Фамильный секрет

Златогорская Ольга Владимировна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Пасха наступила в конце апреля. Дашка сидела на подоконнике и болтала ногами. Яркое весеннее солнце светило ей в спину, делая волосы золотыми. Хотелось поговорить, и Дашка спросила:

— Мам, а зачем на пасху яйца красят?

— Традиция. Так положено.

— А мы почему не красим?

— А зачем?

— Ребята играют во дворе. Стукаются. Чье яйцо разбилось, тот проиграл!

— Глупая игра. И перевод продуктов.

Мама сняла с батареи свои сапоги. Дашка сразу заинтересовалась:

— Мам, ты куда собираешься?

— В магазин.

— Можно с тобой?

— С чего это вдруг?

— А, скучно дома сидеть.

— Пойди, погуляй.

— Не с кем.

— Во дворе полно ребят.

— Они дерутся.

— С девочками играй. Они, наверное, не дерутся.

— Зато обзываются.

Мама глянула сверху вниз и сказала:

— Я бы на твоем месте задумалась.

— О чем? — удивленно округлила глаза Дашка.

— Почему к тебе так относятся.

— Они говорят, что я все время выпендриваюсь.

— Да? А ты им что?

— А я им говорю, что они сами дебильные.

— Так не бывает.

— Как?

— Чтобы все вокруг были дураки, а ты одна умная.

— Бывает!

— Не вредничай.

— Бывает! Бывает! Бывает!

— Вот что, дорогая моя. Я пойду, а ты посиди-ка дома.

Дашка надулась и повернулась к маме спиной.

— И не смей выходить на улицу.

— Выйду, — буркнула Дашка.

— Тогда я обо всем расскажу отцу.

— Пожалуйста.

Мама постояла еще немного, словно решая, что ей теперь делать. Дашка не шевельнулась.

Мама оделась и ушла. Дашка спрыгнула с подоконника и подошла с книжному шкафу.

За стеклянной дверцей хранились семейные реликвии — все то, что осталось на память о дедушке. Несколько поделок, икона, старая книга и фотография в рамке. Дашка встала напротив снимка.

С большой цветной фотографии на нее смотрел дедушка. Совсем еще не старый, только седой. Глаза у него были серыми и веселыми. А еще он еле заметно улыбался, как будто знал какую-то тайну. Видел Дашку насквозь и все равно не осуждал.

Дашка часто смотрела на эту фотографию. И становилось ей спокойно и легко, словно на плечо опускалась теплая ладонь. Дедушка умер два года назад. Дашка тогда училась в третьем классе, и на похороны ее не взяли. Дедушка навсегда остался в ее памяти живым. Веселым, насмешливым и совершенно несерьезным.

Жаль, что папа не такой. А может быть, он просто устает на работе. Мама, конечно, ничего не станет говорить ему про Дашкино поведение. Ему будет не до того. Он молча разденется, включит телевизор и не глядя примет тарелку из маминых рук. Не отрывая взгляда от экрана, он съест все, что подаст ему мама. Дашке иногда казалось, что если отцу насыпать в тарелку теплых опилок, он съест их с тем же отсутствующим выражением лица.

Потом папа и мама перебросятся ничего не значащими фразами и уйдут в спальню, плотно прикрыв дверь.

Дашка улыбнулась дедушке. И словно услышала его голос: «Поиграем, Дашучок?»

— Поиграем, дедушка…

Когда Дашка вышла на улицу, в кармане у нее лежало темно-красное куриное яйцо.

Одуревшие от тепла воробьи орали так, что закладывало уши. Солнце отражалось во всех лужах сразу. Пахло простором и наступившей наконец-то весной.

Они стояли в центре двора, на единственном сухом пяточке. Дашкин одноклассник Дис — Денис. Таскающийся за ним хвостом Толстый. Дашка не знала, как его зовут. Двое малышей из соседнего подъезда и какой-то незнакомый пацан. Ростом почти как Дис, но явно пошире в плечах. И, конечно же, девчонки — Наташка, Ленка, Светка и Юлька. Вся компания в сборе.

Дашка подошла и независимо бросила:

— Привет.

