Илоты безумия

Чергинец Николай Иванович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Илоты безумия (Чергинец Николай)

Глава 1

Прошедший день был напряженным и чертовски нервным. Наверное, поэтому Эдвард не стал смотреть вечерний выпуск теленовостей и сразу завалился спать.

Джанина, заглянув в его комнату и убедившись, что муж уже уснул, прикрыла поплотнее дверь, вернулась в свою комнату и, приглушив звук телевизора, удобно устроилась на низком мягком диване. Она решила досмотреть по шестому каналу фильм, а затем ложиться спать. Фильм был легким, музыкальным и несколько притуплял тревогу за мужа, который через несколько дней отправлялся в далекую командировку.

Они были женаты пятнадцать лет, и годы совместной жизни приучили ее не приставать к мужу с расспросами. Эдвард был разведчиком, и судьба не единожды бросала его в самые неожиданные места. Даже дети понимали, что отец вынужден жить как бы двойной жизнью. Почти все, что касалось его службы, оставалось за чертой семейных разговоров…

Вдруг Джанина напряглась, почудился какой-то посторонний звук.

«То ли из кухни, то ли из детской? — подумалось ей, но через минуту она успокоилась. — Ведь дети у бабушки с дедушкой, а Эдвард спит», — Джанина, плотнее укутав ноги в теплый мохеровый плед, стала смотреть на экран.

Прошло еще несколько минут, и посторонний звук послышался снова.

«Неужели Эдвард встал?» — сунув ноги в домашние тапочки, она направилась через небольшой зальчик в спальню мужа. Дверь была приоткрыта.

«Встал-таки», — подумала она и заглянула в спальню. При тусклом свете уличных фонарей, проникавшем в спальню, увидела, что Эдвард лежит в той же позе. Тихо позвала:

— Эдвард, ты вставал?

Муж не ответил. Джанина приблизилась к кровати и наклонилась. Эдвард ровно, спокойно дышал во сне. Молча пожав плечами, Джанина вышла. Снова прикрыла поплотнее Дверь и тут ясно услышала, что в кухне течет вода. Рука привычно нащупала выключатель, и яркий электрический свет осветил широкий, обшитый бордовой тканью, коридор. При входе в кухню снова щелкнула выключателем. В большой, чистой, уютной кухне никого не было, но из крана струйкой лилась вода.

«Интересно, кто у нас рассеянный?» — улыбнулась Джанина, думая о муже, и, закрыв кран, направилась к телевизору. Села на диван и зевнула:

— Нет, не досмотрю. Буду спать.

Она прошла в свою комнату и, улегшись в свежую, чуть прохладную постель, сразу же почувствовала приятную истому наступающего сна. Прошло еще немного времени, и Джанина, выключив ночник, уснула.

Их большой двухэтажный дом погрузился во тьму.

Казалось, что может случиться на тихой, уютной улице на окраине американского города Лэнгли? В этом районе даже преступные шайки боялись появляться. Многие знали, что здесь проживает немало тех парней, которые работают в спецслужбах, и даже неопытному глазу сразу же было видно, что по этим спокойным улицам чаще, чем где-либо в городе, проезжают патрули, да и сугубо гражданские лица в машинах с частными номерами подозрительно поглядывают на прохожих, настороженно следя за проезжающими автомобилями.

Мистер Геллан спал крепким, глубоким и спокойным сном. Вдруг послышался легкий щелчок, и на прикроватной тумбочке зажегся ночник. Эдвард открыл глаза, долго непонимающе смотрел на высокого, худощавого мужчину, одетого в строгий черный костюм, белую рубашку и темный галстук. Затем на мгновение закрыл глаза и тут же со страхом снова открыл. Его охватил ужас.

— Адамс?!

— Да, я, здравствуй. Можно присяду здесь? — пришелец взял со стула книжку, которая лежала со вчерашнего дня, и сел…

— Но ведь ты же?.. — Эдвард боялся закончить фразу. Еще бы! Ведь прошла ровно неделя, как Адамса похоронили. Эдвард сам был на его похоронах, хорошо помнил эту траурную процессию.

