Свит

Веда Гарри

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Веда Гарри   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Сегодня был хороший день. Она стояла в центре танцпола, напрягши низ живота и чутко ловила каждое биение волны вокруг. Загорелые темнокожие тела танцующего местного населения можно было сравнить с живокормящим океаном.

Кормили хорошо. Барашки вились подле в истерике, выплескивая все жизненные силы, что были, что было мочи, прямо в нее. Быстро восстанавливали их сигареткой, рюмкой какого-то местного пойла, а то и просто разговором друг с другом о том, как она хороша и с кем именно уйдет сегодня после клуба. Сладкие…

Кушать сладких она научилась сама. Ну, почти… Подглядела у подруги, если быть до конца откровенной.

Та творила такое, что, на недавнем этапе исторического развития, привело бы сжиганию на костре. Она поедала всех, кто ее окружал. Милое хрупкое создание чавкало слюнявым ртом, выпивая людей, как сырые яйца. Несмышленые… они с ней дружили, любили, приятельствовали, считали ее вполне милой девушкой. Но змея неизменно вычисляла удобное место для укуса. Дальше — только одно…

Барашек, отплясывающий у кальяна, закатил глазки. Ага, этот готов. Марья прильнула к нему всем телом, прижала к его паху горячую ладонь и впилась.

Если бы кто-то, с пяток лет назад, сказал Маше, что она будет стоять в коротком черном платье с блестками посреди жаркого танцпола душной южной страны и с кайфом ловить торнадо, идущее от толпы загорелых барашков… а еще, если бы кто-то сказал об этом ее маме… Пять лет назад этот смельчак мог вполне остаться без глаза.

Сейчас она оглядывалась на себя, тогдашнюю дуру, и хохотала изо всех сил. Подруге нужно медаль за отвагу. Такую тему разведать.

Живительная энергия лечит раны. Душевные. Да и физические зарастают в два раза быстрее. Это лучше, чем секс… Лучше, чем адреналин и любые другие удовольствия. А что будет после, с этим витиерогим — какое ей дело.

Она жалела только об одном.

О времени, потраченном впустую. Внутренние переживания и комплексы сделали, к тридцати годам, из Маши Елкиной мочалку. Все вполне банально.

ОН, тот самый, ушел, как уходили прежде остальные. Вместе с надеждами на содержательную, наконец-то, жизнь. И силы начали уплывать, поначалу незаметно, потом — ускоряясь, день ото дня… Первыми ушли салончики красоты, одежда вскоре сменилась на практичный спортстайл, а собранные в пучок волосы — стали нормой жизни. Вес начал прямой отчет, килограммы слой за слоем окутывали фигуру, самооценка падала, раскинув руки… а время…

Время неслось, отсчитывая такты, поначалу, сезонами, потом первыми числами, а вскоре поскакало понедельниками. Унылая череда дней окрашивала мир все более серыми красками.

С Ликой Маша особенно не общалась. Университетская приятельница была своеобразной девушкой. Назвать ее откровенно, в глаза, блядью — многим не позволяла внутренняя культура. А иногда и боязнь — Лика обид не прощала. С женщинами она практически не дружила. Время от времени пропускала с Машкой по фужерчику мартини в студенческом баре, поучала молодую — как правильно вертеть этих козлов меж пальцами. Елкина слушала во все глаза, восхищалась ликиным характером и ругала себя за душевную слабость.

Самой чудить было стыдно. Лика скакала по мужским рукам, словно на серфе. Не успевали обсохнуть слезы предыдущего попавшегося, как появлялся новый, а если он был слабеньким — так и не один. Лика обзаводилась модными шмотками, бесплатным рабом и нарастающей завистью подруг. Каждому свое, думала тогда Машенька, куталась в косу и глядела на мир широко распахнутыми наивными глазенками.

После окончания универа минуло десять лет. И все это время Машка с Ликой по-прежнему же не общалась. Только раз в полгода — бутылочка мартини и чудный вечер за увлекательными бабскими разговорами про «мужики козлы и нечего надеть».

Почему именно Лика — непонятно. Симпатия какая-то, наверное… Через время — рамки общения вполне выкристаллизовались. Одна за другой приятельницы обабились, сбросили шкурки прежних прикольных девчонок, обнажив — кто несчастное затурканное создание, кто демоническую квочку, или еще какую реинкарнацию. Почему-то — с неизменным жабьячим оттенком. И ни с кем, кроме Лики — вот так, по-женски, посидеть было уже нереально.

