Журнал «Вокруг Света» №07 за 1991 год

Вокруг Света

Жанр: Газеты и журналы  Прочее    Автор: Вокруг Света   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Журнал «Вокруг Света» №07 за 1991 год ( Вокруг Света)

Хокулеа, путеводная звезда

Пригласил Бена Финни в редакцию журнала «Вокруг света» наш давнишний автор и член редколлегии Юрий Сенкевич — известный всем ведущий телепередачи «Клуб путешественников».

Среди нас, в разномастных свитерах и куртках, Бен выглядел настоящим джентльменом в темно-синем блайзере, подобранной в тон ему голубой рубашке и тщательно повязанном бордовом галстуке. Когда Финни торжественно вручал нам свою книгу о путешествии на Таити, он заметил висевший на стене снимок шхуны, на борту которой советско-американская команда вместе с корреспондентом «Вокруг света» недавно пересекла Атлантику, прибыв из Нью-Йорка в Ленинград.

— О! «Те Вега»! — воскликнул Бен. — Вы знаете, как с гавайского переводится ее название? «Прекрасная звезда». Я плавал на ней в юности между Гавайями и Таити — прекрасное было путешествие. Но больше всего приключений мне пришлось испытать на другой «звезде» — Хокулеа. Это гавайское имя самой яркой в Северном полушарии звезды Арктур. По преданиям, небесное светило служило путеводной звездой возвращающимся из плавания древним мореходам.

— Бен! Ты же профессор антропологии, преподаешь в Гавайском университете, автор научных книг по истории народов Тихоокеанского бассейна — типичный кабинетный ученый. Откуда же у тебя страсть к морским путешествиям?— подзадорил нашего гостя Сенкевич.

— Ничего удивительного, — улыбнулся Бен. — Ты, Юра, — врач, а плавал вместе с Туром Хейердалом, тоже, как я, ученым. Я же прирожденный моряк с детства: отец, морской офицер, научил меня плавать, не бояться штормов. На Гавайях занимался серфингом. Но есть и более серьезная причина моих плаваний. Если хотите — расскажу.

Мы уселись вокруг редакционного самовара чаевничать и приготовились со вниманием слушать повествование Бена Финни.

Случайность и закономерность всегда переплетаются в жизни. Бен родился и вырос на побережье Тихого океана, его соседями оказались полинезийцы — это случайность. Но то, что он заинтересовался ими, стал изучать жизнь малых народов, а затем отправился с ними в плавание по маршрутам их предков — тут, пожалуй, закономерный итог его научных увлечений.

Еще в 60-е годы Финни заинтересовался проблемами динамики и социально-экономических изменений у малых народов. Он отправился на Таити, побывал в Новой Гвинее, чтобы изучать жизнь, деятельность аборигенов, не познавших цивилизации, колесил по их владениям на машине, за многие километры отправлялся пешком в уединенные долины, поднимался в горы. Наблюдал быт, нравы, уклад жизни этих радушных и искренних людей.

Позже на основе собранных материалов, уже в Калифорнийском университете, написал диссертацию о развитии, основах жизни полинезийцев.

— Но хотелось кое-что из жизни полинезийцев проверить на практике, — говорит Бен, и веселые искорки загораются в его глазах, очень светлых на худом смуглом лице.— Построили тринадцатиметровое каноэ, чтобы попрактиковаться в его управлении, испытать навигационные возможности.

С маленького суденышка хотелось пересесть на большое. Тут помогло знакомство с известным ученым Дэвидом Льюисом (См. «Вокруг света», № 7/87.), с которым я работал в Австралийском университете. У него уже был опыт плавания на катамаране. Так зародилась идея Большого путешествия по древним путям полинезийцев-мореходов.

В этой мечте слились желания Финни-ученого и Финни-путешественника. Существует несколько точек зрения на историю расселения полинезийцев на островах. Кабинетные ученые считали, что эти народы не смогли бы осуществить плавание на неказистых суденышках и достичь островов, так как не владели основами навигационных знаний. Другие — к ним-то и принадлежал Бен Финни — были убеждены, что существовали традиции древнего мореплавания, и предки полинезийцев владели азами навигации, а каноэ были приспособлены к длительным плаваниям.