Адамс смотрел прямо в глаза, и Эдвард цепенел от ужаса. Глаза Адамса были открытыми, но… мертвыми. В них отражался свет настольной лампы — и все. Зрачки неподвижны, глаза словно стеклянные: смотрят на собеседника и ничего не видят. По бледному лицу пробежала тень, и он спокойным, каким-то металлическим голосом произнес:

— Ты хочешь сказать, что я умер? Да, ты прав. Я даже знаю, в какой церкви меня отпевали. Ты стоял сзади моей жены, а когда выходили, ты поддерживал ее под руку.

— Извини, я ничего не понимаю… — Эдвард подыскивал слова: — Но ведь ты же умер…

— Ну и что? Я пришел тебя проведать и попить воды.

— Сейчас, сейчас… — Эдвард поспешно спустил на пол ноги. — Я сейчас принесу тебе воды.

— Не беспокойся, я сам попью. Я же знаю, где у вас кухня. Мне Джанина помешала, и пришлось уйти с кухни.

Адамс встал и, ступая негнущимися ногами, медленно направился к дверям. Эдвард четко увидел у него на затылке комочки земли.

— Господи! — он бессильно откинулся на подушку.

Было слышно, как Адамс протопал по коридору, и до слуха Эдварда донесся шум воды из крана.

Через минуту Адамс снова вошел в комнату. Он смотрел пустыми глазами перед собой, и казалось, что идет слепой человек. Он опять взял со стула книгу, которую, когда вставал, положил туда, и, не глядя, опустил ее на ковер. Сел и тихо заговорил:

— А ведь ты, Эдвард, спал с моей женой. Я это чувствовал. Как вы ни старались скрыть, я все знал. Я буду ждать ее…

Эдварду хотелось закричать, позвать Джанину, но голос пропал. Он только втиснул голову в подушку и чуть слышно прошептал:

— Да, это правда, но я хотел… Это случилось совсем неожиданно, я даже не думал… Она попросила подбросить ее утром к центру… Мы разговорились, решили вместе поужинать…

— Я знаю. В этот момент наше судно шло ко дну, я упал в океан, захлебнулся и начал тонуть. Но Богу было угодно, чтобы я возвратился на этот свет. Прежде чем снова дать мне жизнь, он показал мне вас. Вы лежали в моей постели. Оба были голые, она отдавалась тебе, лежа сверху. Я помню твое лицо. Ты был доволен, Эдвард… Видишь, как бывает: тогда Господь не дал мне умереть, но затем я ушел-таки в мир иной.

Глаза Адамса были по-прежнему пусты и направлены в угол. Наступила напряженная тишина. Эдвард сунул руку под одеяло и сильно ущипнул себя. Боль подтвердила: нет, это не сон. Он виновато сказал:

— Адамс, поверь, все это случайно.

— Случайностей не бывает, все — закономерность. И даже то, что я дважды умирал, оказывается, тоже закономерность, — казалось, что в этот момент Адамс думал о другом. Неожиданно он встрепенулся: — Ладно, мне пора.

— Не уходи! — неожиданно для себя попросил Эдвард. — Поговори еще со мной. Мне кажется, что все это сон. Скажи, я сплю?

— Нет, Эдвард, это не сон.

— Тогда как же ты оказался здесь?!

— А кто тебе сказал, что душа умирает?! Захотелось тебя увидеть. Хотя мы и не были с тобой друзьями, не правда ли? Просто знакомыми. Я ухожу. Спи!

Адамс протянул руку к настольной лампе и выключил свет. Эдвард слышал, как он шел по коридору, затем чуть слышно скрипнула дверь, и в доме наступила тишина. Голову окутал туман, сознание потускнело, и Эдвард, словно выполняя команду Адамса, уснул.

Ровно в семь в спальню вошла Джанина. Она уже успела принять душ и приготовить завтрак.

— Милый, подъем! Тебе сегодня к восьми! — громко сказала она и, наклонившись, поцеловала.

Эдвард вздрогнул, открыл глаза и растерянно посмотрел на Джанину.

— Я что, испугала тебя? — улыбнулась и нарочито строго приказала: — А ну, господин майор, потрудитесь встать и получить выговор.

— За что?

— Как за что?! А кто в кухне вчера не закрыл кран?

— Какой кран?

— Ты что, с луны свалился? Обыкновенный во-до-про-вод-ный кран! Я перед сном его закрывала, из него же вода лилась. Что, скажешь, не твоя работа? Домовой все это натворил?! И что это у тебя за привычка появилась — книгу на пол бросать? — она подняла книгу и положила на стул.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.