Счастливое видение

Нежинская Ариадна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Счастливое видение (Нежинская Ариадна)

Счастливое видение

Я в Тридевятом царстве живу уже давно, Здесь сказочно красиво, но грустно все равно. Мне надоели принцы, богатство и Кощей, Как хочется попасть в реальный мир людей!

Василиса Прекрасная сидела у волшебного окошка и читала книгу. Мысли ее постоянно сбивались, перепрыгивали с одного на другое. Томилась девица в сомнении, волнении, трепетном ожидании. Окошко будто чувствовало ее настроение и переливалось ярким светом, то вспыхивая лучезарными огнями, то затухая…

Окошко это, надо сказать, и в самом деле было волшебным. Состояло оно из разноцветных стеклышек, переливающихся всеми цветами радуги. Но не так, как витражи в реальном мире, которые Василиса на картинках видела, а по-другому, по-сказочному. Стеклышки переливались независимо от того, день или ночь на дворе, переливались так, как им захочется, будто жили своей собственной жизнью, а окошко оттого казалось то веселым, то грустным. Живое оно было. Василиса часто прислоняла к нему ладошки и чувствовала тепло, которое от него исходило. А иногда хохотала от щекотки, если озорное настроение у окошка было. Лишь изредка от него холодом веяло.

Василиса посмотрела на свое отражение.

— Хороша! А что толку? — по обыкновению, размышляла вслух Василиса. — А с другой стороны, все за тобой ухаживают, красоту наводят, одевают, обувают, чем плохо?

Действительно, феи очень красиво с утра причесали ее, нарядили в легкое платье бирюзового цвета, которое прекрасно гармонировало с ее яркими голубыми глазами.

Теперь можно было спокойно предаться своему любимому занятию — чтению книг о реальной жизни обычных людей, и Василиса настойчиво пыталась этим заняться. Книг у нее было много — целая библиотека, а в ней — огромные стеллажи с томами из сказочного мира и, конечно, реального. Василиса сама следила за порядком в библиотеке, и это, пожалуй, было ее единственным занятием, но зато по-настоящему любимым. Она с глубоким трепетом перечитывала книги, перекладывала с полки на полку, заказывала новинки у гонцов в других королевствах и, конечно же, следила за тем, чтобы библиотека постоянно пополнялась книгами из реального мира. Реальный мир! Далекий, но такой желанный! Читая о жизни обычных людей, Василиса пыталась найти ответы на многие вопросы, а большинство из них возникло с тех пор, как она стала часто видеть во сне одного молодого человека…

Василиса вновь оторвалась от книги и мечтательно посмотрела на улицу.

Красота! На дворе стоял колодец, у колодца на узорной цепочке висел золотой ковшик. Перед дворцом был разбит великолепный сад, в котором росли цветы диковинные, яблони с плодами золочеными, да и с обычными, съедобными. По двору летали бабочки наперегонки с эльфами и маленькими птичками. Кругом царила радость и красота, спокойствие и благодать.

По одну сторону замка возвышался лес дремучий, а по другую — разливался пруд сказочный. Гуляй да любуйся!

И лес был какой замечательный — темный да загадочный. Обитали в нем лешие да нечисть разная, там же, в глубине, стояла избушка Бабы-Яги. Но лес вовсе не был таким страшным, как в сказках сказывают. Частенько с подружками прогуливалась там Василиса, плутая по узеньким тропинкам, мечтая в тени огромных деревьев о своем сказочном принце. Заходила в гости к Бабе-Яге да к подружке Кикиморе. Василиса улыбнулась своим воспоминаниям о Кики, так ласково она ее называла. Была Кики отшельницей, мужчин не любила, всегда норовила им напакостить. Ну, такой уж она сказочный персонаж, а меняться и не хотела никогда. Но Василисе порой давала дельные советы, приходила иногда во дворец, хлеб пекла. Хлеб у Кикиморы получался всегда замечательный, пышный, румяный, а вкус — пальчики оближешь! — лучше всяких пирогов да тортов.

