Есть контакт!

Аду Нил

Жанр: Юмористическая фантастика  Фантастика    Автор: Аду Нил   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Нил Аду

Есть контакт!

Антон лениво перелистывал журнал «Ом», полулежа на скрипучем, из последних сил сопротивляющемся старости диванчике и вытянув ноги в нечищеных ботинках на ещё более пожилом табурете. Иначе было не пристроиться — диван слишком короткий. Впрочем, другой бы в его бытовке и не уместился. Половину помещения размером два с половиной метра на полтора занимал массивный письменный стол образца тридцатых годов прошлого века. А на оставшейся половине Антон пытался расположить себя самого. Получалось не очень, но и жаловаться тоже грех. Ведь он не просто лежал на диване, а как бы работал.

Есть такая профессия — приёмщик цветного лома. Не такая уж и плохая, кстати говоря. Некоторые приёмщики совсем неплохо зарабатывают. Но Антон к этим счастливчикам не принадлежал. И не потому, что плохо работал, просто точка была бесперспективная. У хозяина, Павла Ивановича, а за глаза — просто Пашки, дача в Михайловке. Вот он и поставил возле станции контейнер с бытовкой, а Антона посадил приёмщиком. Для перевоспитания.

Два месяца назад Антон с приятелями махнул на выходные в Москву и там немного подзадержался. Всего-то дня на три — обычное дело. Но Паша вдруг завёлся и отправил его в ссылку. Вот и сиди тут дурак дураком! Работы-то нет никакой. Пока не кончилось лето, деревенские хроники иногда кое-что приносили. Кто — вентиль латунный, кто — кусок провода, а кто и — подсвечник. А нашёл или украл — это уже не Антона забота.

Но сейчас на дворе уже середина сентября, и всё вокруг вымерло. За день всего два клиента заходило, какой уж тут нафиг заработок! А самое обидное — свалить с работы пораньше не получится. Пашина мамаша здесь до самых холодов живёт и обязательно настучит сыну, если Антон бытовку раньше времени закроет. А до города ещё час на электричке пилить. И до ноября хозяин сворачивать точку не собирается, если вообще не решит её на зиму оставить. Вот ловуха, надо же было так вляпаться! И работа — не работа, и бросить её нельзя. Антон уже полтора года армию косит, легально ему никак не трудоустроиться. Вот и сидит здесь, считай что в лесу. Ещё немного — и сам волком с тоски завоешь. Хоть бы урод какой залётный к нему заглянул!

Грустные размышления Антона прервал негромкий, но настойчивый стук в окно. А затем послышался знакомый, сиплый голос:

— Антох, а Антох! Выдь сюда, дело есть.

Это Петрович, абориген. Один из немногих мужиков в деревне, кто ещё не полностью пропил свои мозги. Петрович по ночам охранял бытовку и пользовался неограниченным доверием Паши. На своём веку он пережил уже трёх приёмщиков и ни разу не был замечен в воровстве. Приёмщики были замечены, а он — нет.

Сторож предпочитал в случае нужды занимать деньги у тех же приёмщиков, а потом отрабатывал долг на погрузке товара. Но если и сейчас он пришёл с той же просьбой, то его ждёт глубокое разочарование. Ничего Антон Петровичу не даст. Он и сам уже пару раз беспардонно залезал в кассу, чтобы как-то свести концы с концами. Ещё одного нахлебника бюджет фирмы не выдержит.

— Ну, чего тебе? — проворчал Антон, открывая дверь, и только тут заметил, что Петрович пришёл не один. Рядом с ним стоял…

М-да, за два года работы Антон насмотрелся на разных клоунов, но такого видел впервые. Из под синего, замызганного халата, какие обычно носят уборщицы, выглядывали тощие, нелепо вывернутые ноги в оранжевых лосинах. А обуви совсем не было. Сам незнакомец весь какой-то щуплый, сгорбленный, а руки у него короткие, зато с длинными, тонкими пальцами. И пальцы эти мелко и безостановочно дрожали.

«Запойный», — намётанным взглядом определил Антон.

Интерфейс доходяги подтверждал правильность первоначального диагноза. Лицо даже не синее, а какое-то фиолетовое. Череп абсолютно лысый, губы тонкие, а глаза — огромные и какие-то безумные. Добавьте к этому сморщенную, словно чернослив, кожу, крохотный нос пуговкой, почти не заметный в складках местности, и острые, в форме лаврового листа уши, прижатые к голове, и вы поймёте, какая это была картина маслом.