— Привет, — буркнул Дис. Остальные промолчали. А потом незнакомый мальчишка очень вежливо сказал:

— Здравствуй. Тебя как зовут?

— Зараза, — буркнул Дис.

Дашка смерила его презрительным взглядом:

— Это твое имя, не путай. А меня зовут Дарья.

— А я Антон, — заулыбался новичок.

— Оч-ч-чень приятно, — фыркнула Дашка. Мальчишку следовало сразу поставить на место. А то уставился, глаза растопырил, губы облизывает. Думает, наверное, что сейчас ему все девчонки во дворе на шею бросятся.

Дис покрутил в руках ярко раскрашенное яйцо:

— Ты просто так вышла? Или сыграем?

— А не жалко? — прищурилась Дашка.

Дис хмыкнул. Дашка вздохнула и достала яйцо.

— Кто бьет? — деловито осведомился Дис.

— Давай ты, — пожала плечами Дашка.

Дис примерился, аккуратно размахнулся… Удар, хруст, и скорлупа сыпется на непросохший асфальт. Дис ошарашено смотрит на разноцветное крошево в своей руке.

Дашка спокойно прячет яйцо в карман и разворачивается к дому. Делает вид, что больше не хочет играть. Этот беспроигрышный ход всегда приносил успех. Сработал он и на этот раз.

— Подожди! — не выдержал Толстый. — Давай со мной!

Дашка задумчиво смотрит на него через плечо. Словно оценивает — достойный ли он противник. Толстый переминается с ноги на ногу и сильно потеет. Дашка наконец решает:

— Давай…

Снова удар, хруст… Дашка стоит спокойно и прямо. Она не сомневается в победе.

Дис наконец-то выходит из столбняка:

— Как ты это делаешь?

— Я слово знаю, — снисходительно отвечает Дашка.

Антон азартно подскочил:

— Теперь со мной!

У него оказался целый пакет яиц. Дашка переколотила их все.

Наблюдать за Антоном было интересно. Сначала он хитро улыбался, поглядывая из-под давно не стриженых волос. Потом поджал губы и сосредоточился. А кода ему стало нечем играть, вдруг смешно надул губы и стал похож на обиженного малыша. Дашка с трудом сдержала улыбку.

Много раз Дис отравлял ее жизнь наглыми и обидными выходками. Дашка помнила и измазанную грязью шапку, и смех за спиной, и ехидные клички. И глупые истории, которые Дис рассказывал в школе про нее, Дашку. В этих историях не было ни капли правды. Этот Антон на вид тихоня и отличник, но если он пришел к Дису, значит, он такой же. И жалеть его не нужно. Так же, как и девчонок — это их подучил Дис громко ржать у Дашки за спиной.

И сейчас девчонки не остались в стороне. Дашка даже удивилась. Неужели никто не задумается, не решит проявить осторожность? Ведь пока никто не смог у нее выиграть. Прочему каждый очередной соперник думает, что удача улыбнется именно ему?

Дашке уже начало надоедать это представление. Она раскрошила яйца девчонок.

— Все? — устало спросила она.

Один из малышей несмело спросил:

— Можно мне?

— И мне, — пропищал второй.

Малышей Дашке было жалко. Но ведь они сами напросились. Никто не заставлял их лезть в игру. Правда, малыши не расстроились. На победу они и не рассчитывали. Им хватило того, что большая девчонка не прогнала их.

Через пятнадцать минут стало ясно — Дашка чемпион двора. На ее яйце не было ни трещины, ни царапины.

Дашка стояла напротив неровной шеренги пацанов и девчонок. Словно одинокий боец перед вражеской армией. На нее смотрели. С завистью, злобой, ненавистью и обидой. И только Антон — удивленно и весело. Дашка подумала, что с этим парнем, наверное, можно было бы поладить. И тут же одернула себя: это друг Диса!

А Дис вдруг закусил губу и сжал кулаки:

— А ну, выкладывай, как ты это делаешь?

Дашка пожала плечами:

— Случайно, наверное.

— Издеваешься?! Столько раз выиграла — и случайно?! И в прошлом году! И в позапрошлом!

Дашка снова пожала плечами, с трудом удерживая победную улыбку:

— Это фамильный секрет.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.