Василиса перевела взгляд на сказочный пруд. Он был очень большой, как озеро, жили в нем лягушки-квакушки, рыбки золотые, русалочки да Водяной. Она со всеми дружила, любила их, помогала, и жители пруда всегда отвечали девице взаимностью. Любила Василиса наблюдать, как по ночам появлялись русалочки из воды, усаживались на травке и пели свои песни. Они были очень красивые, с разноцветными волосами и чудесными хвостами — при свете луны их чешуя переливалась всеми цветами радуги. А какие у них были глаза! Пронзительно-зеленые, глубокие, зовущие. Водяной чувствовал себя просто королем, арабским шейхом, в окружении этих молодых, красивых русалок. Особенно раз в году, ночью, когда русалочки сбрасывали хвосты и превращались в прекрасных девушек, тогда-то и наступало раздолье для Водяного, единственного мужчины среди этих кудесниц, жаждущих любви. Ох, и оргия у них начиналась! Они предавались любви в мягком сиянии полной луны, будто исполняли магический танец под таинственную музыку воды. Это зрелище было настолько красивым, сексуальным и будоражащим воображение, что Василиса, вспомнив о нем, почувствовала легкое возбуждение. Она провела ладонями по груди и тяжело вздохнула. Как же ей тоже хотелось любви! А Водяному в ту ночь завидовали все обитатели сказочного леса! Лес буквально замирал и тихонько подслушивал, как он плещется в волнах неземного удовольствия. Зато потом, видя Водяного лежащим на солнышке или под лунным светом, потешались над ним, спрашивая, успеет ли он отдохнуть за год.

Что же Василису не устраивало? Она снова тяжело вздохнула. Повезло же ей родиться в сказочном мире, а в день рождения во дворец явились три феи, и каждая из них наделила Василису особым даром: красотой, мудростью и способностью творить чудеса. Так что Василиса Прекрасная и ростом вышла, и дородством взяла. Золотая коса — до пола самого, брови — черного соболя, глаза — с поволокой, а идет — будто лебедь белая плывет.

Да и характер у Василисы кроткий сложился, доброй выросла девица. Что же ей так плохо? Почему людям, где б они ни жили, всегда чего-то не хватает?

А жила Василиса в красивейшем сказочном замке. Был он весь из чистого золота, окна — хрустальные, наличники алмазами изукрашены.

По дому делать ничего не приходилось — не царское это дело. По хозяйству помогали феи, эльфы и многочисленные слуги — одевали ее, расчесывали прекрасные длинные волосы, все прибирали, в общем, делали то, что прописано в сказочных правилах.

— Может, меня надо было работой нагрузить, чтобы мысли дурные в голову не лезли? — продолжала Василиса разговаривать сама с собой.

Она уже совсем извелась, книга не читалась, ничего не хотелось. Вдруг на глаза девице попался маленький эльф, он сидел на ветке напротив окна и подмигивал ей.

Василисе очень нравились эльфы. Обитали они повсюду. Дровосеки, зная, что ни в коем случае нельзя пилить деревья, если на них обитают эльфы, обходили их стороной. Плохой приметой было нарушать покой этих маленьких созданий. Так что в Царстве-государстве дровосеки и вовсе были без работы. Так ходили, дрова порой рубили, чтобы уж хоть чем-то заняться. У эльфов и характер был очень веселый. Они страсть как любили развлекаться, водить хороводы при лунном свете, а музыка, которую они играли на своих сказочных инструментах, была особенной. Она просто зачаровывала слушателей и заставляла их пускаться в пляс. Остановиться было ну совсем невозможно. Под музыку эльфов пританцовывали даже лес и горы, даже луна и звезды качались в такт мелодии.

Еще эльфы славились ткацким мастерством. Только они во всем Царстве пряли волшебные нитки из паутины, летающей по воздуху, и ткали из них удивительной красоты полотна. Их изделия были тонкими и прозрачными, нежными, как дуновение летнего ветерка. У Василисы было несколько шарфов и халатов, сотканных эльфами. Некоторые ее подруги жаловались, что в их Царствах живут злые эльфы, у которых любимое занятие — играть в войнушку, чтобы постоянно доказывать свое превосходство. Но Василиса прочитала много книг, и поэтому прекрасно понимала, что сказки все разные, одни и те же персонажи в них могут обладать разными качествами и характерами. А им повезло, у них жили эльфы милые и добрые.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.