Я хочу в школу

Жвалевский Андрей Валентинович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Я хочу в школу (Жвалевский Андрей)

От авторов

Мы давно хотели сказать большое спасибо нашим учителям и очень рады, что такой повод представился.

Лучший способ сказать спасибо — написать книгу.

Дорогие учителя!

Те, кто вопреки всему не растерял умение слышать, те, кто в перерывах между внеклассными мероприятиями и заполнением бумажек, еще способен преподавать, те, для кого «педагогика» — это не название давно забытого предмета, сданного в вузе, а жизнь…

Дорогие! Спасибо вам за то, что вы есть! Спасибо вам за то, что вы делаете!

И когда вы в очередной раз подумаете: «Уволюсь! Нет больше сил!», пожалуйста, возьмите в руки эту книжку. Мы бы очень хотели, чтобы она помогла вам остаться в школе. Потому что на вас вся надежда…

Первая четверть

— Предлагаю убить Анечку! — вдруг сказал Женька.

Сказал тихо, но горячее обсуждение сразу же оборвалось. Женька просто так говорить не стал бы. Анечка охнула и прикрыла ладошкой рот. Она во все свои огромнющие глаза смотрела снизу вверх на Женьку, не веря, что он вот так просто…

— А что? — задумчиво согласился Ворон, ссутулившись больше обычного. — Вполне может быть. Анечка обычно трещит как сорока, а сейчас молча сидит… Ее мочить нужно.

У Анечки задрожали нижняя губа и оба хвостика.

— И рот ладонью прикрывает. Признак вранья…

Предполагаемая жертва мелко-мелко заморгала. Это был нехороший знак. Щуплая восьмилетняя Анечка умела плакать, как профессиональный клоун — фонтанами. Кошка вскочила с места:

— Ты офонарел! Анечка — честный человек, ясно?! Скажите им, Впалыч!

Впалыч никак не отреагировал, развалившись в кресле-«груше», мягком и бесформенном. Трупы, разбросанные по ковру, тоже молчали. Давились от смеха, но молчали.

— Хорошо, — Женька пригладил волосы, хотя особой нужды в этом не было. — А кого тогда?

— А Ворона! — Кошка стала тыкать в новую жертву, чуть не выкалывая ей глаз. — Что-то он быстро согласился на Анечку!

— Я согласился? — обиделся Ворон. — Я просто…

— Просто тебе все равно, кого убивать! — Юлька-Кошка, казалось, сейчас задушит Ворона, хотя он на две головы выше. — Ты — мафия!

Галдеж возобновился с новой силой, но Ворон так и не отбился. За него проголосовали все, кроме Молчуна. Он поднял руку за Женьку.

— Дураки вы все, — пробурчал Ворон, переворачивая карту.

Это был червовый валет. Даже не дожидаясь появления метки «честного человека», Кошка, Анечка и Женька победно завопили. От толпы трупов к ним присоединился Димка.

— Осталось три мафии и три честных, — бесстрастно прокомментировал Впалыч. — По условиям игры это означает победу мафии.

— Нечестно! — убитый в первом же туре лидер Ежей наконец дал себе выговориться. — Вы, Виктор Павлович, специально выдали карты мафии Птицам! Они слетанные! Если бы вы нашей группе дали мафию, мы бы тоже всех раскатали!

Впалыч не стал спорить.

— Ага, — сказал он, — я решил показать вам, как трудно справиться с командой хорошо подготовленных манипуляторов. Группа «Птицы» справилась с задачей… на «восьмерку».

— А чего на «восьмерку»?! — Кошке хотелось полного триумфа. — Мы кратчайшим путем шли!

Виктор Павлович покачал головой.

— Во-первых, давайте успокоимся… Анализ нужно проводить как?

— На холодную голову, — неохотно согласилась Кошка и даже выполнила три дыхательных упражнения, которым их обучили на физре.

На большее ее не хватило, потому что Анечка решила собезьянничать и принялась пародировать Кошку. Естественно, Кошка покатилась со смеху, погналась за Анечкой, та спряталась за Женьку, как за скалу…

Словом, к анализу удалось приступить только минут через десять.

