Записки Русалочки

Тальбот Сонда

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Записки Русалочки (Тальбот Сонда)

1

Серебряные волны гулко бились о белоснежный борт яхты. Они словно просили убежища у этой нарядной посудины. Где им было понять, что яхта не слишком надежна и неизмеримо мала по сравнению с проливом, с океаном, по сравнению со всей Вселенной…

Дона отошла от поручней и почувствовала, как мелкие капли дождя ложатся на руки. Только этого не хватало! А ведь экскурсию все равно придется продолжить… Она окинула взглядом пассажиров, уже перекусивших и собравшихся на палубе. Вид у них был более чем довольный. Даже дождь не пугает. А ведь многие из них, наверное, прибыли из жарких стран, где с неба всегда улыбается румяное солнце, а облака тают, как сладкая вата…

Например, вот эта леди с эффектным загаром и массой затейливых украшений на шее… Такое ощущение, что она круглые сутки лежала на пляже какой-нибудь Флориды или Сен-Тропе… А может быть, то было Золотое Побережье, фантазировала Дона, или… Впрочем, какая разница. Сама она все равно покидала графство Кент всего один раз в жизни. Правда, этот раз надолго ей запомнился…

Дождевые капли покрыли ее обнаженные руки сеткой из бисера. Дона небрежно стряхнула с руки паутинку капель и подошла к собравшимся туристам.

— Итак, леди и джентльмены, вы готовы к продолжению рассказа? — улыбаясь, поинтересовалась она.

— О да…

— Конечно…

— Замечательно, — ответила Дона очередной улыбкой, припасенной ею для туристов. — Итак, сейчас я расскажу вам о знаменитом дуврском замке, который выдержал столько осад и вполне подтверждает второе название Дувра — «Ключ к Англии».

Мягкий, но в то же время уверенный голос позволял Доне привлечь и удержать внимание туристов. Ее голос не был усыпляющим, не был завораживающим, но было в нем что-то такое, что заставляло прислушиваться к его переливающимся ноткам и ждать от него новой музыки. Может быть, именно поэтому Дона Даггот решила стать экскурсоводом. По крайней мере, здесь она чувствовала себя по-настоящему интересной людям.

За время работы у нее появилось несколько «профессиональных» привычек. Одной из таких привычек было желание придумывать судьбы заинтересовавшим ее людям. Скольких одиноких дам она наделила красавцами-мужьями, сколько мужчин с романтическими историями прошло через ее воображение! Но Доне по-прежнему было интересно играть в эту игру. Придумывать судьбу человека, чужого, незнакомого, с которым ее связывали лишь несколько часов экскурсии…

Вот и сейчас, рассказывая заученный текст, Дона присматривалась к интересному мужчине, который не сидел, как все, а стоял, опершись на поручни, и энергично спорил со своей молодой и весьма эффектной спутницей.

Его, пожалуй, нельзя было назвать красивым. Смуглый, с густыми, сросшимися на переносице бровями, грубо выточенным овалом лица, сердитым и гордым блеском в карих глазах, он смахивал на дикаря, только что выбравшегося из пещеры. Когда он слушал свою собеседницу, его крупные, резко очерченные губы были плотно сжаты и раскрывались лишь для того, чтобы впустить внутрь глоток бренди, плескавшегося в бокале. Его голос, глухой, с легкой, едва заметной хрипотцой, вызывал у Доны смутное чувство тепла и горечи одновременно. Ей сразу показалось, что этот мужчина невероятно одинок и маскирует свое одиночество личиной суровой неприступности. Но, может быть, это ей только казалось…

— А теперь, леди и джентльмены, обратите внимание на Белые Скалы, мимо которых проплывает наша яхта. Сейчас я немного расскажу вам о них. — Воспользовавшись минутным оживлением туристов, развернувшихся к Белым Скалам, Дона еще раз посмотрела на мужчину.

