Преврати себя в бренд! 50 верных способов перестать быть посредственностью

Питерс Томас Дж.

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Преврати себя в бренд! 50 верных способов перестать быть посредственностью (Питерс Томас)

Эту книгу хорошо дополняют:

Фанки идеи

Альф Рен

Жизнь на полной мощности!

Джим Лоэр, Тони Шварц

Цельная жизнь

Лес Хьюитт, Джек Кэнфилд,

Марк Виктор Хансен

Незаменимый

Сет Годин

Муза и Чудовище

Яна Франк

Призвание

Кен Робинсон

Посвящается Эм-Джею, Опре и Марте [1] , ставшим первыми современными Я-брендами

Основной единицей новой экономики стала не корпорация, а индивид. Теперь задачи не распределяются и не контролируются в рамках стабильной «вертикали власти», как прежде, но скорее выполняются в автономном режиме независимыми подрядчиками. Эти вооруженные электронными средствами связи фрилансеры — е-лансеры — объединяются в гибкие временные сети для производства и продажи товаров и услуг. Когда работа завершается, сеть распадается, а ее участники вновь становятся «свободными агентами» в поисках следующего проекта.

Томас Малоун и Роберт Лаубахер, «Заря экономики е-ланса», Harward Business Review

Список-50: кредо

Эй, вы, офисные рабы! Сорвите галстуки! Сбросьте иго!

Работа бывает клевой!

Работа бывает отличной!

Работа бывает прикольной!

Работа может что-то значить!

Вы можете что-то значить!

Долой офисные стены!

Комиксы с Дилбертом в мусорку!

Даешь революцию «белых воротничков»!

90 процентов наших рабочих мест в опасности!

Примите ответственность за свою жизнь!

Долой иерархию!

Пусть каждый проект будет вау-проектом!

Будь личностью… или умри!

Пришло новое тысячелетие: если не сейчас…

То к-о-г-д-а?

0. Никакая глава (читать обязательно, она короткая!)

Ладно-ладно, я вас обманул. Это НЕ НИКАКАЯ глава. И даже вовсе НИКАКАЯ НЕ глава. И я — не Том Питерс. Я переводчик, который переписал эту книгу по-русски. И поверьте, это было нелегко. Потому что книга эта — очень особенная. И вы в этом убедитесь через минуту. Но за эту минуту я скажу кое-что важное.

Том Питерс — провокатор и хулиган. Читать его весело, но трудно. Такого вы еще точно не видели. А переводить его еще труднее. Лучше было бы, наверное, вовсе не переводить.

Но Том Питерс — супер-гуру менеджмента. И поэтому его нужно и переводить, и читать. Обязательно.

Плохо только, что в этой книжке изначально было много непонятного. Кто такой Дилберт? Почему Питерс его терпеть не может? Чем ему дороги отцы-основатели?..

На все эти вопросы американские читатели знают ответы. А русские — не всегда. И чтобы уравнять их в правах, я постарался ответить на них прямо в тексте. Аккуратно. По возможности не портя и не перегружая текст — стремительный, заряженный бешеной энергией Тома.

Думаю, это лучше, чем отвлекаться от чтения на сноски или «Википедию». Насколько хорошо у меня получилось, решать вам.

Заканчивая свою НИКАКУЮ главу, скажу: прочтите эту ЕЩЕ КАКУЮ книгу обязательно! Она снесет вам мозг… а потом, наоборот, расставит всё по местам. Книгу про революцию сознания. Про революцию отношения к работе. Про революцию жизни. Прочтите ее — и дерзайте!

VIVA LA REVOLUTION!

Сергей Филин

Введение

В прежние времена вы могли пребывать в неизвестности — и в безопасности.

Теперь это труднее.

Майкл Голдхабер, Wired

Не растеряй себя, милый. Ты — все, что у тебя есть.

Дженис Джоплин

Примерно два года назад я поняла, что я уже не человек, я — бренд.

