Новогодняя сказка

Ясинский Анджей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Анджей Ясинский

Новогодняя сказка

— Мам, подожди! — Таня обернулась. Из комнаты выскочила ее дочка, Александра, пяти лет от роду и подбежала, держа в руках какой-то листок.

— Что тебе, солнышко? Ты почему так рано проснулась?

— Вот, — Саша протянула листок, — отправь письмо деду Морозу.

— Саш! — у Тани опустились руки, — ты же уже писала! А сегодня тридцать первое декабря, не успеет дойти! — на самом деле она боялась, что там окажется просьба купить какую-нибудь игрушку, а времени уже не остается. К тому же неделю назад по просьбе в таком же письме на антресолях уже дожидалась своего часа купленная кукла. Кроме того, сегодня у нее важная встреча, если она справится с синхронным переводом на переговорах, то это будет первой ступенькой на пути к повышению благосостояния их маленькой семьи.

— Ничего, — шмыгнула носом девочка и подтянула штанишки пижамы, — он ведь волшебник. А волшебники все могут.

— Хорошо, я отправлю, — Таня обреченно засунула листок в сумку. Что там написано, она потом посмотрит, — Я скажу бабе Варе, чтобы она присмотрела за тобой. Иди в постельку, — молодая мать поцеловала дочку в макушку и, дождавшись, когда та скроется в своей комнате, вышла из квартиры.

Закрыв дверь, Татьяна прислонилась к ней спиной и зажмурила глаза, подавляя просящиеся наружу слезы. И пока боролась со своим непослушным организмом, так и пытающимся в самый неудобный момент пустить слезу, вспомнила последний год, приведший ее к нынешнему состоянию.

Татьяна Илларионова, по профессии переводчик, еще год назад счастливая мать и жена. Могла ли она подумать, что однажды ее счастливая жизнь резко и бесповоротно закончится? Застав мужа с любовницей, кувыркающимися на семейном ложе, Татьяна ни минуту не раздумывала. Тяжелый развод, и вот она одна с дочкой в пустой квартире. А потом, будто издеваясь над нею, судьба выкинула новый финт глобального характера — разразился кризис. Объемы работ сразу упали на порядок, иностранные компании старались выжить, экономя на мелочах, и выполняя, ранее отдаваемые на откуп профессионалам, работы своими силами, в кои число попали и переводы документаций. Пришлось продавать свою трехкомнатную квартиру, оставшуюся ей в наследство от бабушки, и покупать что-то более скромное.

— Представляешь, — экспрессивно размахивала руками Ленка, ее подруга и по совместительству риэлтор, — дом хоть и на окраине, пять лет как сдан в эксплуатацию, но еще не заселен полностью. Так что, есть выбор квартир, и как раз по твоим средствам! Да еще дороги к нему ведут хорошие.

— А в чем подвох? — скептически спросила Татьяна, крутя рулем и не отрывая взгляда от дороги.

— Какой подвох?

— Ну, если прошло пять лет, а его до сих пор не заселили.

— А, — махнула рукой подруга, — строился дом вроде как для людей чуть выше среднего достатка, но такие предпочитают селиться поближе к центру. Ты не думай, я хорошо все разузнала и осмотрела — как раз твой вариант.

Уже подъезжая к рекламируемому подругой дому, Татьяна сразу поняла, что согласится с предложением. Высокий, двенадцатиэтажный дом располагался в центре небольшой рощи, которую, по какому-то непостижимому умом случаю, строители не уничтожили. Кроме того, несмотря на проходящую недалеко трассу с постоянно носящимися в обе стороны машинами, шум дороги мгновенно пропадал, стоило лишь въехать в эту рощу. Так и мнилось, что ты попал в древнюю чащу, а из-за ствола дерева вот-вот выглянет сказочное существо.