Даже если он и не красавец, то, во всяком случае, очень привлекательный. Ей нравилась его дикарская внешность. Он даже напомнил ей кого-то из английских литературных героев. Вот только кого? Сейчас она точно не вспомнит. А когда вспомнит, будет уже поздно — мужчина сойдет с яхты и, как и многие другие туристы, уйдет из ее жизни навсегда. И она ничего не будет знать о нем, кроме того, что он — англичанин с классическим английским произношением…

Дона продолжила:

— Белые Скалы Дувра долгое время служили маяком для кораблей, плывущих к берегам Англии. Эти скалы состоят преимущественно из мела. Они сформировались в поздний меловой период, когда множество маленьких раковин, богатых карбонатом кальция, погружались на морское дно. Раковина за раковиной ложились они друг на друга. И вскоре спрессовывались и превращались в мел. Именно поэтому скалы Дувра такие белые…

А тем временем спор между парочкой около борта набирал обороты.

— Послушай, Алисия, мне кажется, что я уже взрослый человек и сам за себя отвечаю, — хмуро говорил мужчина своей спутнице.

— На Белых Скалах Дувра растут самые разнообразные цветы. И кацефильные цветы, о которых писал «отец ботаники» Уильям Тернер…

— Знаешь что, Иво… — Голос Алисии был довольно высоким и звучным, как и она сама — изящная натянутая струна. — Я уже устала выполнять подле тебя роль няньки или опекунши. «Иво, не пей», «Иво, может быть, тебе достаточно на сегодня», «Иво, у тебя аллергия на сладкое»…

— Ну хватит! — Смуглые скулы Иво залились румянцем. — Никто тебя об этом не просит…

— Один из наиболее известных и часто встречающихся видов — ярко-желтые цветы с большими мясистыми листьями…

— Я люблю тебя и поэтому стараюсь уберечь. Неужели это так сложно понять?

— Разве ты знаешь, что такое любовь, Алисия? А я-то думал, что ты испытываешь ее только к тому, что коллекционируешь…

— Сюрприз для тех, кто думает, что орхидеи растут только в тропиках. Белые Скалы Дувра опровергают это распространенное заблуждение — здесь растут несколько видов дикой орхидеи, которые встречаются только на меловой почве…

— Во всяком случае, я имею о любви хотя бы отдаленное представление. Чего нельзя сказать о человеке, который только и делает, что пьет и смотрит в небо…

— Но и Белые Скалы не вечны. Увы, их неумолимо подтачивает море…

— Знаешь, Алисия, по-моему, лучше смотреть в небо, чем постоянно пялиться на окружающих, высматривая, кто во что одет…

— Что за словечки, Иво? Иногда я сомневаюсь, что ты учился в Виндзоре…

Кажется, пора сделать очередной перерыв для туристов: традиционный английский файф-о-клок. Правда, кое-кому он не нужен, усмехнулась про себя Дона, украдкой кинув взгляд в сторону Иво. Так его, кажется, зовут, если она не ослышалась… Чаю Иво определенно предпочитает бренди. Что совсем не нравится его статной рыжеволосой подруге…

Мелкий дождик не прекращался, но и не усиливался. Дона по привычке, присущей большинству англичан, вопрошающе посмотрела на небо. И не зря. Седые брови туч хмуро сдвинулись, заслонив солнце. Дай-то Бог, чтобы не было грозы…

— Да, погодка сегодня выдающаяся… — К Доне подошел капитан яхты, Мэтью Свидс, сорокалетний мужчина с большими и умными синими глазами. Правда, на свои сорок он не выглядел и пользовался большим успехом у женского пола. Что, правда, нисколько его не испортило. Мэт не стал циником и всегда относился к женщинам с большим почтением. Он был одним из тех немногих людей, которых Дона могла назвать друзьями. — И радио что-то барахлит. Связь ужасная, я почти ничего не слышу.

— Не нравится мне все это, — поддержала его Дона, кутаясь, как в плед, в длинные темно-каштановые волосы. — Было бы неприятно пропустить штормовое предупреждение.

— Еще как! Но если мы сорвем экскурсию, а предупреждения не будет, Хэмиш снесет нам головы. Ничего, Дона, где наша не пропадала! — Мэтью мотнул головой, изображая разудалую храбрость, но Дона почему-то не очень ему поверила. В душе бродило какое-то неуютное предчувствие. Тыкалось то там, то здесь, словно что-то вынюхивало. Да и небо с сурово сдвинутыми бровями-облаками не предвещало ничего хорошего. — В конце концов, нам осталось совсем немного — пара часов, и экскурсия закончена. Так что, Дона, не бери в голову, выплывем…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.