Марта Стюарт

1954 год. Окончил университет. (Повезло.) Работа в GE. Или в GM. Или в AT&T. (Почти попался в ловушку — программы ускоренной подготовки менеджеров в департаменте дальней связи AT&T в 1964 году, но Линдон Джонсон начал войнушку — и меня призвали.) Не мути воду. Не шмыгай носом. Отвечай на вопрос «где работаешь?» гордым «в сети Джей-Си Пенни» или «в AT&T». (Название твоего работодателя характеризует тебя… как ч-е-л-о-в-е-к-а.) Шли годы. Дети поступили в колледж. Потом женились. Пошли внуки. 55. Ушел. 65. Вернулся. Проводы Мадлин на пенсию. Сорок два года беспорочной «службы». Верный подданный корпорации. На пенсию. Жизнь в арендованной квартире в «городе пенсионеров».

Вот так как по нотам разыгрывалась жизнь после Второй мировой. Примерно до 1975-го. Потом возникла иностранная конкуренция. (Все началось со сталелитейной и автомобильной отраслей.) Конец американской гегемонии. И, наконец, компьютер перерос задачу автоматизации расчета дебиторской задолженности.

А потом… ВСЕ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ПОШЛО ВРАЗНОС. А как еще сказать про 1985 год? «Иностранная конкуренция» превратилась в откровенную глобализацию. «Компьютеризация» породила настольные компьютеры… а потом и компьютерные сети. И добро пожаловать EDI! (Это электронный обмен данными. Wal-Mart: «Мы не оплатим ваш счет, если он представлен в бумажном виде»). А потом…

Интернет

И вот уже увольняют не работников автомобильной или сельскохозяйственной отраслей, не горняков или сталеваров, а вашего соседа, старожила IBM с 27-летним стажем и шестизначными суммами годового дохода. (А ведь он только что направил свою Мэгги, старшенькую, в престижный Миддлберийский колледж… с его зигзилионными счетами за обучение.)

То есть вся эта фигня теперь касается вас лично! Увольнявший работников тысячами Эл Данлэп по кличке Бензопила… И тот красавчик Роберт Аллен из AT&T, который выкинул на улицу больше людей, чем даже Данлэп. И «реинжиниринг» методом «доктора» Майкла Хаммера. (Иезуитски именовавшийся «оптимизация размера». Чего ж удивляться, что мы так симпатизируем откровенному цинизму Дилберта!)

Данлэп — осел! «Оптимизация размера» — омерзительный термин! Но время вспять не повернуть. То, что революция «белых воротничков» наконец началась, — свершившийся факт. И джинна обратно в кувшин не загонишь. Он вырвался на волю — ERP-система, Интернет и т. д. — но это пока лишь предтеча мессии.

Да… Революция «белых воротничков» наконец началась. И — да! — я верю, что девяносто с лишним процентов должностей «белых воротничков» исчезнут или перестанут считаться престижными. В ближайшие десять-пятнадцать лет.

Но… знаете что?

Ядумаю, это клевее клевого. Прикольнее прикольного. Ясчитаю, что это (потенциально) навсегда освободит нас.

Я НЕ ХОЧУ ВЫХОДИТЬ В ОДНУ И ТУ ЖЕ ДВЕРЬ, ОТПРАВЛЯЯСЬ НА РАБОТУ, С ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ПЯТНИЦУ, В ТЕЧЕНИЕ 41 ГОДА, КАК МОЙ ОТЕЦ. ДУМАЮ, ЕГО ТРУДОВОЙ СТАЖ МОЖНО ЗАСУНУТЬ В ЗАДНИЦУ. (ИЗВИНИ, ПАП.)

Я хорош настолько, насколько хорош мой последний проект. (И точка.) (Как у маляра. И у Гаррисона Форда.) Я расту… или гибну. (Профессионально.) И мне это нравится. И я полагаю, что это очень по-американски. Изобретатель «пробников» Бенджамин Бэббит не понял бы этого. И Дилберт пригвоздил бы меня «мистером Паинькой» или «мистером Розовые Очки». А вот Бенджамин Франклин — наш первый гуру самостоятельности — понял бы. И кто знает, может, Томас Джефферсон из Монтичелло тоже.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.