И весь описанный натюрморт тоже мелко подёргивался на длинной, слишком тонкой для такой нагрузке шее. Да, плющило мужика конкретно. Без дозаправки может до аэропорта и не дотянуть. И цель визита вырисовывалась всё яснее. Но не мешало бы всё-таки уточнить. Может всё-таки не с пустыми руками припёрся?

— Ну, и что это за чучело? — поинтересовался Антон у Петровича, поскольку глупо было обращаться к сбежавшему из кунсткамеры экспонату.

Но чучело оказалось говорящим. Оно сделало шаг вперёд и произнесло почти нормальным человеческим голосом:

— Здравствуй, землянин!

Антон хмыкнул. Да, с такой работой и в цирк ходить не обязательно. Но достойный ответ клоуну сочинить не успел. Петрович оттолкнул брата по разуму в сторону и взял инициативу в свои руки:

— Помолчи, юродивый, я сам всё объясню! Представляешь, Антох, — с виноватым видом повернулся он к приёмщику, — сидим мы с Васькой Сафоновым в лесочке за его хатой. Здоровье поправляем. И вдруг из кустов этот выходит. Привет, говорит, земляки! Дайте посмотреть, что это за жидкость у вас в бутылке? А я ему отвечаю: не беспокойся, братан, та самая! А он всё сомневается. Мне, говорит, в эту… как её… жизнеобеспечения залить надо. Во как завернул!

В голосе Петровича послышалось неподдельное восхищение.

— Видать, из интеллигентов. Но я тоже не в капусте найденный, на том же языке ему отвечаю: вот и у нас с коллегой аналогичный случай. Короче, налили мы ему полтинничек. Не пропадать же человеку. Сами час назад в такими же были. А он чуть отхлебнул и кочевряжиться начал. Не, говорит, мне много надо. Я подшутить хотел, спросил: канистру что ли? А он задумался так, да и согласился: не меньше. Я его аж зауважал — мелкий, но наглый! Вот что, братан, говорю, есть тут один человек, который горю твоему помочь сможет. Только он — не то что мы, за просто так не наливает. Ты ему железяку какую-нить принеси, а он тебе за неё спиртяшки нацедит. Правильно я говорю?

— Да правильно, правильно, — отмахнулся Антон.

К долгим и путаным рассказам Петровича он уже успел привыкнуть. А расплачивался с кладоискателями он и в самом деле обычно спиртом. И ему выгодно, и старателям удобно. Ненужно потом на станцию в магазин тащиться.

— Дальше-то что?

— Сам увидишь, что дальше, — ничуть не обиделся сторож. — Ушёл он в лес, а через полчаса воротился. И с собой вон ту хреновину притащил.

И он показал на лежавший чуть в стороне круглый предмет, больше всего похожий на крышку канализационного люка. Только не ржавую, а сверкающую металлическим, чуть ли не зеркальным блеском.

— Тяжеленная, падла! Как он её допёр? Дальше я с ним вдвоём её нёс, и то чуть пупок не надорвал. Глянь, сгодится?

Надежду, с которой Петрович смотрел на Антона, объяснить не трудно. Ясное дело, что он не по доброте душевной помогал незнакомцу эту крышку нести. Но и обнадёживать его раньше времени не стоит.

Антон присел на корточки над странным трофеем. Сразу и не скажешь, из чего он сделан. Не чугун, и не простая железка, это точно. Но и не оцинковка. Уж, на это добро он насмотрелся и привык уже считать себя знатоком металлов. Но тут никак не мог определиться. Скорее всего, наржавейка, но тоже не факт. Провёл на всякий случай по диску магнитом — не прилипает. Деранул напильником — не берёт. Ударил им же по краю крышки — не звучит. Вообще никак не звучит! Чёрт знает, что это такое?

— А я у него спрашиваю: ты откуда такой взялся? — продолжал зудеть над ухом Петрович. — А он отвечает: из леса. А я ему: ты что, живёшь там, или работаешь? А он кивает: ага, мол, работаю. А кем, спрашиваю. Он в ответ глазами заморгал — не понимает. Ну, объясняю, должность-то у тебя какая? И тут чудила этот такое выдал! Если бы я не на стакане был, ни в жисть бы не запомнил: оператор антигравитационного модуля. А у нас в лесу, вот чтоб мне кроме воды ничего в жизни не пить, отродясь никаких модулей не встречалось. Разве что военные чего понастроили. Так ведь тоже никто про такое не слышал. Да и не похож он на военного-то, дохлый больно.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.