Подруга слукавила или сама не поняла, почему дом до сих пор не заселен. Просто не всякому понравится относительное уединение и отсутствие соседских домов с привычным городским шумом. Но Татьяне все это понравилось и спустя некоторое время дом приобрел новых жильцов. Уже после совершения сделки Татьяна корила себя на чем свет стоит, что совсем не подумала о дочке, где ее оставлять, а главное — с кем. С детским садом здесь было глухо, а возить на другой конец города — никакого времени не хватит. Но все разрешилось неожиданным и самым удобным образом. На одной площадке с новоселами жила очень приятная во всех отношениях бабуля, баба Варя, как она просила себя называть, в первый же день пришедшая знакомиться с новыми соседями. Она сама и предложила присматривать за дочкой Татьяны. Кроме того, бабушка оказалась… как бы это сказать… очень не простой. В ее трехкомнатной квартире царила чистота и порядок, огромная библиотека, и рояль, игре на котором она сразу стала учить Александру. Манеры же ее скорее соответствовали царственной особе, нежели простому педагогу на пенсии, как она про себя рассказывала.

Так и началась новая жизнь маленькой ячейки общества из двух женщин, одной тридцатилетнего возраста, а второй — пятилетнего. Спустя какое-то время Татьяна познакомилась с еще одним жильцом дома, дедом Колей. Старичок, всегда гладко выбритый, но с огромными седыми усами и постоянной трубкой во рту. По случаю побывав у него в квартире, Татьяна испытала приступ хозяйственной активности, настолько у него все было захламлено какими-то коробками, оберточной бумагой. А в центральной зале, совсем ни к селу ни к городу, стояло несколько небольших станков по дереву, а на стенах висел слесарный инструмент. На все поползновения Татьяны убраться в этом бардаке, дед Коля, усмехаясь, отвечал, что все лежит так, как надо и так, как ему удобно. А самым удивительными оказались энциклопедические знания соседа. Он знал такие тонкости жизни и быта любой нации, что Татьяна просто диву давалась. Неожиданным для нее и весьма приятным оказались знания деда Коли не только о жизни разных народностей, населяющих грешную Землю, но и их языки. Да-да, он даже сам точно не мог сказать, сколько языков он знает и Татьяна навострилась в любое свободное время приходить к нему в гости, с дочкой или без, на чаепития и впитывать отличия в произношении жителей Берлина от окраинных областей, влияние негров на современный английский язык и культуру в Америке или же давно забытые значения слов русского языка и старославянский говор. Несомненно, это сильно помогло ей в ее профессии. Кроме того, Татьяна под впечатлением от рассказов деда Коли, стала постепенно увлекаться восточным направлением языкознания и начала изучать китайский разговорный.

Был еще один сосед, которого Татьяна немного побаивалась. Звали его Гошей. Худющий мужчина неопределенного возраста, от улыбки которого бросало в дрожь. Однажды, войдя в подъезд, Татьяна подумала, что попала в сказку. Все стены подъезда от первого этажа и до последнего были расписаны на сказочные темы. Лес, над которым летела ступа бабы Яги, поле с отдыхающим змеем Горынычем, озера с выглядывающими из-под воды русалками… Это была работа именно этого Гоши. И все настолько красиво нарисовано, что никто из соседей не возражал. Раз в пару месяцев рисунок полностью менялся и отражал сказочные реалии то китайцев, но немцев, а то и вовсе неизвестно кого. Как он умудрялся нарисовать все за короткое время, девушка никак не могла взять в толк. Утром, выходя на работу — одна картина, а вечером уже другая. Как-то, задержавшись на работе, Татьяна возвращалась домой поздно ночью, благо баба Варя не возражала присматривать за дочкой так поздно, и застала Гошу за работой. Стоя на высокой стремянке, он очень быстро, что даже глаз не успевал за рукой, накладывал мазки краски на стену.

— Добрый вечер, — поздоровалась с ним девушка. Гоша от неожиданности дернулся и свалился со стремянки, ударившись головой об угол ступеньки. Из-под неестественно вывернутой головы появилась лужица крови. Татьяна с минуту стояла, в ужасе закрыв рот руками. Потом опомнилась и бросилась к телу. Пульса не было. Понимая, что скорая помощь просто не успеет, девушка, слабо представляя, что делать, попыталась запустить сердце Гоши непрямым массажем, периодически вытирая свои слезы рукой. Неожиданно голова Гоши с явно слышимым щелчком вернулась в нужное положение и он хрипло проскрипел своим будто не смазанным голосом:

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.