Кроме того, Финни не забывал, как ученый, и научный аспект этого путешествия. Он хотел глубже изучить древние традиции полинезийцев, отыскать истоки их культуры, доказать, что у них было немало достижений и в технике.

Финни также интересовал психологический климат в будущей команде, где капитаном был гавайец, а матросы — разных национальностей: белые американцы, гавайцы, уроженцы Таити и Новой Зеландии.

Так каноэ-катамаран — почти точная копия судна древних полинезийских мореплавателей — отправился в путешествие с Гавайев на Таити и обратно.

— Я написал об этом книгу, — говорит Финни, — затем было второе путешествие в 1980 году и третье — в 1985 — 1987 годах, где я прошел под парусами только часть пути. Об этом я пишу еще одну научную книгу, и будет сделан фильм. Видите, у меня вроде интересная, насыщенная жизнь, но мне этого мало. Сейчас заинтересовался проблемой освоения человеком космоса...

Бен прибыл к нам в редакцию, можно сказать, прямо с конференции в Токио, где обсуждались вопросы освоения человеком космоса.

— При чем здесь я? — изумляется Финни. — Меня увлекает изучение как техники мореплавания полинезийцев, так и новой техники проникновения человека в космос.

Круг его интересов широк: условия жизни в космосе, создание космических поселений («Это возможно! — восклицает Бен.— Ведь человек приспособился жить в городе, где, казалось бы, не может существовать что-либо живое»), возможность существования внеземного интеллекта.

— А что, я радикал. Почему бы не быть живой материи на других планетах — пути эволюции жизни сложны,— горячо говорит Бен, — завтра я выступаю в Калуге, а затем лечу во Францию на биоастрономическую конференцию.

Таков Бен Финни — весь в движении, поиске. Чтобы лучше понять русское искусство, литературу, чтобы читать в подлиннике Циолковского, Вернадского, Федорова, Чижевского, он изучает русский язык.

— Возвращаюсь в Гавайский университет, хочется создать полинезийское общество путешественников. Вроде вашей Ассоциации путешественников, где президентом Юра Сенкевич, — смеется Бен. — Словом, будем дружить и вместе путешествовать.

Шутки шутками, а гавайцы сейчас вынашивают новый проект путешествия на каноэ. Только теперь это судно должно быть изготовлено из той древесины, веревки свиты из тех растений, которые произрастают на Гавайях, а паруса будут из волокон пальмы. Все как у древних полинезийских мореходов — точная реконструкция. Конечно, Бен Финни обязательно отправится в путешествие на новом каноэ.

В.Лебедев

Путешествие на Таити

Рождение экспедиции

«Хо-омакакакау». Прозвучавшее по-гавайски выражение соответствовало привычной нашему слуху команде «приготовиться». Добровольные помощники из числа местных жителей, участвовавшие в спуске каноэ-катамарана на воду, железной хваткой вцепились в изогнутую корму. Те, кто должен был тянуть лодку за канаты, по щиколотку утопив ноги в песке, слегка откинулись назад, как бы проверяя вес массивного сооружения, покачивавшегося над их головами.

Все присутствующие — члены команды, грузчики и зрители — застыли в напряжении. Наконец руководивший спуском мастер-гавайец скомандовал: «Э-алулайк!»— «Тяни!» Повторять команду не пришлось, шеститонное каноэ длиной в 20 метров на удивление легко соскользнуло со стапелей в воду. Какое-то мгновение ошеломленная толпа хранила гробовое молчание, а затем разразилась приветственными криками.

Описанная выше сцена вполне могла произойти на каком-нибудь затерянном в Тихом океане островке несколько веков назад. Но время действия—1975 год, а место — пляж, расположенный всего лишь в получасе езды на автомобиле из современного делового центра Гонолулу. Спущенное на воду каноэ — реконструкция судна древних полинезийских мореплавателей. В следующем году мы намеревались отправиться на нем с Гавайев на Таити и обратно. Нам предстояло преодолеть почти шесть тысяч морских миль, не пользуясь при этом картами, компасом и другими навигационными приборами.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.