— Итак, продолжим, — заявил Впалыч, как будто ничего не случилось.

Он, кстати, все десять минут суматохи преспокойно читал ридер.

— Я бы поставил «десятку», если бы вы не потеряли Дмитрия…

— Так это же элементарно! — Кошка никак не могла успокоиться. — Я же его специально сдала! У меня сразу авторитет до неба!

Впалыч сдвинул брови. Кошка прикусила язык.

— А как было бы идеально? — учитель психологии повернулся к Женьке.

Лидер группы «Птицы» по обыкновению ответил не сразу. Достал расческу, повертел ее в руках, спрятал.

— В идеале мы должны были создать атмосферу общей подозрительности. Если бы никто никому не верил… — он задумался на мгновение и поправился: — Если бы все друг друга боялись, то никто бы не был адекватен. Вот тогда в мутной воде…

Договорить он не успел — грянул звонок. Впалыч вылез из кресла, давая понять, что урок закончен. Остальным тоже пришлось подниматься с ковра, только Анечка заканючила:

— Да ну ее, эту перемену! Давайте еще поговорим!..

Однако учитель покачал головой:

— Звонок на перемену вы уже пропустили. Это на следующий урок…

— Упс, — Женька озабоченно глянул на часы. — Пернатые, у нас предзащита проекта!

Птицы вылетели из класса, словно и на самом деле обладали крыльями. Остальные тоже потянулись в коридор, но неторопливо, обсуждая, как ловко Кошка подставила своего же. У большинства групп была литература, а туда чего спешить? Сел в коридоре с книжкой — и читай.

Последним шел Молчун, маленький, стриженный почти под ноль, но при этом неуловимо монументальный.

— Артем! — остановил его Виктор Павлович.

Молчун послушно остановился.

— Ты когда понял, кто мафия?

— В первом, — тихо ответил мальчик.

— В первом туре? А почему молчал? Почему не отстаивал свою точку зрения?

Молчун пожал одним плечом. Впалыч терпеливо ждал. Когда он подобрал этого чернявого паренька на улице, тот вообще не разговаривал. Да и теперь для него две фразы подряд оставались событием. Если не подвигом.

— Я голосовал, — наконец родил Молчун вторую фразу, выбрав на этом дневной лимит болтовни.

Впалыч понимающе кивнул. Молчун вздохнул и пошел к выходу. Его ждало индивидуальное по инглишу. Добрейшая Алла Терентьевна пока просто крутила ему диснеевские фильмы в оригинале да иногда просила что-нибудь написать на английском. Поэтому Молчун инглиш, кажется, любил.

Вопль: «Едуууут!» взорвал коридор школы. Он не разрушил тишину, нет. В этих коридорах никогда не было абсолютной, гулкой тишины стандартного учебного заведения. Но после этого крика коридор забурлил, закипел и стал выплескивать самых активных на крыльцо, а потом и во дворик. А там уже выгружались из автобуса такие красивые, такие загоревшие…

— Ну вы и негры! — не выдержала Анечка, разглядывая приехавших.

— Ничего, мы помоемся, и это пройдет, — отмахнулся старшеклассник, вытаскивая из автобуса огромный рюкзак.

— А фотки, когда будут фотки? — заскулила Аня.

— Дайте хоть поесть, — засмеялся физрук, выгружая снаряжение. — Мы две ночи практически не спали, рейс задержали очень сильно. Да и последнюю ночь в горах было… не очень комфортно.

— Пал Иванович, зато фотки получились, — хмыкнул старшеклассник.

— В жизни больше не куплюсь на проект под названием «Выживание в горах», — заявил физрук, зевая.

— А в пустыне? — полюбопытствовала Анечка.

Все вокруг захихикали, а Пал Иванович сделал вид, что обдумывает ее предложение.

— В пустыне ладно, — решил он, — хоть согреемся.

— А вот и нет! — горячо заявила Анюта. — В пустыне ночью…

Дима потащил Аню в школу.

— Пойдем! Женька убьет, мы и так опаздываем.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.