский все это наблюдал и, не выдержав, спустил свою шлюпку и послал за нами. Когда же мы наконец поднялись на борт «Зубова», я, увидев суровое лицо Октавиана Витольдовича, этого всегда сдержанного человека, тут только осознал, что наше положение на шлюпке с заглохшим мотором было далеко не безопасным...

Смирнов. Вечером 10 апреля наши суда разошлись. А в ноль часов по Гринвичу все суда эксперимента начали свои наблюдения.

Утром, поднимаясь в кабинет директора института и начальника экспедиции «ПОЛЭКС — Север-76» Алексея Федоровича Трешникова, я не испытывал той уверенности, с какой шел на встречу с Саруханяном и Смирновым. Очевидно, на этот раз мне мешало не состоявшееся ранее знакомство.

Два года тому назад, когда я собирался посетить научную дрейфующую станцию СП-22, Алексей Федорович, добродушно поговорив со мной, посоветовал обратиться за разрешением в Гидрометслужбу СССР. А сейчас, снова направляясь к нему, я отчетливо вспомнил зеленые стены его большого кабинета, карты — каждая в полстены — Антарктиды и Арктики с траекториями всех дрейфующих станций СП на ней, цветные фотографии кораблей института «Михаила Сомова», «Профессора Визе», «Профессора Зубова» и, наконец, за основательным старинным столом высокого плотного человека с крупными чертами лица. И низкий широкий его голос, в котором звучал тогда отказ...

Воспользовавшись тем, что в приемной никого не было, я вошел к Алексею Федоровичу без предупреждения. Он поднял голову от бумаг.

— Проходите, — сказал он сухо и указал на место для посетителей.

Я оказал о цели своего визита, задал первый и, как потом оказалось, единственный вопрос: «Идея и задачи «ПОЛЭКСа — Север-76».

— Полярный эксперимент... — начал он и посмотрел на настенные часы, вделанные в штурвал. — В нашем распоряжении всего десять минут... Дело в том, что к нам приехал американский ученый, доктор Коучмен из Вашингтонского университета. Крупный исследователь Арктики, у меня встреча с ним. Так вот, Полярный эксперимент, — продолжал он, — был принят нами в качестве подпрограммы исследований глобальных атмосферных процессов. Главной идеей или, точнее, задачей этого эксперимента было изучение полярных областей как зон стока энергии, тепла. Если тропики считать источником энергии, то режим тепловой машины — атмосферы — в большой степени зависит и от полярных областей. Поэтому в общем виде задачей Полярного эксперимента было изучение стока энергии и теплообмена между океаном и атмосферой, взаимосвязь между тропическими, умеренными и полярными широтами.

В середине 1975 (года на заседании совета по изучению океанов и морей Главного управления Глдрометслужбы СССР заместитель начальника Главгидрометслужбы Евгений Иванович Толстяков предложил нам продумать серьезный натурный эксперимент, в котором могли бы принять участие довольно внушительные силы: много кораблей, летающих обсерваторий, наземных станций... Летом этого же года собрались ведущие специалисты Арктического института. Это были Евгений Гурьевич Никифоров, Николай Павлович Смирнов, Эдуард Иосифович Саруханян, Залман Маркович Гудкович, Юрий Васильевич Николаев и другие товарищи, всех трудно даже сейчас назвать... Была создана рабочая группа по организации и проведению натурного эксперимента в северной полярной области, который условно тогда же нами был назван «ПОЛЭКС — Север-76».

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.