Лика не менялась. Новые прически, окрасы, и прочие усилители врожденной красоты, маскировали всю ту же вздорную сучку, что и на первом курсе мехмата. Она продолжала скользить по сердцам, больно царапая попавшихся цепкими коготками. Вперед и вверх… Машка, внимала каждому слову, уже не восхищенно, а просто заворожено слушала о похождениях этой… каким словом назвать даже…

Зависть к жизни абсолютной нимфы и собственная никчемность убивали наповал. После ухода приятельницы, Маша пару дней находилась в ступоре, плакала… Но без Лики уже не могла. Хоть какой-то лучик той молодой, задорной девичьей энергии, которой так и не довелось досыта нарадоваться за… уже можно сказать — за всю молодость. И винить, судя по всему, следует только себя.

Сегодня была суббота и пати намечалось отменное. Рубил какой-то приезжий ди-джей, сносно чувствуя толпу и неплохо исполняя беспроигрышно хитовые треки.

Маша подошла к барной стойке и изящно присела подле Лики, правдоподобно-случайно уронив бретельку. Кучерявый брюнет, расположившийся напротив, подавился своей колой.

— Арабцы так се седня… — Маша жеманно поправила непослушную тесемку и стрельнула в брюнета взглядом, от которого тот, скорее всего, кончил.

— Надоели они мне… — Лика помешивала трубочкой остатки растаявшего мохито. — Я себе деликатес найду. Итальянца, что ли…

— Итальянца хрен выведешь… Они динамо тонко чуют…

— Все они, мудаки, одинаковые. Главное — самой верить в херню, что им несешь…

— Ну, я так не умею… Я в итальянца и влюбиться смогу. — Машка счастливо рассмеялась.

— Ну и дура… — беззлобно цикнула Лика, щелкнула по мохитовой трубочке и ловко спрыгнула на свои стройные грабли. — Учись…

Она поплыла в сторону итальянской стайки, уже с полчаса испускавшей к ней флюиды и гонцов, одного за другим.

Маша, демонстративно обходя взглядом брюнета, с сожалением повертела в пальцах пустой бокал из-под шампанского. Через тридцать секунд телец нарисовался рядом с блеяньем насчет «не позволит ли красивая леди угостить ее шампанским и не сочтет ли за наглость его желание пообщаться с ней». Стандартная фраза из разговорника. Заучили, как попугаи. Ну, давай, сладкий, иди ко мне…

В тот вечер Лика позвонила, точно почувствовала. Машка на ощупь отперла дверь, потом ее сразу стошнило. Лика, на удивление, оказалась бойцом стойким. Оставалась рядом все время — пока криз не миновал. Слушала сопли, не давала смотреть фотографии. Раз за разом приводила Елкину в чувство, когда истерика не давала девчонке говорить.

Потом, на утро третьего дня, Лика бухнула перед дрожащей страдалицей здоровенную чашку душистого чая, сдобренного двумя столовыми ложками меда. Значит так, дорогая. Слушай меня внимательно. Я дважды повторять не буду… А не послушаешь — страдай от этого мяса в штанах, пока копыта не отбросишь.

Запись дальнейшей беседы можно было смело передавать в психиатрическую лечебницу. Либо сразу в NASA. Машка слушала, расширив зрачки, время от времени встряхивала головой, пытаясь пробудиться от сна — а чему ж еще быть? — и с надеждой вглядывалась в лицо Лики.

Вдруг это просто шутка такая. Про внутреннюю энергию человека. Как та вырабатывается и расходуется. Куда и как аккумулируется. А самое главное — способ выводить ее наверх и подключаться.

Никакого юмора в зверином прищуре ликиных глаз не наблюдалось. Бред… А что это дает? Дуреха, это дает все. Людишки живут и функционируют, ради того, чтобы поддерживать и приумножать в себе эту сладость. А ты забираешь запасы напрямую. Что это дает! Счастье дает, здоровье, удачу. Привлекательность. Знаешь, как они все ссаться от тебя будут. Вампиры очень привлекательны. Ты тянешь из него нектар, а он обожает тебя все сильней, глупыш. А потом, когда коррида заканчивается, потихоньку, через ранку, будет подпитывать тебя еще долгое время. Даже если ты будешь на глубине двадцати тысяч лье под водой, на противоположном конце земного шара. Собираешь коллекцию и они тебя кормят.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.